Партнеры Живи добром

Художник жизни – клоун Карандаш


Цирк. Для каждого это место значит что-то своё: либо особенное, либо безразличное место. Все дети обожают бывать в этом сказочном полным трюков «Храме смеха и веселья».

Когда вспоминаешь детские счастливые дни в цирке, думаешь о чём-то тёплом и приятном. Податливые дикие звери, отзывчивые и чуткие клоуны-друзья – они от души радуются со своими зрителями как в первый раз новому трюку или репризе. В современном мире по-разному относятся к цирку и клоунам. На сегодняшний день ребят интересуют опасные приключения акробатов и дрессировщиков, которые находятся один на один в клетке со львом, или даже несколькими львами. Безусловно, легендарным остаётся Слава Полунин с его фееричными шоу и загадочными пантомимами, которыми он радует нас время от времени.

ХХ век подарил миру прекрасного актёра, народного артиста театра, великолепного человека с хорошим юмором и добрым сердцем – Михаила Николаевича Румянцева, известного многим под псевдонимом «Карандаш».

Михаил Румянцев

С детства Михаил румянцев любил книги, забавные истории и придумывал занимательные игры для себя и друзей. Детство и юность проходили для него в нестабильной обстановке: постоянно приходилось искать деньги на пропитание и хоть какую-нибудь стоящую работу. После революции, когда наступил голод, он в поисках лучшей жизни отправился в путешествие по городам России. В 1922 году устроился художником-плакатистом в Старице, Тверская область. К весне следующего года интерес к представлениям у публики начал пропадать, и актёрам приходилось уезжать. Однако, образовалась одна небольшая труппа из семи артистов и одного суфлёра, и Румянцеву предложили в ней работу помощника, который выполнял функции плакатиста, кассира и билетёра, помощника за кулисами.

Летом 1926 года приезд Михаила Николаевича в Москву совпал с посещением города известных киноактёров Мэри Пикфорд и Дугласа Фэрбенкса. Тогда-то молодой человек и почувствовал свою причастность и тягу к миру сцены. Уже осенью он поступил на курсы сценического движения, которые тогда проводила сестра знаменитой поэтессы Марины Цветаевой – Валерия Цветаева – преподаватель по акробатическому движению, художественному танцу и художественной гимнастике. В 1927 году Румянцев поступил в школу Циркового искусства в класс акробатов-эксцентриков. Экзаменаторы и преподаватели первое время не видели особого таланта у студента, однако, многие замечали его усердие и старание. Румянцева больше всего пугала практика и огромное количество зрителей, которые будут смотреть на него во все глаза. Марк Местечкин, будущий главный режиссер Московского цирка на Цветном Бульваре, всячески поддерживал юного комика и видел изменения в его характере выступлений по мере того, как тот развивался и прилагал всё больше усилий.

Михаил Румянцев

От училища Михаила отправили на практику ковёрным клоуном, ему приходилось заполнять технические паузы во время постановок. Поначалу он очень стеснялся, но уже тогда понимал, что традиционный буффонадный клоун потерял свою актуальность. Он искал новый персонаж и новую сатиру. Во время практики он примерил на себя маску «Рыжего Васи»: выступления пока ещё были немного не такими поражающими, но публика всё больше питала к нему симпатию. После этого Михаилу Румянцеву полюбился образ Чарли Чаплина. Ведь именно тогда начал набирать оборот «шоу-бизнес», а имя Чаплина звучало во всех странах, и проще всего заработать себе успех и сбережения можно было именно на имени популярного актёра-мима. Позже Румянцев говорил: «…наверное, клоун начинается в тот момент, когда почувствует на арене свой успех. Это лучший его ориентир». Так, собственно, и произошло. Михаил Румянцев постоянно искал свой образ, читал книги по карикатуре, юмору, изучал философские проблемы бытия, чтобы показать событийную жизнь людей. Ведь клоуну нужен успех именно здесь и сейчас, так как искусство его живёт только с ним и в тот момент, когда происходит положительный контакт между артистом и зрителем.

