Партнеры Живи добром

Незабытое наследие Эммануила Казакевича


Помните ли вы нас, товарищи 
      потомки, знаете ли о наших 
      свершениях, догадываетесь ли о наших 
      страданиях? 
      /Надпись Казакевича на обложке 
      "Звезды", подаренной Литературному 
      музею/


Война 1941 – 1945 гг. остается для нашей страны самым значительным событием в новейшей истории. В послевоенное время заметки военного корреспондента, фронтовые дневники создали целый пласт художественной литературы. Классикой жанра стали книги К. Симонова, Б. Васильева, В. Курочкина, Ю. Бондарева, Э. Казакевича и других писателей-фронтовиков.   


Эммануил Казакевич - поэт, писатель, журналист и прошедший сквозь испытания Второй Мировой войны офицер. Про него можно сказать: выжил там, где невозможно было выжить, и умер тогда, когда жизнь могла бы обещать еще два десятка лет успешной работы и творчества. 


Казакевич знаком российскому читателю, как автор, который написал такие известные повести: «Звезда», «Весна на Одере», «Двое в степи», «Сердце друга», «Синяя тетрадь», «Дом на площади», рассказы: «Приезд отца в гости к сыну» и «При свете дня».


Когда приходится писать о человеке, с которым не знаком лично, мало знаком с его творчеством, да еще спустя так много лет, то пытаешься сформировать свое мнение из чужих цитат, которые больше всего понравились или запомнились. Из этих слов появляется собственное мнение. Моя подборка цитат об Эммануиле Казакевиче выглядит примерно таким образом: Николай Тихонов говорил, что Эммануил Казакевич был добрым и мягким человеком. Константин Симонов считал, что большой и блестящий мастер русской прозы родился именно вместе с повестью «Звезда». 


А. К. Горлинский, вспоминая детскую пору, которую провел с Казакевичем, писал: «О чем бы мы ни заговорили, он знал больше нас. 


Эммануил Казакевич


Вместе с тем он никогда не старался показать свое превосходство»,  Т. Ген, после знакомства с писателем, сказал: «Диапазон его таланта был широким», литератор Яков Чернис, описывал своего друга юности так: «Он высокого роста, с головой, покрытой светлыми, густыми, слегка взлохмаченными волосами, на носу — толстые стекляшки очков в проволочной оправе. Улыбка не сходит с его лица даже тогда, когда он серьезен». 


Поэт Семён Бытовой ценил его литераторские способности и считал, что суждения его о литературе были оригинальны, свежи, остры, всегда вызывали интерес. К. Г. Паустовский однажды сказал про Эммануила Казакевича: «Сверкающий человек». Казакевич принадлежит к тому поколению советских писателей, которое с оружием в руках защищало родину в годы Второй Мировой войны.  

 

Родился он 11 февраля 1913 года в городе Кременчуге (сейчас это Полтавская область, Украина) в обеспеченной семье еврейского публициста, литературного критика, а позднее журналиста Генеха Казакевича и учителя Евгении Борисовны. 


Детство Эммануила (а друзья называли его просто Эмма) и юность прошли в Харькове. Здесь он и начал впервые писать. Отец его работавший журналистом поощрял увлечения сына литературой. 


В их доме часто гостили поэты и писатели, режиссеры и композиторы. Такая атмосфера никак не могла не сказаться на развитии любви к чтению и формированию уникального художественного вкуса. Будущий писатель рос начитанным ребенком и свободно владел немецким языком, увлекался культурой, хорошо знал и любил читать Шекспира, Мольера, русскую классику, но первые свои произведения, стихи, комедию он начал писать исключительно на идише. Семья часто переезжала из города в город. 


Из Кременчуга переехала в Хотимск, а оттуда - в Екатеринослав (старое название Днепропетровска). Потом они жили в Новозыбково и Гомеле, Киеве и Харькове. Из Харькова пылкий восемнадцатилетний Казакевич уехал осваивать Дальний Восток, в строящийся город Биробиджан. 


В те далекие годы сюда ехали первые переселенцы, которые горели желанием построить еврейскую республику - страну Биробиджан. Большинство приезжих говорили только на еврейском языке. Со своим родным языком они привезли в эти места свою национальную культуру, которая до сих пор является отличительной чертой города. Вместе с рабочими и строителями прибывали сюда, как уже известные так и начинающие писатели. Среди первых литераторов Биробиджана был Эммануил Казакевич. Здесь он занимался то одним делом, то другим. В начале 1938 г., в двадцать пять лет, Казакевич уехал в командировку в Москву и больше уже не вернулся обратно. Он успел поработать и корреспондентом в хабаровской газете "Известия", и в Биробиджане культинструктором районо, он также возглавлял колхоз в селе Казанка, руководил строительством первого театра в области и позже стал директором этого театра, был председателем областного радиокомитета, завотделом литературы в газете «Биробиджанер штерн» (в переводе на русский язык - «Биробиджанская звезда».)

 

Казакевич любил свою суровую и прекрасную землю. Это подтверждается его письмом от 31 декабря 1961 года, читателям-дальневосточникам: «Дорогие друзья! Я получил ваше письмо. Вы спрашиваете о моём отношении к Дальнему Востоку, где я провёл лучшую пору моей жизни, где я испытал также и великие горести: там я потерял отца и мать. Дальний Восток — моя родина. Он научил меня горячо любить природу; благодаря его просторам, его широте, его необъятности я научился мыслить широко, в масштабе больших пространств. Жизнь в краю необъятном, далеко ещё не заселённом, не освоенном научила меня думать о будущем, верить в будущее, считать себя частицей будущего».


