Партнеры Живи добром

Монстрами не рождаются («Моя девушка – монстр», реж. Начо Вигалондо)


"Моя девушка - монстр"


Когда-то Глория (Энн Хэтэуэй) писала для одного сайта, но ее давно уволили. Найти работу в Нью-Йорке, видимо, сложно, так что девушка вовсю отрывается, посещает сомнительные вечеринки и особо не переживает из-за проблем со спиртным и парнем (Дэн Стивенс), которому уже порядком надоели тусовки спивающейся подружки. Терпение бойфренда подошло к концу, он собирает вещи своей благоверной, и она уезжает из мегаполиса в захолустье, где прошло ее детство. Там Глория встречает одноклассника Оскара (Джейсон Судейкис). Как истинный джентльмен старый приятель ее, конечно, одну не оставит: познакомит со своими собутыльниками и устроит к себе в бар официанткой. Но размеренной жизни в американской глубинке не долго длиться: однажды в Сеуле в 8:05 появляется громадный монстр, крушащий здания и нелепо чешущий макушку. До Глории быстро доходит: она и есть сеульское чудовище, точнее, оно с ней как-то связано. Стоит ей только оказаться на детской площадке в указанное время, как монстр возникает на другом континенте и в точности копирует движения блоггерши в отставке. Вскоре к нему присоединяется гигантский робот. И Оскар ни на минуту не сомневается, что это он.

Мистическую связь, установившуюся между чудищем в Азии и молодой американкой, исследует в своей новой работе «Моя девушка – монстр» режиссер Начо Вигалондо («Открытые окна» с Сашей Грей и Элайджей Вудом). И его исследовательский путь тернист и извилист: из средненького ромкома с влюбчивой красоткой фильм превращается в психологическую драму, а потом и вовсе – в забавное супергеройское кино, и все это идет вперемешку с сеульскими монстрами, бурно выясняющими отношения на экранах телевизоров, смартфонов и планшетов. Комедийная составляющая в ленте, правда, явно проигрывает драме, жесткой и напряженной, но быстро мутирующей в басенку о суперженщине. Тем не менее жанровый замес от Вигалондо получился на редкость увлекательным и нетривиальным. В фильме нет цветущего буйства заезженных клише, возможно, потому что до поры до времени режиссеру удается дозировано выводить на поверхность скрытые детали во взаимоотношениях Глории и Оскара, отчего привычная история походит на разглядывание скелетов в стареньком шкафу, а помещенный в чужеродный контекст штамп уже не видится таким уж избитым и излишне надоедливым, по крайней мере, до финальной сцены.

У Вигалондо мирно сосуществуют женский алкоголизм, домашнее насилие и психологическое давление, аллюзии на внешнюю политику Соединенных Штатов и неустроенность, неприкаянность мечтателей, жаждущих чудовищной власти, одиночество и животная жестокость, зависть, эфемерное чувство вины и всякого рода проблемы с психикой (провалы в памяти у Глории и складирование хлама Оскаром). При этом «Мою девушку…» язык не поворачивается назвать тяжеловесной конструкцией, в которую уже по окончании строительства пытаются ввинтить еще пару шурупов (вдруг без них развалится). Как ни крути, стараться разрешить тупиковую ситуацию при помощи монстров-марионеток на другом конце света, играя с узнаваемыми и болтливыми метафорами, – заход смелый и занятный, и создателям фильма удалось реализовать амбициозный проект на весьма достойном уровне.

Картина в прокате с 27 апреля.


"Моя девушка - монстр"


Елена Громова



 

Рекомендуем

Поэзия — это штука личная. Интервью с Андреем Орловским
Джорджо Вазари. Основоположник искусствознания
Вера Каралли: но то был дивный сон
Андрей Мягков. Любимец Рязанова
Роми Шнайдер. Часто воспоминание самое прекрасное в жизни
С днём рождения, Курт!
Mercedes-Benz Fashion Week Russia ПОКАЗ ЮЛИИ КУПИНСКОЙ
Марлен Дитрих: «Истинная женщина не волнуется — волнует»
Кино. Теория и практика Сергея Эйзенштейна
Beauty-проблемы и решения. Мужская версия.