Партнеры Живи добром

Святослав Бэлза. «В разлуке есть высокое значенье...»


Его нет с нами и, кажется, передачи, которые он вёл, стали менее интересными, но это не так, просто они стали другими. С его уходом изменились и люди, для которых он был родным и близким. Святослав Бэлза ушёл, но остались воспоминания, которые будут жить вечно… 



Фёдор Бэлза

У меня воспоминания достаточно смешные. Я помню, как мы в детстве с папой поехали на его новом автомобиле Volvo в Суздаль. Он был рад своему новому приобретению - этому автомобилю, и мы ехали в очень приподнятом настроении на фестиваль «Новые имена». В то время я был относительно маленький. Первое место, куда нас пригласили на экскурсию - музей русской водки. Когда ты совсем маленький, это очень любопытно. После посетили памятники архитектуры и зодчества. Весело, приятно и тепло проводили время вместе.


От этой поездки сохранились очень трепетные и хорошие воспоминания. Мы со всеми вместе ходили в баню, где было очень по родному здорово и весело. Сохранились также воспоминания, связанные с моим, если можно так сказать, и это не будет звучать громко, опытом на телевидении, потому что я брал интервью у тогда ещё совсем молодых ребят - наших сегодняшних виртуозов. Совместно с папой мы придумали смешную инсценировку. Там течёт река, и мы сделали так, что я тихонько подхожу к ним, а они стоят и ловят рыбу.


Причём, когда я к ним подошёл - это получилось достаточно неожиданно, хотя все были предупреждены. Я был с камерой и микрофоном, а все чуть не попадали в реку от моего резкого появления. Очень приятные воспоминания связаны с летними сборами команды «Новых имён». Прекрасно помню, как мы в большом ресторане-столовой ели сметану из стаканчиков и мило общались с сегодняшними виртуозами, а тогда обычными талантливыми ребятами.


Фёдор Бэлза и Святослав Бэлза


Борислав Струлёв о Святославе Бэлзе


В начале 90-х годов мне довелось отправиться на гастроли в тур по Дальнему Востоку с фондом «Новые имена». Все наши концерты вёл Святослав Бэлза. Мы выступали в Чите, Благовещенске, Магадане, Комсомольске-на-Амуре, Хабаровске, Владивостоке и даже посетили с концертами полуостров Сахалин.

Условия, в которых проходили концерты, порой были далеки от идеала. Холодные залы, не всегда воспитанная публика, никогда не были помехой для Святослава Игоревича, его блистательный конферанс мгновенно захватывал внимание зрителей, а во время длинных музыкальных номеров он накидывал что-нибудь тёплое и читал.

Во время этого тура было несколько моментов, о которых хочется вспомнить. Например, в одном из полётов между городами получилось так, что половина пассажиров самолета, в котором мы летели, были заключёнными. Наши места оказались в хвостовой части, и идти к ним пришлось через отделение с людьми в спецформе и наручниках. И, несомненно, меня поразила картина, когда узнав проходящего мимо Бэлзу, один из так сказать «пассажиров» остановил его рукой и переспросил о либретто оперы, которую незадолго до этого обсуждали в программе «Музыка в эфире», а Святослав Игоревич ответил в свойственной ему манере, интеллигентно и с уважением. 

Конечно, нельзя не вспомнить Магадан! В тот момент параллельно с концертами Святослав Игоревич снимал репортаж о певце Вадиме Козине. Во время этих съёмок нам удалось побывать в гостях у маэстро.

По прошествии времени я понимаю, каким чудом оказалась эта встреча с легендой. Мы общались и музицировали. Для нас, тогда совсем молодых музыкантов, это была невероятная встреча!

Никогда не забуду, как в этом же туре перед концертом, во время репетиции, в холодной библиотеке у моей виолончели упала дужка, а с такой палочкой выходить на сцену просто невозможно! В состоянии паники я подбежал к Святославу Игоревичу и рассказал о своей проблеме. В тот момент я даже не представлял, что делать в такой ситуации, ведь концерт должен был начаться с минуты на минуту.

Учитывая, что в Магадане скрипичный мастер не самая часто встречающаяся профессия, можно представить, насколько сильными были переживания. Ведь сорвать выступление во время тура для молодого исполнителя - это самая настоящая катастрофа!

Но тут произошло чудо! Святослав Игоревич, понимая всю сложность задачи и глубину вопроса, в присущей ему манере подозвал директора библиотеки и мгновенно объяснил ситуацию. Уже через 5 минут нам нашли местного умельца, гениального человека с золотыми руками.

