Партнеры Живи добром

Люди века саг


Исландцы – народ скальдов-сказителей, певцов-поэтов, слагателей стихов и подлинных любителей своей истории. Страсть к стихосложению и мастерство владения словом не иссякло в народе и поныне. Даже сухие, безликие статистические данные показывают, насколько велико число людей, вкусивших мед поэзии, среди этого северного народа.


Возможно, причиной тому красоты северной природы – извилистые фьорды, высокие, резные скалы, лавовые полы, каменистые пустоши, ледники, бьющие ввысь гейзеры, черный песок и обширные безлюдные просторы. 


Желание бежать от государственного ярма могло возникнуть только у свободных, открытых, смелых людей, слагавших красивые стихи и живущих по своим суровым законам.

В 9 веке нашей эры Харальд I, конунг из рода Инглингов, потомок вана Фрейра, правитель Вестфольда, восточного норвежского княжества, битвой при Хаврсфьорде положил начало объединению Норвегии под единоличной властью, властью короля. Противники конунга, местные хёвдинги или племенные вожди, свободные люди и крупные землевладельцы – люди знатного рода и гордого нрава, потерпев поражение в битве, бежали из Норвегии. Они оставили свое имущество и земли, чтобы попытать счастье на других берегах. Процесс образования норвежского государства сопровождался унизительной централизацией власти и неизбежными выплатами налогов. 


Предприимчивые, энергичные люди заселили Исландию, пустынную землю, пригодную для жилья только лишь в прибрежной полосе. Переселенцы выстроили хутора, развели скот и ввели на новой земле новые порядки. Старейшинами или, как их называли, годи, становились самые богатые, прозорливые и мужественные люди, заслужившие своими деяниями всеобщее уважение. 

 
Годи содержали капище языческих богов и отправляли функции предводителя на местном тинге или народном собрании, где решались вопросы местного годорда. На тингах рассуждали имущественные споры, усмиряли кровавые распри, принимали важные законы. Однако волю законоговорителя претворяли в жизнь сами исландцы, заинтересованные истцы или люди, вовсе не замещенные в споре. Такое специфическое государственное устройство, замешанное на языческой религии и варварской морали, порождало многочисленные столкновения интересов, заканчивающихся убийствами и продолжительной родовой местью. 


Люди века саг


Классические исландские саги, основное литературное наследие Исландии, описывают людей века саг, людей, которые жили в легендарные времена и запомнились своими поступками современникам и потомкам. В сагах любого воина гордо именовали дробителем гривен, делителем колец, властителем стали, владыкой дракона крови, палицей ужаса, кленом клинков и пр.


Сюжет любой саги описывает отношения между людьми, причем отношения вовсе не романтические: ссоры, распри, убийства, поджоги, родовую месть. Любовь для авторов саг вторична, любовь рождается в браке, а брак заключается по договору. Родная кровь, родня для исландцев значит куда больше возлюбленных, невест, женихов, жен и мужей. Любовь по страсти осуждается, незаконная связь порочит женщину, а дети, рожденные вне брака, носят снисходительно-презрительное наименование – побочных.


В родовых исландских сагах можно почерпнуть не только сведения об экономических и правовых отношениях, об обычаях людей, живших в Средние Века, но и заглянуть в душу простого исландца, понять, как он относился к таким обыкновенным предметам как любовь, дружба, предательство, родство, месть. 

Для исландца не было ничего важнее удачи, отваги и силы. Обладая ими в полном достатке, он мог достигнуть славы, богатства и заслужить уважение друзей, родственников и соседей.


