Партнеры Живи добром

Булгаков. В поисках Маргариты

 

«Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, вечной, верной любви?». Булгаков написал эту бессмертную фразу в своем знаменитом романе «Мастер и Маргарита». Мастером был сам Михаил Афанасьевич. Но кто была Маргарита? В самом ли деле Елена Сергеевна Булгакова, последняя жена писателя была королевой Марго?

Каждый человек, будь то мужчина или женщина, мечтает, чтобы его любили, чтобы его понимали, чтобы принимали целиком и полностью, чтобы во всем поддерживали. Каждый мужчина и каждая женщина мечтает о любви – настоящей, верной и вечной.

булгаков.jpg

Роман «Мастер и Маргарита» как рецепт любви, запрятанный навеки между строк, до сих пор вызывает во всем мире неиссякаемый интерес.

Известно, что, работая над романом, Михаил Афанасьевич штудировал исторические книги. Больше других его интересовали судьбы королевы Маргариты Наваррской и Маргариты де Валуа, чья королевская кровь позже заструилась в жилах Маргариты Николаевны на страницах книги. Колдовская сила, заключенная в имени Марго, привлекла в 18 веке еще Гёте, ведь его Гретхен тоже была Маргаритой.

На смертном одре Булгаков дописывал величайшую книгу о всепоглощающей и жертвенной любви, книгу, ставшей кульминацией его творческой и личной жизни. 

Синеглазого Булгакова, обаятельного, артистичного, но подверженного наплывам черной меланхолии, любили многие женщины. У писателя было много поклонниц, светских знакомых, но только его жены, преданные, верные, разделившие с ним бремя писательского пути, придавали ему сил, спасали от одиночества и оберегали от бед.

булг2.jpg

Три жены – Татьяна Николаевна Лаппа, Любовь Евгеньевна Белозерская и Елена Сергеевна Шиловская не были похожи одна на другую, ни характером, ни внешностью, только одно сближало их – удивительная красота и трогательная женственность.

Каждой из них Булгаков давал уменьшительно ласкательные имена. Так, Татьяна Николаевна превратилась в Тасю, Любовь Евгеньевна – в Любашу, Любану, Любангу, Бангу, а Елена Сергеевна – в Люсю, Лю и Люсеньку.

Гимназистка Тася, первая любовь Михаила Афанасьевича, выскочила замуж за него без фаты, в блузке, купленной матерью накануне свадьбы и белой юбке в складку, заменившей ей традиционный подвенечный наряд. Мать Михаила, опасаясь, что отношения молодых зашли слишком далеко, против  воли сватала у родителей Татьяну, чтобы все было по-божески. Под венцом молодожены хохотали как сумасшедшие.  Однако долго смеяться им не пришлось. Через год после их свадьбы началась Первая мировая война.

Булгаков, больше других пороков презиравший трусость, записался добровольцем на фронт и взял молодую жену с собой. Ампутируя ноги, юный врач просил жену держать пораженные гангреной конечности и наспех листал учебники по хирургии.

татьяна1.jpg

После окончания войны Булгакова определили врачом в глухую сельскую местность где-то под Смоленском, лечить крестьян.  Цикл рассказов «Записки молодого врача» подробно описывает трудности, с которыми Булгакову пришлось столкнуться. Но в этих рассказах нет ни слова о верной, работящей жене, бок о бок трудившейся вместе с ним. Отчего писатель вычеркнул Татьяну Николаевну из своих рассказов? Чтобы показать бездну одиночества и бремя ответственности своего персонажа? Или уже тогда супруги после пережитого стали чужими друг другу людьми?

Именно в те годы лихолетья, когда по всем городам России свирепствовала революция, устанавливая новый, коммунистический режим, Булгаков подсел на морфий. Отсасывая трубкой из горла больного ребенка дифтерийные пленки, он случайно втянул в себя инфекцию. Сделав прививку, Михаил Булгаков вколол себе морфин, чтобы избежать мучительных болей. Вколол один раз, затем второй, а потом пристрастился.

Тася, чтобы спасти мужа, шла на различные ухищрения: уменьшала дозу, вводила дистиллированную воду вместо «пагубы», но изнуренный зависимостью Михаил, обличая жену, дико, страшно ругался, кидал в нее примусом и даже целился из пистолета.

Чудом вырвавшись из наркотического омута, Михаил Афанасьевич с женой вернулся в родной город, где открыл частную практику. В Киеве он пережил инфляцию, безвластие после бегства гетмана вместе с немцами и героическую защиту города от красной армии, события, описанные позже в романе «Белая гвардия».  Вооруженные силы России призвали врача М.А. Булгакова на службу. Вместе с остатками белой армии Михаил докатился до Черного моря.