За несколько минут мастер разобрал виолончельное колесо, сделал для себя некий инструмент из двух спиц и достал палочку-дужку из виолончели. За считанные минуты он установил всё на прежнее место, великолепно справившись с поставленной задачей!

После мы со Святославом Игоревичем часто с улыбкой вспоминали этот случай. Я очень благодарен ему, да и, наверное, не только я, за ту поддержку, которую он оказывал, ведь благодаря его находчивости мы не раз выходили из сложных ситуаций.

Выступления в каждом городе были уникальными, но именно эти гастроли объединяло одно. Этим одним стала еда. В начале девяностых в стране были большие проблемы с продуктами, но неизменно в нашем рационе оказывались сосиски и китайское печенье «CHOCO PIE». Точнее сказать - на завтрак, обед и ужин у нас было только это!!!

Конечно, можно себе представить наше состояние после десяти дней, проведённых в переездах, да ещё и с таким разнообразным меню, но мы не унывали! 

В один из таких гастрольных дней у Святослава Игоревича был день рождения. И как-то именно нам, а не ему захотелось его отметить. Я поинтересовался у именинника о том, где и как будет проходить праздник в таких условиях, на что получил достойный ответ: «После концерта соберемся в отеле, а то, что в праздничном меню есть только два пункта - не беда, ведь как водится на празднике, этого будет вдоволь!».  

Мне приятно поделиться с вами разными воспоминаниями о моментах, проведённых с таким необыкновенным человеком по обе стороны сцены. Для меня это было незабываемое время.


Борислав Струлёв и Святослав Бэлза


Игорь Бэлза

Я с папой бывал на многих мероприятиях. Выходить в свет с ним было интересно, но достаточно сложно. Сейчас объясню почему. Мы живём все по своему графику и расписанию. У отца, безусловно, было какое-то расписание, но оно варьировалось в зависимости от обстоятельств, и когда мы вместе посещали какие-то мероприятия, будь то съёмка или фестиваль, выступление или светское мероприятие, то было очень тяжело выходить обратно. Потому что он встречал своих близких и не очень знакомых, поклонников, почитателей его таланта и с каждым из них очень обстоятельно беседовал, обсуждая ту или иную тему, иногда споря, доказывая какую-то свою позицию и просвещая. К нему подходило безумное количество людей. Наверное, другой человек, который достиг каких-то высот в жизни, возможно быстро бы отшутился, поздоровался и ушёл, но не папа. Он останавливался у каждого человека, который к нему обращался и задерживался с ним примерно на 30-40 минут. Со всеми поклонниками он общался, кому-то что-то объяснял. Из-за этого увести его, конечно, было очень тяжело.


У него было очень много поклонниц. Я помню, как мы ездили с ним вдвоём на съёмки последних программ «Романтика романса», которые он успел снять. Это было как раз в его день рождения 26 апреля и потом 27 апреля - два дня съёмок, которые проходили в губернском театре у Сергея Безрукова, и там была практически половина зала поклонниц папы. Они каким-то образом проходили за кулисы, а когда он выходил на улицу, его тут же обступали со всех сторон. Были какие-то разговоры, кто-то просил автографы, кто-то задавал вопросы и отец, безусловно, беседовал с каждым человеком.


Игорь Бэлза и Святослав Бэлза


Фёдор Бэлза

Ещё одно ярчайшее воспоминание, связанное с отцом - это встреча Миллениума в Большом театре. Для меня было очень неожиданно, когда папа сказал, что мы идём. Это был огромный гала-концерт с прямым включением из всех столиц мира и известнейшими людьми, начиная от политиков, оперных див и заканчивая народными артистами. Я тогда чувствовал себя «как Золушка», которая попала на бал. Было много людей, общения, и правильно сказал Игорь, что увести отца было задачей не из лёгких. Всё кипело и шумело вокруг него. Для меня это был самый праздничный и теперь уже самый незабываемый Новый год.


Игорь Бэлза

С папой достаточно тяжело было спорить и отстаивать свою точку зрения, потому что он по знаку зодиака был Тельцом, и это очень отражалось на его характере. Когда он был уверен в своей правоте, то упирался, и переспорить его было практически не возможно. 


Фёдор Бэлза

Это точно! К тому же все его аргументы зачастую были подкреплены энциклопедическими знаниями и вариантов вообще практически не оставалось.


Игорь Бэлза

Вы знаете, у меня произошло так, что мой подростковый возраст прошёл мимо папы. Наше общение возобновилось с отцом примерно в 1994 году, я тогда закончил институт.

