Партнеры Живи добром

Николай Рубинштейн – любили, превозносили, но всё-таки забыли


«Как мне живется и как жилось, Вы всегда узнаете из газет».

Николай Рубинштейн


Не вызывает сомнения тот факт, что современная Россия может по праву гордиться своими культурными деятелями. Однако, память человеческая выборочна и отдавая дань уважения одним, мы, зачастую, забываем многих других достойных нашего внимания выдающихся людей.


Центрами русской музыкальной культуры многие годы остаются Московская государственная консерватория имени П. И. Чайковского и Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н.А. Римского-Корсакова. Появление этих учреждений, а с ними и профессионального музыкального образования в России стало возможным благодаря талантам братьев Рубинштейнов, Антона и Николая. 


И, если имя Антона Григорьевича Рубинштейна широко известно (чему во многом способствуют многочисленные творения на композиторском поприще), то имя Николая Григорьевича Рубинштейна незаслуженно находится в тени славы его знаменитого брата.


Братья Рубинштейн


14 июня 2015 года исполняется 180 лет со дня рождения великого артиста. Настало время вспоминать.


Николай Рубинштейн родился 14 июня 1835 года в Москве, в семье купца второй гильдии, православного, по происхождению еврея - Григория Романовича Рубинштейна, предки которого жили в Бессарабии. Мать музыканта - Калерия Христофоровна (урождённая Лёвенштейн), родом из Восточной Пруссии, где, вероятно, она и познакомилась с будущим мужем. Несколько лет семья проживала в приднестровском селе Выхватинец, где родились старшие дети: Яков, Любовь и Антон.


Незадолго до рождения младшего сына Рубинштейны перебрались в Бердичев, а в 1834 году и в Москву, поселившись в доме на Ордынке, в Толмачевом переулке. На первом этаже располагалось, купленное Григорием Романовичем производство карандашей и булавок, а на втором жилые комнаты. Судя по всему, в этом доме и родились младшие дети - Николай в 1935 году и София в 1841-м.


Большое влияние на будущее своих детей оказала мать - Калерия Христофоровна. В молодые годы она смогла получить разностороннее и достаточно глубокое по тем временам образование (в числе прочих наук изучая языки и музыкальную грамоту). Заметив тягу Антона и Николая к музыке, мама сама занималась с ними с раннего возраста. 


В то время как 12-летний Антон, отучившись у матери и будучи уже учеником А.И.Виллуана, гастролировал  по Европе, занятия 4-хлетнего Николая только начались. Твёрдость и даже властность характера Калерии сыграли решающую роль в воспитании будущего пианиста. Николай Григорьевич так впоследствии вспоминал это время: "Нас, то есть детей, будили в шесть часов утра даже зимой, и вот после чашки молока я должен был садиться за фортепиано и непременно положенное время играть упражнения. Мать садилась с работой в смежной комнате, из которой в небольшое оконце видно было фортепиано. Бывало, в комнате утром темно, холодно, иногда одолевал сон, но как только задремлешь, сейчас же слышится стук в оконце, мгновенно пробуждаешься от дремоты, потому что знаешь, что стук даром не пройдет". Кроме прочего, Калерия Христофоровна вела учёт сыгранному: после каждого повторения заданного, она откладывала по одной карте из колоды карт.


Как ни удивительно, но такой подход матери к обучению совершенно не ослабил любовь мальчика к музыке и фортепиано. И даже по прошествии многих лет Рубинштейн мог безошибочно и даже с большим совершенством сыграть произведение, выученное ещё в детские годы. Его способность быстро осваивать новые музыкальные тексты была потрясающей: "Положите ему какую хотите музыку — он читает ее, как газеты...", - говорил об этом Князь Одоевский.


В 1844 году мать везёт младших сыновей и дочь Софию в Берлин, - продолжать музыкальное образование. По пути они посещают Петербург, где 15-летний Антон и 9-летний Николай дают совместный концерт для императорской семьи и заслужат похвалу Николая I: "Учитесь, не балуйтесь, вы сделаете русским честь".


