Партнеры Живи добром

Герман Мелвилл. Матрос, таможенник, писатель


Герман Мелвилл прожил жизнь достойную своего пера. Он  сам был  первым своим героем. Матрос- китобой , живший среди племени людоедов.   Кажется этого уже достаточно. Но это лишь малая толика его судьбы.  Восстание матросов, тюрьма на Таити.  Мелвилл родился в семье состоятельного человека, которого постигла участь многих того сложного времени- разорение.  Маленький Герман вынужден был работать, чтобы свести концы с концами. Жажда к обучению вспыхивала  у писателя на протяжении всей жизни. 


мэлвин изменение.jpg


Как говорится все, что ни делается к лучшему. Кто знает,  стал бы полностью довольный жизнью юноша с таким пылом изучать  Руссо, Канта Шеллинга, Эмерсона. А ведь именно они разожгли искру писательства в молодом американце.  Помимо столь любимой философии автор интересовался и психологией, и экономикой, и социологией. Все это, конечно, находит отображение в книгах. Говоря о жизни писателя, как впрочем и любого творческого человека,  поглощенного работой, нельзя отделять биографию и писательство-  все было сплетено в единый тесный узел,  распутать который можно было только перечитывая его романы. Так работе Герман уделял практически целый день, и проживая на своей ферме "Эрроухед"писал утром,  вечером и ночью, делая перерыв только на обед , который ему оставляли на подносе около двери.  История никогда не обходится деликатно со своими творцами, кажется, все события оставляют на них след, так не пощадила она и сына своей эпохи, Германа Мелвилла,  оставив  незаживающие рубцы.  Человеку без детства суждены были и другие испытания в жизни. Долгое забвение,  и даже похороны при жизни. 


Однажды поклонник творчества Мелвилла пытался найти «китобоя» в Нью-Йорке, на расспросы ищущего был получен один ответ: « Да,  был такой писатель .Что с ним теперь -неизвестно. Кажется, умер.» Вот так , несъеденный каннибалами племени Тайпи, он все равно был съеден метафорически –каннибалами,  имеющими одно общее название- обыватель. Хотя надо отметить, порой самому писателю было свойственно отчуждение от толпы, был период, который так и остался в биографии писателя как «молчание Мелвилла».  Длился, кстати, он ни много ни мало- 30 лет. Вернувшись после морских скитаний, наконец домой, Герман практически пришел к тому, с чего начинал. Отсутствие денег и перспектив. Единственное, если в кармане его гулял ветер, в голове роилась масса идей, вдохновленных путешествиями. И эти идеи всегда могли обратиться золотой монетой. 


Первая история, которую он записал, была о жизни среди каннибалов. 


изменения 2.jpg


Проводником  в мир творчества стал брат писателя Гансворт, который отдал рукопись английскому издателю Джону Меррэю. Два с половиной года прошло с момента, когда брат  смело открыл дверь в издательство,  до его публикации. Это было сродни профессиональному признанию. Предложения посыпались как из рога изобилия. Поручительство Меррэя было лакмусовой бумажкой, билетом, по которому он уже свободно поднимался дальше по ступенькам литературной стези. В финансовом плане каждая ступенька скорее вела только вниз-  деньги не держались в кармане Мелвилла, как впрочем и у других его коллег по перу в того время. Им зачастую приходилось быть только выходными литераторами, в будни будучи кем- угодно: дипломатами, смотрителями порта, но только не писателями. Или,  например, как Генри Мелвилл-человек яркой судьбы ,  умерший как чиновник таможенного дела. В конце жизни никто и не вспомнил о нем, а теперь его ставят в ряд с Ирвингом, Купером, По, Готорном и Уитменом. И сотни жадных мелвиловедов набрасываются на каждую новую крупицу информации о писателе, как акулы на кусок свежего мяса. 



Кузина Полина



 

Рекомендуем

Алексей Лосев: «Я не великомученик, а боец»
«ТОпоТ» в Культурном центре ЗИЛ
«Ровесник века»: начало творческого пути Бориса Ефимова
MBFW Russia осень-зима 17/18. Day 4
Памяти Карузо
Акционизм: что это?
Ульяна Лопаткина - «икона» русского балета
Мужские подарки. Что подарить человеку, у которого всё есть?
По моде. AW 2017 COVERME by Olga Pl?nkina
Кино. Личность. Вячеслав Тихонов