Партнеры Живи добром

Памяти Карузо


Сложно представить, что фраза «когда он поет нужно закрыть глаза и открыть уши» относится к величайшему оперному певцу Энрико Карузо, но она в свое время была адресована именно ему. Он не был красивым человеком, обладал внешностью типичного неаполитанца. Про него еще говорили – черноволосый мужчина с грустными глазами. Он жил полной жизнью – обожал выпить с друзьями, выкуривал тридцать сигарет в день и не упускал ни одного возможного свидания с женщиной. Даже во время своей совместной жизни с гражданской супругой Адой Джакетти он позволял себе маленькие шалости, которые не считались у неаполитанцев, да и у всех итальянцев, изменой, но одна из них все же сыграла с Карузо роковую роль, но об этом чуть позже. 


Энрико Карузо


Энрико Карузо родился в солнечном Неаполе 25 февраля 1873 г. в семье рабочих. Он был старшим из семи детей, четверо из них ушли из жизни еще в детстве. Рано начал зарабатывать, уже в 14 лет трудился вместе с отцом на литейном заводе. Его любовь к музыке проявилась еще в раннем возрасте - он прошел обучение трем классам в церковно-приходской школе, где большее внимание уделялось не наукам, а пению, становится там первым альтом и получает 5 лир в месяц. Понимая, что его любимое дело может стать основной профессией, становится уличным музыкантом, зарабатывая мелочь. Один случай в жизни Карузо переворачивает всю его судьбу, ведь он встречается с Гульельмо Верджине, профессором пения. Возможно, это был первый человек, поверивший в будущего кумира миллионов, ведь он активно вкладывается в него – устраивает его общеобразовательную школу и постоянно занимается с ним вокалом.

   

 Дебют великого певца состоялся в 22 года, 24 декабря 1895 г. в маленьком неаполитанском театре. Перед выступлением в своей гримерке он обложился всевозможными африканскими амулетами, а в центре поместил портрет матери, ведь тогда он смертельно боялся сцены. Его первое восхождение на театральные подмостки закончилось оглушительным…провалом. Но Карузо все-таки заметили, он был приглашен в состав итальянской труппы тогда его и ждал большой успех! Потом были такие же успешные гастроли в России, Берлине, Вене. Наконец, и земляки осознали всю гениальность Карузо и пригласили его в знаменитый неаполитанский театр «Сан-Карло». 


Певец с радостью принял приглашение, надеясь взять реванш, но его не получилось. Несмотря на то, что все билеты были раскуплены, зал был полон, Карузо успел протянуть лишь одну ноту, как услышал неодобрительный свист. В тот самый момент он поклялся перед статуей Святого Януария, покровителя Венеции, что больше никогда не будет петь в неаполитанских театрах, свое слово он сдержал до конца жизни. На вопрос, почему он больше не будет выступать в своем родном городе, Карузо ответил: «Хороша сцена Рождества, но плохи в ней пастухи», что означало – «Хороши неаполитанские пейзажи, но обитатели в ней не так уж и хороши».


Энрико Карузо

   

В 1901 году после выступления в миланском театре «Ла Скала», он завоевывает успех у испанской публики. Местные критики отметили его собственный неповторимый исполнительский метод, красоту тембра и экспрессивную игру, эти компоненты и составляли его непохожесть на других, ведь красивых голосов много, но не все они могут запомниться. Тогда же состоялось его знакомство с русским басом Федором Шаляпиным, которое впоследствии переросло в крепкую и долгую дружбу. В 1903 году он прибывает в Америку, где становится настоящей звездой. В то время в Италии даже придумали термин «американатто», который означал славу, растущую как на дрожжах. 


