Партнеры Живи добром

Николай Карамзин: «Где нет любви, нет и души»



В 1766 году в семье симбирского помещика Михаила Егоровича Карамзина рождается мальчик Николай. Он с детства увлекается старинными романами, склонен к мечтательности и фантазированию. Он получает прекрасное домашнее образование, согласно желанию отца поступает на военную службу, однако вскоре отказывается от военной карьеры. В 1789-1790-х годах Николай Карамзин предпринимает поездку по Европе: посещает Канта в его неизменном Кенигсберге, затем оказывается в Париже, где застает французскую революцию. 


Николай Карамзин


Юный Карамзин увлечен светлыми идеалами гуманизма, вдохновлен «свободой, равенством и братством», он вступает в масонскую ложу и пишет адресованную Екатерине II оду «К милости», за которую едва не попадает под арест.


Пока доверенность к народу 
Видна во всех твоих делах, — 
Дотоле будешь свято чтима, 
От подданных боготворима 
И славима из рода в род. 
(отрывок из оды «К милости»)

Тем не менее, в масонской ложе Карамзин знакомится с известными в то время писателями, и сам начинает творческую деятельность. Он издает книгу о своей поездке в Европу, «Письма русского путешественника», которую ряд ученых считает первым произведением, относящимся к современной русской литературе. После следуют сборники «Аглая, «Пантеон иностранной словесности» и другие. На страницах этих книг – новая эпоха: величавый и громоздкий классицизм с его хвалебными одами уступает место сентиментализму. Герои Карамзина начинают плакать – но не от умиления пред ликом государя, нет! – плакать от собственных горестей. Он впервые обращается к духовному миру персонажей, к простой жизни народа, его мыслям и чувствам. Именно Карамзин поворачивает литературу в сторону отдельного человека с его радостями и переживаниями, он же первый взывает и к чувствам читателей: дамы льют слезы над «Бедной Лизой». Да что там слезы – благодаря Карамзину русские люди впервые начинают читать на русском языке! До этого в высших слоях общества гораздо более был распространен французский. Неудивительно, что Карамзин замечает невозможность нахождения в русском языке эквивалентов ряду иностранных слов. Он становится реформатором языка: в обиход входят такие слова, как «влюбленность», «ответственность», «достопримечательность», «вольнодумство».  Из этого следует риторический вопрос: а не стал ли Николай Карамзин невольным начинателем русского вольнодумства, до него бывшего исключительно французским?


В 1803 году Карамзин публикует свою историческую повесть «Марфа-посадница, или Покорение Новагорода», после чего Александр I, ставший уже к тому моменту новым императором, дает ему звание историографа. С тех пор Карамзин оставляет литературу и журналистику и углубляется в написание «Истории государства Российского», одиннадцать томов которой выходят при жизни Николая Михайловича. Двенадцатый том после смерти Карамзина дописан его друзьями. Кто до Карамзина знает российскую историю? Однако благодаря литературному языку и изящному стилю «Истории», ею вскоре зачитываются в каждом доме, а многие даже могут цитировать наизусть целые отрывки. Тем не менее, эпиграмма А. С. Пушкина неумолимо гласит:


В его «Истории» изящность, простота

Доказывают нам, без всякого пристрастья,

Необходимость самовластья

И прелести кнута.


Действительно, к концу жизни Карамзин становится совершенным консерватором, глубоко убежденным в том, что существующий порядок не нужно менять, а власть монарха должна оставаться абсолютной, что Николай Михайлович и старается всячески показать читателю в своей «Истории». Еще при жизни Карамзин сталкивается с большим количеством критики в свой адрес. Современники говорят, что литературные приемы и взгляды его устарели, что, в конце концов, устарел он сам. Один из литературных деятелей, Н. А. Полевой, называет Карамзина «писателем не нашего времени».


Прав ли он? Кто же такой Николай Михайлович Карамзин: великий реформатор русской жизни, существенно обогативший родную речь, положивший начало современной русской литературе и открывший государству российскому его собственную историю, или закоренелый консерватор, от юношеского свободолюбия отвернувшийся в сторону поддержки самодержавия, и загоняющий многолетний великий труд в узкие рамки собственных взглядов?


На этот вопрос нельзя ответить однозначно. С детства воспитанный в гуманизме, в любви к человечности (слово, также введенное Карамзиным), он одушевил русскую литературу. 


Николай Карамзин


Он впервые сосредоточился на индивидуальности человека, на его чувствах и внутреннем мире. Он вдохнул новую жизнь в русский язык, заполнив образовавшиеся в нем со временем пустоты новыми словами. И хотя Карамзин и не был первым российским историком, именно он первым сблизил русского человека с его историей.


Что же с отходом от либеральных идей к консерватизму? Возможно, в перемене взглядов Карамзина оказалась виновата французская революция и то, что за ней последовало. Увидев реки крови, в которые обратились свобода, равенство и братство, разочаровался ли он? Старался ли найти ответы на свои вопросы в масонской ложе? «Где нет любви, нет и души», – пишет Карамзин в своей «Истории государства Российского». Показались ли ему ранее привлекательные идеи бездушными, погибшими под лезвием гильотины вместе с другими обреченными? 


В таком случае, ответ на выше поставленный вопрос заключается в том, что, как и все люди, Николай Михайлович Карамзин искал нечто бессмертное. И, возможно, сам не зная того, нашел. И изложил в двенадцати томах.



Рогожникова Надежда


 


 

Рекомендуем

PUBLIC TALK c Гариком Сукачевым, Михаилом Ефремовым, Ольгой Свибловой и Игорем Верещагиным
Это наш район ("Притяжение" реж. Ф. Бондарчук)
Василий Суриков. «Сибирский медведь» русской живописи
Гас Ван Сент. «Моя личная нирвана»
Ангелина Вовк. Она может удивить вас!
Рустам Хамдамов. Нельзя быть великим и брать за это деньги
«Из скромного композитора в культового гения поп-индустрии»
Перформанс как феномен современного искусства
Мэри Пикфорд: «Шоу должно продолжаться»
Апостол цвета — Леон Бакст