татьяна 1(2).jpg

Булгаков, свалившись с тифом, не смог эмигрировать из страны, в чем неоднократно обвинял свою первую жену. Все его попытки выбраться из советской России заканчивались провалом.

Михаил Афанасьевич оставил медицину и устремился в Москву, бурлящую, кипящую деятельными молодыми людьми, строителями новой жизни,  чтобы опубликовать свои первые рассказы и повести.

Разными дорогами муж и жена добрались до столицы, где их никто не ждал. Тася, не закончившая образование, убирала, готовила и стирала для мужа, для столичной жизни она была слишком бесхитростна и проста. Спустя многие годы, Валентин Катаев в своих мемуарах с нежностью вспоминал о наваристых борщах доброй и щедрой Татьяны Николаевны.

Миша писал фельетоны, очерки, занимался литературной поденщиной, вел светский образ жизни, переменил одежду, носил монокль и напропалую флиртовал с женщинами, а по ночам писал «Белую Гвардию». А Тася грела воду, чтобы вернуть окоченевшим рукам мужа подвижность.

На одном из светских мероприятий Булгаков познакомился с Любовью Евгеньевной Белозерской. Влюбчивый писатель был сражен утонченной красавицей. Она олицетворяла все, к чему он тогда стремился – внешний лоск, гибкий ум, легкий юмор, богемный, но отнюдь не нищенский образ жизни.

любовь2.jpg

Как-то вернувшись домой от Белозерской, Михаил в своем дневнике написал, что чувствует себя покинутым и одиноким.

«Белую Гвардию» Булгаков посвятил уже новой жене. Когда он забежал по старой памяти к Тасе, показать книгу, Татьяна Николаевна, прочитав посвящение, вспылила. Михаил, оправдываясь, ответил на справедливые упреки тем, что Любовь Евгеньевна попросила его об этой услуге, а он не смог ей отказать. Для него, творца, подпись, две строчки посвящения на корочке книги были несущественной мелочью. Публикация книги – вот что имело значение!

Тася же не считала, что жизнь с писателем Михаилом Булгаковым уже сама по себе достаточная плата за все перенесенные муки: за аборт, сделанный рукой мужа-морфиниста, за голод, холод, унижение, тяжелый труд, неустроенность и нищету.

Жизнь с Любовью Евгеньевной была яркой и фееричной. Любаша – остроумная и красивая женщина скрашивала тяжелые дни, наполненные дрязгами в театре и безнадежностью от мыслей, что его пьесы никогда не увидит свет. Именно с Любовь Евгеньевной, увлеченной больше собой, чем мужем, он ощутил приливы чувственной любви. В дневниках он писал, что все больше и больше влюбляется в свою собственную жену.

Белозерская любила животных: и кошек, и собак, она привила любовь к хвостатым и своему мужу. В своих мемуарах, «О, мёд воспоминаний», она писала, что она сочиняла вместе с мужем, что взбалмошный кот Бегемот срисован с их кота Флюшки, что прототипом Маргариты была именно она, Любовь Евгеньевна. Ей доставляло удовольствие повторять, что рассказы и повести, написанные Булгаковым, посвящены именно ей.

любовь 2(2).jpg

Легкая на подъем, самовлюбленная, красивая, элегантная женщина, она ни на минуту не останавливалась, вечно чем-то увлекалась – то курсами вождения, то новомодными постановками, пьесами, книгами, писателями-однодневками. Однажды, весело треща по телефону и заливаясь смехом, она в ответ на фразу мужа: «В таких условиях не смог бы писать и Достоевский», резко сказала: «Ты не Достоевский!».

Белозерская заставляла Булгакова двигаться, добиваться большего, усердней трудиться, чтобы она и он заняли надлежавшее положение в обществе, но эта вечная гонка долго продолжаться не могла.

Мастеру, каким стал к своим 40 годам, Булгаков нужна была тихая и спокойная гавань, надежный тыл. Его писательский труд был невостребован, единственная пьеса, так полюбившая Сталину – «Дни Турбиных», постоянно подвергалась нападкам критиков. Служба в театре режиссером, актером и лишь изредка автором пьес часто сводилась к яростным спорам с именитыми коллегами.  И хотя Булгаков исправно трудился на благо театра, многое из того что он задумывал, встречало отпор Станиславского и не воплощалась ни на сцене, ни на бумаге.

Затравленный к концу жизни  Булгаков страдал неврастенией и бессонницей, его накрывал парализующий страх одиночества, одолевали приступы  робости и боязливости. Его последней жене, Елене Сергеевне Булгаковой приходилось провожать и встречать его из театра, как ребенка.