У Хёрда, героя саги «Хёрд и островитяне», силы, отваги, богатства, уважения окружающих было не занимать, но вот удачи у него не было.  Удача в понимании исландцев совпадала с понятием жизненной силы. Дефицит удачи в судьбе человека, каким бы сильным, храбрым и умелым он не был, приводил к трагической кончине. С первого своего вздоха Хёрд был обречен, виной тому целый букет обстоятельств: размолвки и безразличие родни, вспыльчивый характер, плохой подбор кадров и дурные советы друзей. Хёрду пришлось расплачиваться за зверства людей, которых он волей судьбы возглавлял. Вероятно, сей великий муж считал, что он виноват не меньше других, хотя саги рассказывают иначе.  В сагах Хёрд предстает человеком, которого безвыходное положение толкает на совершение преступлений, и его попытки смягчить приносимое зло, давая приют странникам, спасая жизнь мальчишке-пастушонку, выплачивая виру за случайные смерти, остались в истории, но не отвели рок. При своих выдающихся способностях – организатора и воина - Хёрд мог прожить другую жизнь, лишь отказавшись от своих сильных сторон и став неожиданно вдруг монахом-отшельником. С исландцами в разгар средневековья такие чудеса не случались. И Хёрд упрямо шел навстречу своей судьбе.


Еще до того как Хёрд стал знаменитым воином, ему пророчили необыкновенную жизнь. Его матери приснился вещий сон, цветущие дерево с длинными корнями, вздымающиеся из супружеского ложа. Хёрд долго не мог научиться ходить, и вот в три года, когда он сделал свой первый шаг, он причинил матери горе. Трехлетний малыш разбил дорогое ожерелье, и мать в сердцах сказала, что последний его шаг будет еще хуже первого.


Хёрд рос крепким, ловким, умным и  красивым. Добрая молва шла о нем по земле исландской. «У него были прекраснейшие волосы и великая сила. Он лучше всех плавал, был на все горазд. Кожа у него была белая, а волосы светлые. Лицо у него было широкое, и черты лица крупные, нос с горбинкой, глаза голубые и довольно большие, и взгляд острый. Был он широкоплеч, тонок в поясе и крепок в груди, руки и ноги имел стройные и, словом, вырос всем хорош». 


Путь Хёрда – отплытие из Исландии, чтобы служить именитым мужам в чужих странах, добывать богатства и славу – мало чем отличается от жизненного пути других исландцев. Каждый исландский мальчишка, достигнув подросткового возраста, отправлялся в чужие земли, чтобы стать мужчиной. Но не каждый совершал такие славные дела, какие довелось совершить Хёрду. 

 
Побывав в Норвегии, Хёрд отправился в Швецию ко двору ярла Харальда. Хёрд пришёлся по душе шведскому ярлу, он подружился с ярловым сыном Хроаром и женился на его дочери Хельге. На суше и на море он совершил много доблестных подвигов, победил многих могучих викингов, раздобыл себе и своим друзьям корабли, награбил много доброго товара. Пожалуй, главным приключением в Гаутланде стало разграбление кургана злобного викинга Соти. Хёрд завладел запястьем, шлемом и мечом викинга. Мертвец, как водится, его проклял, сказав, что каждый мужчина, который будет владеть запястьем, будет ходить под проклятием, пока оно его не прикончит. Хёрд, стяжав великую славу, спустя пятнадцать лет вернулся домой на собственном корабле с богатой поклажей и молодой, красивой женой, Хельгой, дочерью ярла Харальда.


В результате козней родного дяди, бездумного поведения подчиненных – было совершено убийство, отвратительного стечения обстоятельств при полном попустительстве родственников –Хёрд на тинге был объявлен вне закона. С момента вынесения приговора любой исландец мог убить Хёрда, и никто, ни один родич не имел права требовать за его смерть виру. Хёрд, чтобы выжить, вынужден был грабить и убивать. Он и другие, объявленные вне закона, перебрались с суши на островок, откуда они совершали свои разбойничьи рейды на побережье. У островитян были свои законы общежития, к примеру, всякого, кто лежал без дела больше трех дней кряду, сбрасывали со скалы. Островитяне принесли Хёрду клятву верности, признав его своим главарем.