В Берлине Калерия Рубинштейн нанимает для занятий лучших учителей - Т. Куллака (фортепиано) и З. Дена (теория музыки). К сожалению, через 2 года из Москвы приходит скорбная весть о кончине Григория Романовича и Калерия Христофоровна с младшими детьми вынуждена возвратиться в Москву. Антон останется заграницей до 1848 года, зарабатывая себе на жизнь концертами и уроками музыки.


По приезду в Москву, из-за пошатнувшегося финансового положения, Калерия Христофоровна вынуждена пойти на службу в Пансион, где будет преподавать музыку и языки. Но, несмотря на трудности, обучение Николая будет продолжено: его учителем станет А.И. Виллуан. Вскоре учитель и ученик совершат гастрольное турне по крупным городам России, длившееся около двух лет. Эта поездка принесёт Рубинштейну славу выдающегося пианиста. 


Николай Рубинштейн


По возвращении в Москву Виллуан простится с Николаем, так как признается, что научил его всему, чему мог. С этого времени Рубинштейн самостоятельно занимается собственным совершенствованием в музыкальной сфере.


Перед 13 летним Николаем всё более ярко очерчивалась перспектива николаевской солдатчины. Избежать службы можно было, выучившись в Университете. Денег на преподавателей у семьи не было, поэтому Рубинштейн принял решение самостоятельно подготовиться к поступлению. Менее чем за три года он сумел освоить необходимые знания и в 1851 году, успешно сдав вступительный экзамен, был принят на Юридический Факультет. Первое время, увлечённый новой деятельностью, Николай исправно посещал все занятия и даже в свободные часы слушал курсы профессоров других факультетов. Однако вскоре его интерес к наукам стал угасать и к концу обучения  он почти совершенно перестал бывать в Университете.


Известность, полученная благодаря музыкальным способностям, открыла ему двери в высшее Московское общество, где он вскоре занял достаточно твёрдое положение. Великосветские балы и развлечения в кругу друзей пришлись ему по душе. Здесь же Николай пристрастился к картам. Вплоть до конца жизни азарт к играм будет настолько силён, что Рубинштейн будет проигрывать большую часть из своих гонораров. Так, в один из дней студенчества, будучи приглашённым на концерт во Владимире, у Николая как раз совершенно не будет денег даже на дорогу и он вынужден занимать у друзей необходимые 15 рублей. Сборы за выступления превзойдут все ожидания, однако, полученные 300 рублей, Рубинштейн проиграет в тот же вечер и возвращаться ему будет не за что...


В 1854 году на одном из балов Рубинштейн повстречает прелестную девушку из дворянской семьи. Любовь будет настолько сильна, что, несмотря на возражения со стороны родственников невесты и их требования прекратить концерты в обмен на женитьбу, Николай пойдёт на всё, лишь бы добиться свадьбы. Молодые поженились уже по окончании Университета, в 1951 году.  Однако, семейная жизнь не была безоблачной. Выполняя своё обещание не давать концерты, Рубинштейн, чтобы прокормить семью занялся педагогической деятельностью. С раннего утра и до поздней ночи он ездил по частным урокам и, возвращаясь домой, тут же ложился спать, чтобы вовремя встать с утра. Жена Николая, в свою очередь, продолжала вести светскую жизнь: посещала балы, принимала гостей, поздно засыпала и просыпалась к полудню. Чувства молодых быстро охладели и в 1858 году они, наконец, развелись. 


Окончив Университет Рубинштейн, по устоявшемуся в то время обычаю, должен был поступить на какую-либо службу. Связи в высших кругах Москвы позволили ему устроиться при Канцелярии Московского Генерал-губернатора. Служба была, конечно, номинальная, поэтому уроки, даваемые Николаем Григорьевичем, почти полностью занимали его время. Уже в 1857 году, практически ни разу не побывав в Канцелярии, Рубинштейн выходит в отставку с чином губернского секретаря. 