елена3 (3).jpg

Если Любаше выпало счастье жить с Булгаковым в период его сложной, но плодотворной работы во МХАТе, под знаком милости Сталина, его телефонного звонка на квартиру писателю, то Елене Сергеевне досталась самый тяжелый отрезок жизни писателя.

Когда Булгаков встретил Елену, она была замужем за военным, самодостаточным и состоявшимся человеком – Е.А. Шиловским. Он запретил любовникам видеться, и они прожили в разлуке 1, 5 года, но чувства их не исчезли. Когда они вновь встретились, то поняли, что не переставали любить друг друга.

Только после тяжелого разрыва Елены с мужем, дележа детей, старшего –  мужу, младшего, Сережу – Булгаковым, Елена Сергеевна с Михаилом Афанасьевичем воссоединились.

Последнее десятилетие жизни Булгакова преследовали неудачи, он тяжело и продолжительно болел. В письмах к друзьям и родным он часто жаловался на нескончаемую усталость, донимавшие его болезни, но продолжал помногу, не жалея себя работать.

елена3.jpg

Булгаков был на грани истощения и мечтал вырваться за границу, он чувствовал себя приговоренным, арестантом, навеки заключенным в круг ада. Он стремился уехать, строчил письма «наверх», просил влиятельных людей о ходатайстве, ссылаясь на свои успехи на литературном и театральном поприще, но всякий раз ему отказывали. И даже когда уже все кругом поверили, что Булгаков с женой уедет за границу, они не уехали. На белом клочке бумаги было написано: «Отказано».

Роман «Мастер и Маргарита» остался незаконченным. Болезнь почек, болезнь, убившая его отца, подкосила писателя. Уже не вставая, полуслепой писатель упрямо продолжал диктовать своей жене роман, чтобы помнили о нем, чтобы его не забыли.

Елена Сергеевна жила только его делами и заботами, она подчинила свою жизнь и даже жизнь своих детей поклонению своему мужу, выдающемуся русскому писателю. В стране бюрократов и лизоблюдов, в душной атмосфере тирании, где Булгакова преследовали, клеймили «уродом», он выковал свой талант.

елена и булгаков.jpg

Душевно страдая и телесно мучаясь, он сумел стать писателем, сумел стать признанным классиком, русским литературным гением. Испытания, закалившие его характер, к сожалению, и убили его, но он умер с венцом вечной славы на своем чистом челе.

Елена Сергеевна  всегда пылко отстаивала его интересы, лишь она одна была способна понять и разделить его мысли, душевные порывы, она была его продолжением, она была его частью.  Когда он умер, любящая жена закончила редактуру над его романом и дождалась времени, когда роман опубликовали.

Кто может ответить, в чем секрет любви Маргариты? Как отдавая себя без остатка, отдавая все помыслы, душу и тело, не остаться пустой, выщербленной вазой? Где та грань, между унижением женщины, утратившей в любви индивидуальность, и величием женщины, которая в любви становится почти святой, Мадонной?

булгаков2.jpg

Только добрая и щедрая, пылкая и страстная Маргарита может без счету отдавать себя всю и оставаться, как по волшебству, наполненной, цельной.

Михаил Афанасьевич жадно брал у женщин все, что они предлагали ему. Но ему всегда было мало предложенного, пока он не встретил Елену Сергеевну. Ведь в том, чтобы отдавать ему себя, она видела смысл своей жизни.

Каждая жена Булгакова чем-то жертвовала ради него. Тася – отдала ему молодость, свежесть тела и души, но разумом она была далека от него, Любовь Евгеньевна – отдавала лишь тело, разумом и душой она была свободна, лишь Елена Сергеввна Булгакова отдала свое тело, душу и разум, привязав к себе мастера «колдовскими ниточками».  Муж и жена вросли друг в друга, пустили корни и навеки остались неразделимы.

булгаков и елена.jpg

Подвиг женской любви мастер увековечил в рукописи, которая никогда не сгорит, которая будет жить вечно в сердцах и памяти людской, как и ее герои. Их имена всегда будут звучать как музыка, как эхо, как шум морского прибоя. Ромео и Джульетта. Тристан и Изольда. Артур и Гвиневера. Мастер и Маргарита.

 

Скобина Евгения



 

Рекомендуем

«Из скромного композитора в культового гения поп-индустрии»
Работай в России
Кино. Оскар: мечты о золоте
"Billionaire Italian Couture"-элитарность в деталях
Мэрилин Монро — икона стиля, гламура и шика
Натан Эйдельман. Человек обостренной совестливости
Скромное обаяние Тоби Магуайера
Джон Малкович снимет фильм, который выйдет в 2115 году
Mercedes-Benz Fasion Week Russia: самые красивые коллекции третьего дня
XXXVIII Московский международный кинофестиваль. Церемония открытия