Партнеры Живи добром

Тапёры – голоса немого кино

                     

Мы уже не можем представить кино без музыки, её отсутствие может вызвать сильное ощущение дискомфорта. Неуютно чувствовали себя и зрители первых фильмов – согласитесь, смотреть кино в гробовой тишине достаточно странно. Потому показ фильмов очень скоро начали сопровождать живой музыкой. Её мог играть оркестр или органист, но чаще всего это был тапёр, играющий на фортепиано. Именно с ним прочно ассоциируется немое кино.

Название происходит от французского слова «taper», что означает «хлопать» или «стучать». Многие тапёры действительно просто стучали по клавишам. Впрочем, в этой профессии были и свои виртуозы. Например, композиторы Дмитрий Шостакович и Джордж Баланчин, в юности подрабатывавшие тапёрами, вряд ли просто бренчали по пианино.

Считается, что профессия тапёра зародилась благодаря предприимчивому хозяину кинотеатра, который нанял пианиста для аккомпанемента кино. Есть и другая версия: поначалу музыканты просто заглушали треск плёнки в киноаппарате – или шум улицы, потому что многие первые кинотеатры были простыми передвижными шатрами.

Так или иначе, быстро зародилась новая индустрия, а в кинотеатры потянулись желающие стать тапёрами (среди них, кстати, было много женщин). Ведь они были в определённой степени свободны, могли не просто импровизировать, а играть то, что им хочется. Главное – чтобы музыка подходила к фильму.


"Тапёры – голоса немого кино"


Впрочем, так считали романтично настроенные личности. Опытные тапёры были уверены в том, что постоянная необходимость день напролёт играть одну композицию за другой не даёт проявить себя и вовсе убивает интерес к настоящей музыке. Такая работа – именно работа, а не творчество, – говорили профессионалы, подходит тем, кто ещё только учится и не выработал свою манеру игры.

Тем не менее, от тапёров определённо требовалось мастерство. Ведь им приходилось, играя мелодию, следить за фильмом и быстро реагировать на малейшую перемену в настроении повествования. А в первые годы, когда техника была ещё несовершенной, кинолента часто «зависала» или ускорялась, и тогда музыканты должны были переключиться ещё быстрее, чтобы не вызвать недовольство зрителей.

Для тапёров открывались даже специальные школы и агентства. Правда, подобные школы, как правило, отправляли энтузиастов в кинотеатры, которые платили совсем мало. Здесь была своя конкуренция, и нередко пианисты стремились скорее показать своё мастерство и впечатлить владельцев кинотеатров, нежели аккомпанировать происходящему на экране.


"Шерлок младший" (1924)


Никаких стандартов музыки для фильмов не было. Поначалу тапёры опирались на водевили, музыкальные комедии и популярные песни. Нередко для аккомпанемента выбирали уже существующие композиции, но чаще всё же на ходу придумывали свои собственные (и, к сожалению, редко их записывали).

Вскоре тапёры почти перестали использовать уже существующую музыку. Исключение составляли только популярные мелодии и песни – их использовали в рекламных целях. Иногда песни писали специально для фильма – они звучали в романтической или кульминационной сцене. Эти песни затем выпускали на пластинках – тоже для рекламы.

Тапёр должен был уметь играть любую музыку. Марш требовался для новостей, фокстрот или водевиль – для комедии, отрывки из оперы, интермеццо и увертюры – для драмы, вальсы – для мелодрамы.

Как правило, тапёры импровизировали, а вот для оркестров музыку писали заранее. Впрочем, в 1910-х специально для пианистов начали выпускать сборники композиций, подходящих для разных жанров или сцен. Например, погоня сопровождалась быстрой музыкой, имитирующей стук копыт или сердца, а шторм в море – «Бурным вечером на берегу» из «Пер Гюнта».

Со временем киностудии начали выпускать сборники, предназначенные для конкретных лент. Обычно в таких сборниках над нотами для определённого момента указывались титры из фильма. Тапёр должен был следить за происходящим на экране. Как только появлялись указанные титры, он переходил к новой мелодии, подходящей для сцены. Подобные сборники просуществовали до 1931 года, когда звуковое кино окончательно победило немое.

Один сеанс состоял из нескольких фильмов разной длины и новостных роликов, которые назывались «Gazette». За одну такую программу музыкантам приходилось играть по 30-50 композиций.

Нередко аккомпанировать приходилось, не зная, о чём фильм. В основном тапёры готовили пару первых аккордов и уже отталкивались от них, следя за повествованием. Одновременно они продумывали мотивы и темы для персонажей и событий, на которые затем опирались в дальнейшем.


"Тапёры – голоса немого кино"


Но бывало и так, что один и тот же фильм тапёры «озвучивали» по-разному, что, несомненно, меняло восприятие происходящего. Потому некоторые режиссёры, особенно авангардисты, даже вовсе запрещали тапёрам играть. Они считали, что немое кино нужно смотреть в тишине, и никак иначе.

А затем пришло звуковое кино, и профессия тапёра, просуществовавшая чуть больше тридцати лет, стала исчезать. Ещё до появления звука некоторые кинотеатры начали использовать граммофоны, патефоны и даже автоматические пианино вместо живых музыкантов, а к тридцатым годам надобность в тапёрах и вовсе отпала. Разве что кое-где пианисты ещё продолжали наигрывать мелодии во время показа новостей.

Но в последние годы ремесло тапёра стало возрождаться. По всему миру всё чаще устраивают показы немого кино в сопровождении оркестра или фортепиано. В Москве недавно даже открылся «Тапёрский клуб». Некоторые из современных тапёров, следуя традиции, импровизируют, но теперь у их коллег есть целые библиотеки подходящих мелодий.

В наше время тапёры подходят к делу, пожалуй, более ответственно, чем сто лет назад. Они буквально изучают фильм – смотрят его как зрители, затем встают на место режиссёра и сценариста, чтобы лучше всего передать происходящее на экране. Но главное – эти энтузиасты стремятся не просто аккомпанировать фильму, а передать свою любовь к старому кинозрителям, погрузить их в атмосферу вековой давности – и, кажется, у них это неплохо получается.


Мария Баратели




 

Рекомендуем

Кино. Премьера." Алиса в Зазеркалье"
Роберт Пенн Уоррен. Литература «южного возрождения»
Еще более плохой ("Плохой Санта 2" реж. Марк Уотерс)
Тенденции весны 2015
Неповторимая блондинка Ким Бейсингер
Кино. Премьера. "Млечный путь"
Международный конкурс молодых оперных певцов Елены Образцовой. Пресс-конференция
Евгений Евстигнеев. Хотите быть драматическим актером?
Разум и чувства роботов («Чужой: Завет», реж. Ридли Скотт)
Яков Протазанов. Жизнь в кино