В дни начала Великой Отечественной войны, для него не осталось выбора. Из-за большой близорукости, он не должен был подлежать мобилизации, так как носил очки с очень толстыми стеклами, но схитрил, поменялся очками с братом, и 3 июля 1941 года записался в ополчение. Он стал рядовым стрелкового полка Московского народного ополчения. В своих письмах он писал: «...Каждый мыслящий человек должен теперь быть в армии, если только он не женщина и не баба...». 


Как отмечал в собственной автобиографии Эммануил Генрихович: «С 1941 по 1946 писать не имел возможности». За все годы войны, давшие ему богатейший фактический и человеческий материал, недавний плодовитый еврейский поэт и журналист, публиковавшийся и в СССР, и за рубежом, не написал ничего, кроме нескольких строевых песен.


По окончании  войны «интеллигент-очкарик» был награжден двумя орденами Красной Звезды и медалью «За отвагу» — ими награждали за личное участие в боевых действиях, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медалью «За взятие Берлина» и другими почетными наградами.


После войны он служил в советской военной администрации в Германии, был комендантом города Галла. В эти годы он созревал, как писатель. Накопившиеся в сердце переживания за годы войны, легли в  основу многих произведений Казакевича.


Эммануил Казакевич


В январе 1947 года в журнале «Знамя» появилась его небольшая военная повесть «Звезда». В литературе случилось знаменательное событие — с этой повестью в нее вошел новый крупный писатель Эммануил Казакевич. Многие считают, что  эта повесть была первым произведением, которое он написал на русском языке. До войны были  выпущены несколько книг стихов на еврейском языке.  Но на самом деле Эммануил Казакевич перешел в своем творчестве на русский язык еще до войны, он задумывал написать на русском языке о трех личностях, которые притягивали его больше всего, — о Колумбе, Моцарте и Шаляпине. 


Великий и яркий мастер русской прозы появился вместе с повестью «Звезда». Успех «Звезды» был большим. Повесть удостоилась Сталинской премии. Не мало книг были удостоены тогда сталинской премией, но большинство из них давно забыты. А «Звезду» с 1947 до 1989 отдельными изданиями выпустили 51 раз. Эта повесть оказалась далекой от политики человеческой драмой, мощной, искренней и берущей за душу. После прочтения «Звезды», Александр Твардовский сказал: «На войну ушел посредственный еврейский поэт, а вернулся с нее великолепный русский прозаик». Французские газеты назвали «Звезду» «самым правдивым произведением о войне». На Эммануила Казакевича буквально свалились нежданные деньги и неожиданная слава.


Следующуя его повесть «Двое в степи» увидела свет в 1948года. Казакевич считал ее своим наилучшим произведением. 


Это история повествует о испугавшемся, но преодолевшего свой страх человеке. После появления этой повести, она подверглась жестокой критике. Автору высказали недовольство в том, что он якобы  сочувствует трусу, желает оправдать его, что в произведении слишком приземлённо, по сравнению со «Звездой», изображена война, слишком большое внимание уделено подробностям военного быта. Многие не поняли, что писатель в своей повести хотел уделить внимание тому, что чувство долга, такое ценное, оно не дается человеку от природы, оно рождается только в испытаниях и нередко оплачивается ценой собственной жизни.


В 49 лет Эммануила Казакевича сразила тяжелая болезнь. Он умирал от рака и очень хорошо знал это. За пару лет до смерти он написал в своём дневнике: «приходит пора большой работы». 


Он умолял судьбу дать ему два года, а потом хотя бы один — чтобы закончить работу над  романом «Новая земля» о советских людях. Но надежды его не оправдались. Как написано в его повести «Двое в степи», «великий разводящий - Смерть - сняла с поста часового». В его дневнике: «Господи, разве можно так поступать? Дать человеку талант и не дать ему здоровья». 


Казакевич Э. Г. скончался 22 сентября 1962 года. Его похоронили в Москве на Новодевичьем кладбище. В честь столетия со дня рождения Эммануила Казакевича в феврале 2013года в Еврейской Автономной области было принято решение о том, что в целях сохранения исторического и культурного наследия, объявить 2013 год в автономии годом Э. Казакевича. 


Его драматичные военные повести по сей день любимы читателями, они переведены на различные  языки мира и не раз экранизировались. В 1990 году посмертно были опубликованы дневники, записные книжки и письма Эммануила Казакевича. По ним можно отследить жизненный путь и творчество. Перечитывая его письма и дневники спустя столько лет, чувствуется великая горечь и тяготы его жизни, думаешь о сложной и несчастной судьбе такого таланта…



Мария Гладких


 

Рекомендуем

Борис Штерн. На гребне четвертой волны
Эдуард Лимонов: «Это я – Эдичка»
Музей-заповедник «Бородинское поле»
Мастер балетного искусства
XVIII New British Film Festival. "Божья земля"
Каратыгин. «Первый трагик» своего времени
"Это всего лишь конец света" реж. Ксавье Долан
Американский волшебник Кевин Окоин
Осип Мандельштам: «Столетья окружают меня огнем»
Концерт солистки театра Метрополитен-опера Любови Петровой