Люди Хёрда угоняли скот с хуторов, на берегу свежевали буренок и барашков и уезжали обратно на островок с добычей. Хёрду были нипочем любые чары, которые наводили на него местные колдуньи, он выходил победителем в любой схватке, но однажды ему надоело грабить и убивать. Он предложил своим людям покончить с разбоем, отнять у купцов с Белой реки корабль и уплыть на большую землю. Островитяне, привыкшие к сытой и ленивой жизни, отговорили Хёрда, предложив впавшему в меланхолию вожаку отомстить недругам – зятьям и дяде, вынудившим его вести такой недостойный образ жизни. Хёрд согласился с их предложением. Возможно, он сам приговорил себя, зная, что за свои деяния нужно отвечать и что соскочить с крючка судьбы не удастся. 

  

Люди века саг

 
Знать, бонды и свободные люди, видя, что Хёрд грабит даже своих зятьев, родню, решили покончить с его бесчинствами и приготовили хитроумную ловушку. Они заманили островитян на землю посулами о прощении и возможности начать новую жизнь. Островитяне поверили слову посланника, но когда первая партия приплыла на берег, их всех схватили, вплели в волосы железные прутья и оторвали им головы. Хёрд не поверил искусной лжи и наотрез отказался покидать островок. Но дерзкий человек, орудие судьбы, обозвал Хёрда трусом, раз не он отказывается ехать туда, куда уехали его люди.


Наш герой не смог стерпеть сомнения в мужественности и резво вскочил в лодку. Когда Хёрд удостоверился, что попался на обман, он первым делом привычным движением рук разрубил посланника мечом викинга Соти пополам вместе с двойной кольчугой.


На берегу Хёрд несколько раз стряхивал с себя тройное кольцо людей, но колдовские чары – боевые оковы все же одолели его, и толпа настигла героя. Торстейн Золотая Ноша, человек, принесший ему клятву верности, ударил Хёрда секирой на длинной ручке со спины по затылку. От удара в затылок Хёрд и умер. Его смерть стоила исландцам жизни тринадцати человек. 


Со смертью Хёрда сага не заканчивается. Его сестра жестоко отомстила всем участникам сходки и особенно главным заговорщикам. Она даже пыталась убить собственного мужа, но тот, чтобы спасти брак, принес жене в подарок голову Торстейна Золотая Ноша. Гримкель, старший сын Хёрда, умер мстя за отца.  Младший сын Бьерн, уплывший с матерью в Швецию, когда вырос, вернулся в Исландию и добил всех тех, кто еще совершенно случайно остался в живых.  Эти деяния принесли ему великую славу.


Когда Хёрд умер ему было 39 лет, его славили друзья и враги, они говорили, что в их времена не было человека доблестнее и умнее Хёрда, только не было у него удачи, они винили в злодеяниях его товарищей и сетовали на судьбу, от которой никому не уйти.


«…во первых, он считает Хёрда самым выдающимся из объявленных вне закона по своему уму, боевому искусству и всем совершенствам и, во-вторых, потому что его так высоко ставили в чужих странах и гаутландский ярл даже отдал за него свою дочь, в третьих же, потому что не бывало в Исландии человека, в отмщение за которого убили стольких людей, ни за кого ни платя виры».



Скобина Евгения


 

Рекомендуем

Кино. Классика. "Цельнометаллическая оболочка"
Таинственный остров Жюля Верна
«Груда тела и суматоха явлений». Памяти Григория Михайловича Поженяна
38-й ММКФ. Конкурс. "Память забвения", "Голос вещей", "Худшая из женщин"
Михаил Державин. Нежный актёр с юмором
Классика чернил и пера в простом слове Parker
Карл Мария фон Вебер - основоположник немецкой романтической оперы
Жанна Болотова. И жизнь, и слёзы, и любовь
«ЖИТЬ – ЗНАЧИТ ПЕТЬ!»
Твидовые костюмы. Классика и современность