Партнеры Живи добром

Уильям Моррис: эстетика и гармония жизни


Уильям Моррис был чрезвычайно разносторонним человеком. Поэт, художник, дизайнер, социалист – в нем сочетались самые разные направления деятельности.

Моррис родился в 1834 году в Уолтемстоу – пригороде Лондона. Семья Уильяма была обеспеченной, он рос в богатом викторианском обществе. Семья подарила Моррису безоблачное детство - мальчик вырос в живописной местности.

Как и отец, он восхищался культурой Средневековья, вместе они посещали известные достопримечательности – Кентерберийский собор, охотничий замок Елизаветы I. Уильям увлекался рыцарскими романами, в частности, произведениями Вальтера Скотта, чьи книги к семи годам он практически выучил наизусть.

1.jpg

Следующей важной ступенью в жизни будущего поэта и художника стала учеба в Мальборо Колледже и Эксетер Колледже в Оксфорде. В колледже он знакомится с Эдвардом Берн-Джонсом, живописцем и иллюстратором, который впоследствии станет известен своими созданием витражей.

Общие интересы превратили их в друзей, они были увлечены Средневековьем, Трактарианским движением (религиозное общество, выступавшее за возврат к первоначальным аспектам христианской веры), путешествиями. Чуть позже Моррис начинает сотрудничать с Данте Россетти, известным английским поэтом, художником и переводчиком.

Вместе они работают в журнале Oxford and Cambridge Magazine, создателем которого стал сам Моррис. Этот журнал продолжил традиции «Ростка», созданного Братством прерафаэлитов, куда входил Россетти, и в нем публиковались стихотворения Морриса, статьи по искусству и литературе. Журнал оказался не очень успешным – вышло всего двенадцать номеров.

4.jpg

Однако сотрудничество с прерафаэлитами привело к изданию известного сборника «Защита Гвиневеры и другие стихи» в 1858 году. Моррис также пробует себя в качестве художника, однако Россетти осмеивает его попытки. Единственной наиболее известной картиной Морриса стала «Королева Гвиневра», натурщицей для которой стала его будущая жена Джейн Бёрден.

Джейн выросла в бедной семье (неграмотная мать-служанка и отец-конюх). Познакомившись с прерафаэлитами, она стала настоящим идеалом женской красоты, который они воплотили в своих картинах: «Она прекрасна во всём. Представь себе высокую, худощавую женщину, в длинном платье из ткани цвета приглушённого пурпура, из натуральной материи до последнего шнурка, с копной вьющихся чёрных волос, ниспадающих крупными волнами по вискам, маленькое и бледное лицо, большие тёмные глаза, глубокие и совсем суинберновские, с густыми чёрными и изогнутыми бровями, высокая открытая шея в жемчугах», - так писал о Джейн друг семьи.

Взяв Джейн в жены, Уильям принялся за ее образование – она выучила несколько иностранных языков, научилась играть на пианино и приобрела светские манеры. После свадьбы семья поселилась в «Красном Доме», получившем свое название из-за неоштукатуренных стен, в графстве Кент. В обустройство этого дома Уильям вложил все свои силы.

3.jpg

В этот период жизни Уильям не занимается живописью, он работает над развитием своей фирмы по производству мебели, обоев, гобеленов. Мануфактура стала для него воплощением мечты об эстетике и гармонии: он не признавал конвейера и механизации, видя идеал в средневековом производстве, когда творец был как создателем идеи, так и человеком, воплощавшим ее в жизнь.

Моррис стоял у истоков возрождения ткачества - он экспериментировал с материалами, красками, дизайном. Средневековье определило стиль, в котором он работал: орнамент напоминает древние гобелены с элементами готики. Одним из источников вдохновения для него была природа.

Моррис считал, что пейзажи Англии предоставляют отличные идеи для декора. Самые первые обои, которые он придумал, художник срисовал с куста роз в собственном саду (а с птицами ему помог друг-архитектор Филипп Уэбб). Уильям считал, что возможность украсить дом, сделать его уютным, должна быть доступна человеку любого достатка. Тем не менее, стоимость производства гобеленов и мебели оказалась достаточно высока, поэтому интерьеры, оформленные Моррисом, могли себе позволить только обеспеченные люди.

5.jpg

Его стиль не сразу вошел в моду, но запоминаемость и оригинальность сделали свое дело. Про Морриса говорили, что он «способен работать за десятерых» - он действительно был очень разносторонним человеком, мог самостоятельно облицевать камин и работать на ткацком станке.

Внешне Уильям Моррис выглядел как широкоплечий, небольшого роста человек, с уверенной походкой и прямой спиной. Он обладал хорошим здоровьем, и был чрезвычайно силен. Иногда его даже принимали за бывшего моряка.

В середине 70-х годов девятнадцатого века Моррис увлекся политикой. Он критиковал капиталистическое общество, целью которое являлось только получение прибыли и накопление богатства, читал на эту тему лекции. В 1883 году он вступил в первую социалистическую партию Великобритании. Будучи ее активным членом, он всячески способствовал распространению социалистических идей – печатал брошюры, проводил встречи, издавал журнал.

6.jpg

К началу 90-х годов в партии главенствующее положение заняли анархисты и Моррис окончательно ушел. Результатом политической деятельности Морриса стала книга «Вести из ниоткуда или Эпоха спокойствия» о гармонии свободного человека и мира, о преображении общества с помощью труда. Критики признавали, что Моррису удалось создать утопическое государство, в котором хочется жить. 

Покончив с политикой, Моррис занялся издательским делом. В «Келмскотт-пресс» процесс создания книги снова был подчинен средневековым традициям: книга изготавливалась вручную, начиная от бумаги, заканчивая шрифтами и переплетом. Целью издателя было не просто печатать книги – он хотел создавать красивые книги.

Незадолго до смерти Уильям Моррис сказал: «Мне не хотелось бы покидать этот мир. Он ведь удивительно радушно встретил меня». Прожив счастливую жизнь, Моррис скончался осенью 1896 года в Лондоне, оставив после себя двух прекрасных дочерей Мэри и Алису, и огромное творческое наследие.


Екатерина Постная



 

Рекомендуем

Благотворительный аукцион «Мир Добра»
Бесконечная история театра имени Е. Вахтангова
Праздник мира Евгения Вахтангова
Айзек Азимов «Три Закона Известности»
Незабытое наследие Эммануила Казакевича
Международный день музыки
Последнее прибежище чистого искусства: в Лондоне открыт первый в мире цирк
Старый друг Оушена – счастливчик Билли
Вааай, какая жэнщина – Софико Чиаурели
Детский инклюзивный фестиваль пройдет в Саду им. Баумана