После развода Николай с радостью возвращается к концертной деятельности, коей ему так не хватало. Но ежедневный труд педагога не прошёл даром - Рубинштейн ещё более погрузился в музыку, развил технические навыки и углубился в искусство. Выработанные в этот период твёрдые музыкальные принципы в дальнейшем проявятся в руководстве Московским музыкальным Обществом, а с 1866 года и Московской Консерваторией. Возобновившиеся музыкальные выступления в качестве пианиста и дирижёра симфонических оркестров всё больше укрепляли авторитет Николая Григорьевича, популярность его возрастала. Москва, Россия, и вся Европа рукоплескали юному, 23-х летнему пианисту-виртуозу. Повсюду его принимали радушно и с удовольствием. У Рубинштейна был необычайный дар знакомиться с талантливыми людьми не только в музыкальной, но и в иных сферах. Эта способность и приобретённые связи сыграют вскоре немалую роль при воплощении задуманных им идей.


Николай Рубинштейн


Постепенно жажда перемен и назревшая, витавшая в воздухе необходимость, породила в Рубинштейне мысль создания системы профессионального музыкального образования. Вслед за братом, который поселился в Петербурге и в 1859 году основал там Русское Музыкальное Общество, уже через год Николай открывает в Москве его филиал. Огромный авторитет, завоёванный Рубинштейном за годы концертной деятельности и талант организатора, позволили привлечь к реализации проекта лучшие умы того времени: П. С. Киселева, В. М. Лосева, князя Ю. А. Оболенского, В. И. Якунчикова. В качестве руководителя был избран сам Николай Григорьевич.


Многие проблемы при становлении Общества устранены были стараниями Рубинштейна. Скромный и нетребовательный в обычной жизни, он был готов на любые уговоры и поклоны ради воплощения своей идеи, ради музыки. Необходимое для концертов и репетиций хора помещение, нашлось благодаря знакомству с Московским Генерал-губернатором П. А. Тучковым, который знал и благодушно относился к Николаю. Он отдал Обществу на первое время одну из зал генерал-губернаторского дома.


Достаточно быстро был собран хор и оркестр из членов Общества, стали проводиться квартетные собрания, концерты, в которых участвовал и сам Рубинштейн. Мероприятия РМО стали столь популярны, что достать билеты на них было практически невозможно. За годы деятельности в РМО под управлением Рубинштейна состоялось более 250 концертов.


Менее чем за десятилетие молодому Рубинштейну удастся не только создать новую организацию, но и повлиять на музыкальную культуру Москвы, бывшую до той поры, городом достаточно провинциальным в этой сфере. Приходить на концерты в вечерних платьях и фраках стало считаться хорошим тоном, а разговоры в зале во время выступлений приобрели статус вопиющих случаев. Опоздавшие к началу мероприятия по строгому требованию Николая Григорьевича к посещению не допускались. Престиж концертов РМО был чрезвычайно высок. Публика замирала, когда Рубинштейн, став за дирижёрский пульт, обводил глазами зал. По завершении каждого номера звучали неистовые овации восторженных слушателей, которые обожали Рубинштейна.

 

В год появления Московского отделения РМО при нём в городе открываются несколько частных бесплатных Музыкальных классов. В 1862 году усилиями Антона Григорьевича Рубинштейна наконец откроется Петербургская Консерватория. Как и при организации РМО, Николай будет участвовать и в её создании, помогая брату с Уставными документами. Естественно, что идея Консерватории и в Москве посещала Николая Григорьевича не раз. Однако для её реализации необходимы были немалые деньги. И снова авторитет и неуёмная энергия Рубинштейна сыграли значительную роль в сборе средств. Была объявлена благотворительная подписка, которую с энтузиазмом поддержали газеты. Первым пожертвователем, внёсшем 1000 рублей стал В.И. Якунчиков. Ещё по 1000 рублей внесли: великая княжна Елена Павловна, Н.Г. Рубинштейн и Н.П. Трубецкой, П.Н. Ленин. 


