Партнеры Живи добром

Нат Апанай «Поиск себя начался с момента, когда я была заброшена в эту реальность»


Нат Апанай - художник-андрогин. Казалось бы, очередная попытка провокации. Творчество Нат привлекает своей загадкой. Андрогиния –лишь ключ к поиску ответа.


Башни в Сити, реконструкция Бадаевского завода, проект реновации и даже гоночный полигон – это лишь малая часть проектов, которые курировала бывший архитектор. Оставив престижную карьеру, ужины в дорогих ресторанах и обеспечив минимальную «подушку безопасности» для жизни, Нат Апанай обратилась к своей природе.

«Путь становления и поиска себя начался с момента, когда я была заброшена в эту реальность - рождена. В пять лет пришло четкое осознание желания быть художником. Однако затем подключилось влияние общества, и до недавнего времени детская мечта сидела внутри, ждала момента, когда я дам ей реализоваться».

Если говорить художественными терминами, то живопись художницы можно отнести к абстракции. «Абстракция – это бесконечный поиск, путь, на котором новые смыслы и идеи заражают, и ты продолжаешь с ними жить», - размышляет Нат.


Нат Апанай


С первого взгляда кажется, что абстракцию и андрогинию объединяют только первые буквы, но это совсем не так. 

«Быть андрогином – это в первую очередь свобода. То, какая я есть на самом деле. Такая свобода мне необходима. Я считаю, что каждый художник должен максимально освободиться от всего того, что не является по-настоящему его. Искусство, в отличие от общества, которое мне навязывало носить юбки, нравиться мальчикам, дает эту свободу. В нем я как раз андрогин. Я – не гражданская личность, не девушка, а чистая единица живого, и поэтому освобождаюсь от телесности», - объясняет мне художница.


Творческие люди сегодня часто говорят, что общество, гендеры, повестка дня часто мешают выражать идеи. Именно поэтому Нат старается отдалиться, уйти от этой самоидентификации. Ей хочется разрушить «телесную» оболочку и взглянуть на вещи по-новому. Разрушение привычных схем, мышления ни раз приводили творцов к успеху. Если посмотреть на творчество японского дизайнера Ёдзи Ямомото, архитектора Захи Хадид, можно увидеть футуристическую деконструкцию. Их творчество не похоже ни на что другое, но оно живет и развивается. 


Нат Апанай


Так и Нат разрушает привычное и создает нечто иное: «я отражаю это отношение в своем искусстве, очень много работаю с «телесным» - беру кости, кожу, волосы, играю с ними. Беру настоящие объекты и переигрываю их. Сначала совершаю деконструкцию и потом пересобираю привычный образ по-новому». Многослойность, фактурность работ, темные тона – это все внутренняя природа художницы, её психофизика, которую она не намерена скрывать за «академизмом». 


«Внутри себя я не девочка в платье, пишущая натюрморты с цветочками. Моя натура – это брутальность, и она является доминирующей. Поэтому я склонна к гранжу, ко всему черному. Это для меня цвет эстетизма и даже сексуальности. Это не депрессия, а мой внутренний мир, который я передаю во внешний», - объясняет Нат.


Контекст её творчества в первую очередь исходит из философии: «все живое – это большая биоморфная масса. Это текучая, вязкая субстанция, которая находится в постоянном движении. Она видоизменяется каждую секунду. И важно отметить, что эта масса – мы, то есть мы все едины». В картинах художницы можно увидеть взаимодействие органики и неорганики. «Телесные» предметы совмещаются с силиконом, нефтепродуктами. Примерно также, как мы совмещаем себя с неорганикой в повседневной жизни: компьютерными технологиями, новинками хай-тека. Таким посылом Нат в том числе затрагивает и тему экологии. 


Нат Апанай


«Мы пытаемся поглотить органику, поглотить нашу природу. Мне кажется, это не совсем верный путь. Что же мы будем делать со всем тем пластиком, которым мы засорили нашу планету? Узнав о том, что производство одежды стоит на первом месте по загрязнению окружающей среды, я перестала покупать одежду. Не желаю участвовать в этом процессе потребления».


Нат осуждает чрезмерное потребление. Деньги для неё – это форма выражения уважения к труду. « С точки зрения бытового понимая денег, конечно, они должны обеспечить безопасное существование, возможность творить. Если у меня совершаются продажи, то я всегда вкладываю доход в свое собственное развитие, покупаю новые материалы, холсты. Мне нужны финансовые средства для того, чтобы продолжать заниматься искусством», - говорит Нат, подчеркивая, что «необязательно художник должен быть бедным».

Невозможно было не затронуть тему будущего в нашем разговоре. 


Нат Апанай


«Я считаю, что в будущем мы будем разобщены. В условиях пандемии идет огромный спрос на строительство бункеров. Мы и так сильно закрылись в диджитал пространстве. Все пытаются еще больше закрыться. Эта тенденция мне не близка. В своем творчестве я хочу больше раскрывать тему единения. Мы не сможем локализоваться, разойтись; в таком случае мы пропадем, как система. А именно как система мы и склонны к выживанию. Я хочу развивать эту тему, тему выхода к друг другу, становиться более «открытыми». Но, как и любой человек, в ближайшем будущем Нат хочет путешествовать, общаться с людьми и, конечно, творить: «хочу много-много материалов, чтобы сделать большую-большую инсталляцию». 



Интервью Маргарита Карпюк 

Фото: пресс-служба художника




 

Рекомендуем

Фестиваль Денис Мацуев у друзей
Просто гений. Стивен Спилберг
Неделя моды в Париже SS'18
Вдохновляющие на музыку
ТОП-10 влиятельных людей в мире моды
Модный эффект Кары Делевинь
Гордое одиночество Ольги Аросевой
Дело Чести («Офицер и шпион» реж. Роман Полански)
Михаил Загоскин. Первооткрыватель исторического романа
Как Юрий Богатырёв уходил от реальности?