С каждым новым трюком, новой постановкой актёр цирка становится более разнообразным, подвижным и пластичным в передаче нужного образа. С начала 1930 годов он начал обращаться к пародии, искать жанры сатиры, которые подходят ему больше всего. С 1934 года он решил именовать себя Каранд’Аш, увидев однажды псевдоним французского карикатуриста Эммануэля Пуара. С 1936 года в помощники взял себе черного лохматого пса по кличке «Клякса», которую придумала его любимая жена Тамара Семёновна, его верный помощник и друг. Он без дублёров участвовал в самых трудных номерах: жонглёров, гимнастов, канатоходцев, и многих других. До шестидесяти лет выполнял все трюки сам.

Михаил Румянцев точно знал, что к лицу его комическому персонажу. Все эмоции, которые хочет воспроизвести «Карандаш», непосредственно связаны с нравом клоуна, его художественной наполненностью и живостью души. Характер у Михаила Румянцева справедливый, добрый и комедийный.

Михаил Румянцев

Помимо цирка, «Карандаш» снимался в кино и писал книги. Так, в 1939 году вышла картина «Высокая награда», а в 1941 году «Старый двор». Выходили и фильмы о «Карандаше»: «Карандаш на льду», «Самоуверенный Карандаш» и, конечно, экранизированные выступления со спектаклей. Одним из самых излюбленных выступлений стал «Случай в парке».

Отрывок из книги дочери Румянцева Нины Михайловны говорит о ситуации, сложившейся в одно прекрасное утро: «…Сторож подметает аллейку. Появляется человек в большой серой кепке, с тазом и берёзовым веником в руках. Распаренный в бане, он хочет посидеть на скамейке, отдохнуть. Сторож прогоняет его. Но человек в большой кепке – настойчивый человек. Он пробирается в парк и садится на выкрашенную скамейку. Теперь и его костюм, и руки, и кепка – всё в зеленой краске. И человек, чтобы вытереть руки, достаёт из таза мочалку. Но роняет мыло. Скользкий кусок, будь он трижды неладен, выскальзывает из его рук несколько раз. И несколько раз человек поднимает его, пока... пока нечаянно не задевает и не опрокидывает статую Венеры. Венера разбивается на куски. Как он ни пытается сложить статую, у него ничего не получается. Да чёрт с ней, с этой идиотской статуей, подумаешь, Венера Милосская! Тут, чего доброго, сторож объявится. Человек трусливо оглядывается. Он спешит скрыться. Он запутался в своих подтяжках. Он прищемил ногу. Он... Так и есть — шаги и свистки сторожа. И человек быстро находит выход. Он взбирается на пьедестал и принимает позу! Чем не Венера Милосская?! Правда, в серой кепке...».

Своеобразный разговор клоуна об искусстве, где он показывает, как люди в повседневной суете не замечают прекрасных предметов и самой жизни. Даже в этом небольшом кусочке зрителю открывается необыкновенная сатира. Клоун говорит о вечном, о том, что человек слишком ограничивает себя, не желая замечать окружающего мира. Иногда так происходит из-за власти, иногда из-за работы, но большей частью из-за себя самого. И это уже не сиюминутная проблема, а проблема всего человечества и сегодня и завтра, и спустя множество столетий.

 


Елена Зверева




 

Рекомендуем

«Сюрреалист – это я!» Сальвадор Дали
Махмуд Эсамбаев — народность, выраженная в танце.
Фестиваль "Пространство режиссуры." Второй день
Linda Farrow – эпоха экспрессии
Кино. Теория и практика Сергея Эйзенштейна
Клод Моне. Объятый впечатлением
Harry Winston. Бриллиант без огранки
Ким Кэттролл. Сексуальная на экране и в жизни
Статуя Давида работы Микеланджело - грандиозное воплощение силы и свободы
ПРИТЧА "МУЗЫКАНТ, КОТОРЫЙ ИСКАЛ ВОСЬМУЮ НОТУ"