Партнеры Живи добром

Можно ли прожить без любви?


Погружение в спектакль «Вся жизнь впереди» в постановке театра «С.А.Д.» ощущается с первых же секунд. Сцена и зал представляют собой единое пространство действия. Появляется главный герой. Он садится спиной к залу и дает интервью журналисту. Журналист спрашивает его, кем бы он хотел стать. Герой, он же Момо, отвечает, что хотел бы стать террористом и помогать детям проституток и их матерям.
Сцена из спектакля "Вся жизнь впереди"
Происходит некая инверсия, как бы кино наоборот: Момо начинает повествовать на пленку непростую историю своей еще такой небольшой, но насыщенной жизни.
Он - арабский мальчик, которого совсем крохой отправили во французский приют мадам Розы – женщины, в прошлом легкого поведения, пережившей Освенцим. На протяжении всего спектакля Момо говорит о ней с исключительной теплотой и любовью.
Появление мадам Розы на сцене случается совершенно неожиданно. Главный герой как бы откапывает ее в оранжевом гамаке. На лице мадам тонны косметики, она размалевана, как клоун. Ее тело тучное и неподвижное. Момо помогает ей наряжаться, преподнося все ее безвкусные предметы туалета. Мадам Роза украшает себя, как новогодняя елка. Она уже давно померкла, но пытается держаться. Старость и потрепанность жизнью отражаются в ее удивительно нелепом образе. Ее жизнь была омрачена Освенцимом, где она пережила жесточайшие гонения. Изломанная жизнью, она долгое время провела на улицах Парижа, зарабатывая «древним ремеслом». А со временем открыла пансион для брошенных детей. В пансионе мадам Розы были дети разных национальностей и вероисповеданий. Ко всем она относилась одинаково и каждого воспитывала в духе его культуры. Момо воспитывался вместе с евреем Мойшей и Бананчиком (африканским мальчуганом). Двое последних являются, как бы фоновыми героями, и их лица скрыты масками. Они более напоминают безмолвных мемов.
Сцена из спектакля "Вся жизнь впереди"
Особое внимание Момо уделяет своему учителю – старому мусульманину, который обучает его наукам. Его тело укутано, как в саван, а вместо лица – маска. В первые минуты действа Момо задает вопросу учителю: «Можно ли прожить без любви?» Учитель с болью в голосе отвечает, что возможно. Этот вопрос сопровождает Момо на протяжении всего повествования. Он смотрит на мир, на этот жесткий мир широко открытыми глазами. Герой очень хочет любить, он очень хочет найти свою маму. Несмотря на юный возраст, мальчик уже очень многое понимает, но никого не осуждает. С интересом и дружелюбием он относится к каждому встречному на своем пути. Ему приходится работать, чтобы заботиться о себе и о мадам Розе. Момо совершенно не тяготится этим. Ходит со своим другом зонтиком, выступает перед публикой и пытается заработать тем самым на жизнь.
Мальчик встречает Надин – женщину, озвучивающую фильмы. Она позволяет ему понаблюдать за процессом. Ее слова: «Любовь, бедная моя любовь» звучат настолько живо, что соответствуют внутреннему состоянию героя. Это всего лишь сцена из фильма, но слова идут как бы красной нитью через все повествование.
Увидев, как в студии отматывается кино, и мертвые возвращаются к жизни, Момо начинает думать о «кино наоборот». Он хочет вернуться в прошлое и увидеть свою маму, но видит лишь ее черные сапоги и мини-юбку. К его несчастью, жизнь нельзя перемотать. Однако он знает, что в его жизни есть мадам Роза, которая, любит его как сына, а он любит ее как мать. Он привязан к ней даже больше, чем думает. В конце спектакля Момо опять задает вопрос своему учителю о том, можно ли прожить без любви. Учитель же отвечает, что нет. Возможно, это показывает некие внутренние перемены, произошедшие в душе самого Момо.
Даже после смерти Розы он не может оставить воспитательницу. Момо находят рядом с ее телом. И вот спектакль возвращается к моменту своего начала – интервью главного героя, пережившего столько боли и оставшегося добрым и чистым юношей.
Сцена из спектакля "Вся жизнь впереди"
На протяжении всего спектакля на сцене появляется певица с гитарой. Она исполняет французские романсы. Ее исполнение, такое живое и сочное, наполняет спектакль истинно французским духом. Чувствуется некий надрыв в ее образе. Лицо девушки преисполнено грусти, она как отображение этой суровой реальности улиц, падших женщин и их брошенных детей. Девушка все время наблюдает за действием на сцене с неизменным печально-страдательным выражением лица.
Режиссеру спектакля удалось передать атмосферу той самой жизни «на дне», которая обретает смысл, благодаря любви главных героев. Эта любовь согревает и придает значение даже самому жалкому существованию. Ведь «жить нельзя, когда любить некого».

Анна Некрасова



 

Рекомендуем

23 августа в саду “Эрмитаж” состоялся второй уникальный семейный благотворительный инклюзивный фестиваль «Галафест»
“Black boy” Ричард Натаниэль Райт
Художник жизни – клоун Карандаш
Владимир Немирович-Данченко – новатор русского театра
Лопе де Вега. «Феникс испанского остроумия»
Пресс-конференция, посвящённая открытию X международного конкурса молодых оперных певцов Елены Образцовой
Дни и ночи в объятиях братьев Люмьер
Open Air Фестиваль «Подмосковные вечера» открыл 6-й сезон
Путь к бессмертию или как издать книгу
XXVI МКФ «Послание к человеку». Итоги