Некоторые говорили, что Энрико Карузо становится американизированным, певец ответил обидчикам в своей непревзойденной  неаполитанской манере: «Это не они меня американизируют, а я италиизирую Америку». И сейчас оперные певцы признают, что труднее всего понравиться в Италии, так как эта публика наверное самая капризная из всех, легче всего стать любимчиком в Америке, ведь им нравятся все. В те дни, когда певец должен был выступать в американском «Метрополитен-опера», зрители занимали свои места с утра и, чтобы не умереть с голоду к девяти часам вечера, брали с собой съестные припасы. Почти на двадцать лет Карузо становится ведущим солистом «Метрополитен-опера».

   

В оперном мире, как известно, баритоны играют обманутых мужей, басы исполняют роли злодеев, а тенора счастливых (лирический тенор) или несчастных (драматический тенор) любовников. На сцене он побывал и лирическим, и драматическим тенором, впрочем, как и в реальной жизни. В 1897 году Энрико Карузо знакомится со своей будущей гражданской супругой Адой Джакетти, которая также была оперной певицей. Как уже упоминалось выше, певцу были не чужды кратковременные маленькие шалости. 


Они прожили десять лет вместе, пока Ада не застала свою сестру с Карузо в одном гостиничном номере, их разрыв был неизбежен. Она сбегает от него с их личным шофером. После разлада певец сильно меняется – он начинает пристально следить за своим здоровьем, его мучает страшнейшая мигрень. В 1920 году на выступлении в Бруклине у него началось кровотечение из горла. Весь хор передавал ему платки, которые за минуту впитывались кровью тенора, но он продолжал петь, это был настоящий подвиг. 


Энрико Карузо

   

Врачи настаивали на поездке в Италию, они уверяли, что только средиземноморский воздух может излечить тенора. Он отправился туда со своей первой законной женой американкой Дороти и с дочкой Глорией. Они должны были поехать в Рим на операцию, но певец настоял на остановке в родном Неаполе. Семья остановилась в отеле «Везувий», спустя четырнадцать дней глава семейства скончался в жутчайшей агонии. Трагический исход был вызван гнойным плевритом. Это случилось 2-го августа 1921 года, ему было 48 лет. Он поклялся не приезжать в этот город, чтобы петь, но приехал в этот город, чтобы умереть. Его тело было забальзамировано и выставлено на постамент, в это время Италия и Америка решали, где певец должен быть захоронен. Спор продолжался девять лет, в итоге – тело решили предать неаполитанской земле.

   

Великий тенор Карузо помимо музыки увлекался рисованием, его шаржи на друзей и известных людей были искрометны и точны. Друзья утверждали, что если бы он не стал певцом, то был бы отличным карикатуристом. Певец обладал великолепным чувством юмора, когда он выступал в одном из итальянских театров, в него запустили кочаном капусты, он не растерялся и парировал: «Я вижу, что кто-то уже потерял голову из-за моего пения!». Он любил кино и даже снялся в двух картинах, оставил после себя богатое наследие: спел в восьмидесяти операх ведущие партии, передал своим почитателям около трехсот записей на грампластинках. Вошел в книгу рекордов Гиннеса, как первый в истории грамзаписей исполнитель, чья пластинка разошлась миллионным тиражом. Несмотря на не очень хорошее отношение неаполитанцев к нему, каждый свой концерт он заканчивал неаполитанскими песнями. Однажды у Энрико Карузо спросили, какими качествами необходимо обладать для того, чтобы стать великим певцом, он ответил: «Надо иметь широкую грудь, большой рот, отличную память, ум, много труда и еще кое-что в сердце»… 



Анна Малинина


 

Рекомендуем

Кино. Премьера. "Братья из Гримсби"
Константин Батюшков. Опыты в стихах и прозе
Стив Джобс.Философ современности
«#ЧТОЧИТАЕТСТРАНА»
Забытая коллекция John Galliano Fall-Winter 2011-2012
Шарль Пьер Бодлер. Жизнь полная боли
Путь к славе по-Челентановски
Алла Тарасова. Великие тайны великих людей
Музыка, достойная Оскара
Марчелло Мастроянни - сердце Италии