Партнеры Живи добром

Иван Гончаров: в плену обломовщины

 

«Вот они не лежат, а снуют каждый день, как мухи, взад и вперед, а что толку? Войдешь в залу и не налюбуешься, как симметрически рассажены гости, как смирно и глубокомысленно сидят - за картами. Нечего сказать, славная задача жизни! Отличный пример для ищущего движения ума! Разве это не мертвецы? Разве не спят они всю жизнь сидя? Чем я виноватее их, лежа у себя дома и не заражая головы тройками и валетами?» 

Мы часто говорили про писателей, чье творчество приходилось на разные периоды российской истории: классический XVIII-ый век, романтический XIX-ый, пролетарско-истерический XX-ый. Во все времена писателей, которые стремились к правде, к свободе слова, безжалостно угнетали государственные структуры, чаще всего опасаясь брожения антимонархических движений в обществе. Писателей, осмелившихся думать слишком много и публично, то и дело ссылали, сажали в тюрьмы, штрафовали и наказывали. 

Сейчас откроется возможность посмотреть на человека, который выступал от имени той самой государственной цензуры и узнать ответ на вопрос, может ли цензор быть одновременно порядочным человеком. Ответ будет следующим: может, если это Иван Александрович Гончаров.

goncharov.jpg

Год появления Ивана Гончарова на свет знаменовало начало Отечественной войны 1812 года. Купеческое небогатое сословие, к которому принадлежали его родители, заранее ожидало от него учебы в коммерческом училище, но Иван Гончаров окончил Московский университет по направлению словесности. Судьба распорядилась так, что вернувшись после учебы в родной город Симбирск, он становится секретарем губернатора города, после чего будет верно служить государству, пока не уйдет в отставку. 

Иван Гончаров известен широкой аудитории своим романом «Обломов». Публике более просвещенной еще могут быть известны романы «Обрыв» и «Обыкновенная история». «Обломов» - незатейливый и даже откровенно скучный роман простого государственного чиновника про ленивого человека, которому трудно встать с дивана. Примерно такие стереотипы сопровождали как роман, так и его автора. Иван Тургенев, который одно время был связан с ним дружескими чувствами, называл Ивана Гончарова – писателем для чиновников и чиновниц с ограниченным чиновничьим кругозором. 

Когда Александр Герцен в 1847 году эмигрировал в Европу и начал издавать бесцензурный журнал «Колокол», когда у него появилась возможность говорить, он обрушился с очень едкой критикой в адрес Ивана Гончарова, который был представителем системы государственной цензуры, отнимающей воздух у творческих людей, жаждущих правды. Их правды. 

0_9a272_4cb7a3a_XL.jpg

Главной характеристикой Ивана Гончарова была неоднозначность, глубокое несовпадение того, каким его видели обиженные, полные зависти или ненависти писатели, вынужденные вымарывать из своих текстов цензурированные Гончаровым отрывки, и то, каким он был на самом деле. Когда вышел в свет роман «Обломов», все дальние и близкие знакомые, знавшие Ивана Гончарова лично, называли его родным братом Обломова. Его считали скучным домоседом, боязливым, робким служакой, проводящим свою жизнь в однообразных государственных делах «Принцем де Ленем», на него писали высмеивающие эпиграммы. Его считали таким даже после того, как он в 1852 году отправился вместе с историческим фрегатом «Паллада» в кругосветное путешествие, после того, как он на лошадях зимой путешествовал по Сибири, обморозив себе лицо. Этот человек просто был обречен на существование в стереотипах. 

Такими же стереотипами оброс его «Обломов». Нет, это вовсе не роман про лентяев, не про «обломовищину», с легкой руки критика Н.А. Добролюбова заклеймившего это сочинение как диагноз, поразивший своей заразительной пассивностью и квелостью всю Россию-матушку. Этот роман о больших мечтателях, про тех, кто не боится мечтать о том, чтобы найти кристально чистую и беззаветную любовь. Иван Гончаров, преданно служа государству, всем сердцем верил в людей, в настоящие человеческие отношения, в то, что встретит свою идеальную любовь. Он ее так и не встретил, все женщины, которые становились предметом его нежных чувств, жестоко отказывали писателю. Но чистую веру в людей он пронес в себе до конца жизни.

 

Анна Иоки



 

Рекомендуем

Иммануил Кант: человек, любивший Кёнигсберг
Ожившие книги. Интересные литературные места мира
Махмуд Эсамбаев — народность, выраженная в танце.
Памяти Люсьены Овчинниковой. Несчастливая сказка о советской Золушке
Почему Георгий Юматов убил человека?
Татьяна Самойлова: «Я – счастливый человек»
Александр Лазарев. «В созвездии козерога»
Великий Бард: 400-ая годовщина Уильяма Шекспира
«Синяя Птица» М. Метерлинка – волшебная феерия К.С. Станиславского
Борец против невежества