Уже 1 сентября 1866 года Московская Консерватория была торжественно открыта. Со дня основания учреждения и до конца жизни Николай Рубинштейн являлся директором этого учебного заведения. В своей речи на одном из первых заседаний совета Консерватории Рубинштейн отметил, что необходимо «… приготовить не только специалистов по тому или иному инструменту, но  и  музыкантов  в  обширнейшем  смысле этого слова». Для реализации этого тезиса к преподаванию были привлечены лучшие педагоги того времени. Одним из первых приглашённых на работу, стал П.И Чайковский, только закончивший Петербургскую Консерваторию. 


Николай Григорьевич умел находить молодые таланты – это было его страстью. Помогая пока ещё мало зарабатывающему Чайковскому, он поселил его в своей квартире и всячески старался поддерживать. Совершенно не принимая печального и поношенного вида одежды Петра, Николай всячески пытался поменять положение дел сообразно собственным вкусам и представлениям о моде. Он отдал своему подопечному чёрный фрак, который не носил, а после взялся и за остальные элементы одежды. Чайковский, в своём письме к братьям иронично напишет: «Этот последний (Н.Г. Рубинштейн) ухаживает за мной, как нянька, и хочет непременно исполнять при мне эту должность. Сегодня он подарил мне насильно шесть рубашек, совершенно новых (не говорите этого Давыдовым и никому), а завтра хочет насильно везти заказывать платье».


Чайковского и Рубинштейна на протяжении жизни связывала тесная творческая дружба. Первым исполнителем многих сочинений Петра Ильича являлся Николай Рубинштейн. «Я бы, конечно, никогда не сделал себе имени, если бы у меня не был под рукой такой превосходный истолкователь, как ты», — писал Чайковский Николаю Рубинштейну.


Помимо руководства Московской Консерваторией и концертной деятельности, Николай Григорьевич занимался преподавательской деятельностью: он вёл фортепианный класс и дирижирование. Главной своей задачей в качестве педагога он считал не только обучение студентов игре на инструменте, но и воспитание культурных, широкообразованных людей. Проникновение в замысел произведения и естественная её передача слушателю, по мнению Рубинштейна, являлись важнейшими элементами исполнительства наряду с техническим мастерством. Николай Григорьевич умел, показывая произведение, играть его так, чтобы не заглушить индивидуальности ученика, исполнять пьесу соответственно уровню студента.


Студенты-пианисты всей Консерватории втайне мечтали попасть в класс Рубинштейна. Многие ученицы из других классов, заручившись согласием своих профессоров, посещали уроки Николая Григорьевича. Бывали случаи, что студенты некоторых преподавателей занимались у учеников Рубинштейна. Учиться к Рубинштейну приезжали даже из-за границы.


По поводу популярности Николая Григорьевича, в письмах к своей племяннице, сестра которой обучалась в Московской Консерватории, высказывался Ф.М. Достоевский: «Машеньке скажите, что я обожаю Рубинштейна, серьезно, и раскаиваюсь в клеветах, мною на него взведенных» (от 4 февраля 1872 года), а чуть позже (от 20 апреля 1872 года) уточнит свои «клеветы»: «<…> я глубоко стал уважать Nicolas. Я сознаюсь искренно, что он много сделал для музыкального русского воспитания, но зачем же из-за него застреливаются русские барыни с полдюжиной его карточек на груди? Вот это, это что такое? Жестокий! Тиран!!».


Учениками Рубинштейна были многие выдающиеся музыканты своего времени: концертирующие пианистки Н. Н. Калиновская, Ф. Фриденталь, П. Бертенсон-Воронец, Н. А. Муромцева, А. Ю. Зограф, пианист и историк пианизма Р. В. Геника, А. К. Аврамова - преподаватель Московской консерватории. Наиболее известными учениками Николая Рубинштейна были Танеев, Зилоти и Эмиль Зауэр.


Несомненно, Рубинштейн был хозяином музыкальной Москвы. За свою недолгую, но  яркую жизнь он сумел изменить атмосферу музыкального общества от «захолустного городка» до «выше Европейского уровня».


Николай Рубинштейн


Неимоверное количество творческих мероприятий было проведено под руководством и при участии Николая Григорьевича. В 1865 году он участвует в создании Артистического кружка (клуб творческой интеллигенции города, просуществовавший до 1883 года), в котором собирался весь свет Московской богемы. Среди его членов были такие знаменитости как И.С. Тургенев и М.Е. Салтыков-Щедрин, историки Забелин и Ключевский.


В 1872 году силами студентов Консерватории была поставлена опера Глюка «Орфей». Исполнение настолько понравилось присутствующим на показе Александру II и другим членам царской семьи, что Консерватории была учреждена ежегодная субсидия в 20.000 рублей в год на последующие пять лет. В 1877 году Николай Григорьевич организовал концерты в 33 городах России, собранные деньги с которых были отправлены в пользу Красного Креста, в помощь раненым на Русско-Турецкой войне.


В 1879, по настоянию Чайковского, Рубинштейн дирижировал премьерой оперы «Евгений Онегин», поставленной студентами Консерватории. 


Более всего Николай Григорьевич выступал именно в Москве. Широта музыкальных взглядов позволяла Рубинштейну просвещать свою публику. Он знакомил слушателей с малоизвестными и новыми произведениями западно-европейских и русских композиторов (в том числе своих современников):  И.С. Баха, Г.Ф. Генделя, Бетховена, Мендельсона, Р. Шумана, Листа, Ж. Бизе, Н. Гаде, Э. Грига, а также М.И. Глинки, А.С.Даргомыжского, А.Г. Рубинштейна, Н.А. Римского-Корсакова, А.П. Бородина, М.А. Балакирева, П.И. Чайковского и др. 


Бывая заграницей, Рубинштейн всячески старался популяризировать русскую культуру. Лондон, Париж, Кенигсберг и Вена неоднократно становились свидетелями пианистического гения молодого музыканта. Одним из ярчайших мероприятий, устроенных Рубинштейном в Европе стали «Русские концерты» на Всемирной выставке в Париже в 1878 году.

Участие в творческой жизни Москвы было широчайшим: деятельное участие в открытии издательской фирмы П.И.Юргенсона, руководство Фондом вспомоществования вдовам и сиротам музыкантов, методическая и организационная помощь педагогам провинциальных городов, ежегодные благотворительные концерты и многое другое. В июне 1880 года Рубинштейн организовал музыкальную часть праздника по случаю открытия памятника А.С. Пушкину в Москве. Николай Григорьевич дирижировал кантатой С.И. Танеева «Я памятник воздвиг…».


Уже в конце 70-х годов Рубинштейн заболевает. Постепенно ему становится всё хуже, однако он не прекращает свою музыкально-просветительскую деятельность. В начале 1881 года Николаю Григорьевичу предложено руководить Русскими концертами на Всемирной Выставке в Париже. Кроме того, врачи (в том числе С.П. Боткин) рекомендовали ему посетить для лечения Ниццу. В Европу его сопровождал друг детства С.М. Третьяков с женой, которые не покидали Николая до конца. Болезнь быстро прогрессировала, усилия французских врачей были безуспешны. 


Николай Григорьевич Рубинштейн скончался в Париже 23 марта 1881 года. Городской совет выделил на перевозку и погребение тела Рубинштейна необходимую сумму, за братом поехал Антон Рубинштейн. Проводить своего кумира в последний путь собралась практически вся Москва. Распорядителем церемонии был 18-летний К.С. Алексеев (будущий «Станиславский»). В знак траура, в день похорон в Москве были зажжены уличные фонари. На панихиде «Громадная лестница была украшена тропическими растениями, стояло множество лавровых венков. Гроб утопал в несметном количестве цветов. После панихиды мы долго оставались. В тишине церкви слышно было, как плакали ученики Николая Григорьевича, стоя на коленях у гроба, полуспрятавшись в цветах» (из дневника В.Н. Третьяковой).


Незадолго до своего ухода, по воспоминаниям Веры Николаевны Третьяковой, Рубинштейн завещал, «чтобы после его смерти исполнили в память его «Реквием» Шумана и чтобы в день смерти его устраивали обед, на котором будут являться все, помнящие его, и с бокалом шампанского говорить: жаль, что с нами нет Ник[олая] Григорьевича]!»


Долгое время память о Николае Рубинштейне будет ещё осязаемой: тотчас после смерти П.И. Юргенсон издал альбом с его фортепьянными сочинениями, П. И. Чайковский посвятил ему трио a-moll «Памяти великого артиста», С.И Танеев - кантату «Иоанн Дамаскин». Вплоть до революции 1917 года в первое после 11 марта воскресенье (дата смерти по старому стилю) в ресторане Арбат будут проходить «Рубинштейновские обеды», на которые собирались многие выдающиеся музыканты, чтобы почтить память Николая Григорьевича.


Николай Рубинштейн


Жаль, но в советское время имя Николая Григорьевича Рубинштейна будет надолго забыто. В современной России память о Рубинштейне только начинает возвращаться. 

Имя  Н.Г. Рубинштейна носит Детская школа искусств в Москве. С 1999 года там же открыта Мемориальная комната Рубинштейна. 19 декабря каждого года, в День именин Святого Николая в Школе проходит концерт, посвященный Николаю Григорьевичу. С 1912 года, с перерывами, существует Музей имени Н. Г. Рубинштейна при МГК им. П.И. Чаковского.

В 2007 и 2013 годах Московской консерваторией проводился Международный конкурс камерных ансамблей и струнных квартетов имени Рубинштейна. Николай Григорьевич был блистательным участником камерно-ансамблевых выступлений. Его обширные музыкальные знания и потрясающий талант позволяли давать полную свободу в выборе произведений приезжим артистам, с которыми ему предстояло играть в квартетах. Неудивительно, что именно этот конкурс по праву именуется Рубинштейновским. 


«Прямо легендарной представляется личность Н.Г. Рубинштейна теперь, когда, по прошествии многих лет, оглядываешься на все то, что им было сделано, и вспомнишь, какую кипучую, но продуктивную, без малейшего отдыха деятельность он проявлял тогда. Казалось, создание и управление Музыкальным обществом и консерваторией, директорство которой он взял на себя и где, кроме того, он сам вел класс фортепьянной игры, было более чем достаточно и для сильного человека, но Рубинштейн не ограничивался этим; не было, кажется, ни одного концерта, дававшегося в пользу действительно достойного общеполезного дела, в котором Н.Г. не выступал бы в качестве дирижера оркестра или солиста. Он был неизменным руководителем концертов, дававшихся в пользу недостаточного студенчества, вел спевки хора Музыкального общества, и к нему же по всем делам, как к хозяину музыкальной Москвы, обращались все приезжающие в Москву музыканты». И далее: «Н.Г. был в полной мере отзывчивый и добрый человек, не умевший отказывать, когда его помощь действительно была нужна, причем он совершенно не считался со своими личными средствами и раздавал гораздо даже больше, чем сам имел, живя потом в долг.» (из воспоминаний Н.В. Давыдова).



Юлия Лузикова



 

Рекомендуем

Борьба и бунт жизни Фриды Кало
Музыкальный футурист Сергей Прокофьев
Юджин Филд – «Поэт детства»
Приключения Тима Бертона в стране Кино
FollowTheFabrika. Шестой этап
Прима Советской эстрады Клавдия Шульженко
«Божественная» карикатура Жана Эффеля
Ярмарка – храм живой книги
Кино. Премьера. "Анархисты"
Рабство и свобода Уильяма Фолкнера