Позже, может это эгоистично, но иногда мне хотелось внимания, а он даже в день рождения мог не появиться и даже не позвонить, потому что был в поездке и у него в этот день были концерты и мероприятия. Отец жил всегда работой и мне кажется, что это и держало его в тонусе.


Фёдор Бэлза,Святослав Бэлза,Игорь Бэлза


Фёдор Бэлза

Периодически папа давал советы, но это было уже в более взрослом возрасте, в подростковом возрасте мы были не так близки. У меня общение с отцом началось где-то в 18-19 лет, а до этого, скажем так, что все были предоставлены сами себе, и так уж сложилось, что папа вёл огромную, насыщенную жизнь. Я бы не сказал, что ему было не до нас. Конечно, нет - он общался и каким-то образом проявлял себя, но такого общения как в наши последние годы, конечно, не было. В последние годы у нас были очень тёплые, дружеские отношения и по поводу советов я всегда прислушивался и всегда принимал их настолько серьёзно, насколько это требовала ситуация, потому что совет отца подкреплялся не только жизненным опытом, но и знанием жизни. Всё было насыщенно, и если меня что-то интересовало, мне давалась целая лекция, а потом уже из собственной жизни ремарки.


Игорь Бэлза

Есть ещё один очень важный момент, который меня в отце поражает. 

Потом, когда папы не стало, для меня было шокирующим открытием то, что подходили десятки людей, звонили, писали в социальных сетях и говорили: «Какое счастье, что ваш отец был таким…» или «Мы благодарны вашему отцу, он сделал для меня столько… Он практически сделал всю мою жизнь!». Как оказалось, отец многим помогал как-то пробиться в жизни, помогая им и как-то прося за них. То есть папа каким-то образом умудрялся помогать людям, которые его как-то интересовали или, может, были ему симпатичны, но при этом он никогда не просил ни за себя, ни за свою семью. Он не умел просить. Обычно в нашей жизни тебе нужно попросить, потом напомнить и ещё раз напомнить, а он так не мог. Максимум, что можно было добиться от отца, чтобы он спросил: «А вот нельзя ли сделать так?». Ему говорили: «Конечно, Святослав Игоревич!», но, разумеется, про это забывали, а второй раз он уже не напоминал.


Фёдор Бэлза

Действительно, для нас это было откровением, и Игорь правильно говорит. Потому что и во время процессии и во время вечера памяти люди просто подходили поблагодарить. Люди признавались именно в том, что Святослав Игоревич принимал непосредственное участие в их жизни, он помогал, решал вопросы. Это были и те люди, которые, к примеру, были из глубинки, но имели талант и изюминку, которая чуть позже раскрывалась. Впоследствии они становились народными артистами. Я отчасти уверен даже в том, что молодые таланты, которые знали отца до его ухода, станут очень большими звёздами.

Святослав Бэлза


Игорь Бэлза

В плане работы он был очень ответственным. Его занятость и востребованность определяли внутреннее состояние, то есть он практически не болел. У него практически не было простудных заболеваний, может, если только пара дней, и он вновь продолжал работать. Показательной историей этого был как раз момент, когда он пожаловался на боли в области желудка, это было примерно в декабре. Я уже тогда ему сказал, что нужно всё бросить и отправиться на лечение. На что он перечислил список дел, съёмок, концертов, фестивалей и тому подобное. В итоге он обратился к врачу только в марте. Он был вот такой! 


Святослав Бэлза


На первом месте у него была не то чтобы работа, а скорее тот режим, в котором он жил и та ответственность, которая на нём лежала грузом.

Режим у папы был сумасшедший. Я пробовал примерять его на себя и сделал вывод, что вероятнее всего не смог бы его выдержать. 


Например, он мог прилететь из Америки или Китая, просидеть четыре часа в аэропорту, потом улететь в Сургут или Владивосток, потому что вечером предстоял концерт. Или прилететь в Москву утром, где вечером он проводил концерт, а ночью вновь улететь.


Фёдор Бэлза

Я вот, например, после того как ему исполнилось семьдесят, и мы отпраздновали его большой и красивый юбилей, не мог себе представить, как папа будет пребывать в спокойном, умиротворённом состоянии. То есть я не мог себе его представить на кресле-качалке укрытым пледом и с томиком Бунина в руках. Для меня всегда это было необычно, он всегда был на позитивном настрое и всегда в движении. На мой взгляд, всё-таки семьдесят это достаточно солидный, умудрённый возраст.


Святослав Бэлза


Игорь Бэлза

Депрессий у отца не было.

Безусловно, у каждого человека в жизни бывают трудные моменты, а вот у отца, когда не спросишь, всё ли у тебя нормально, он говорил: «Да, а почему должно быть по-другому?». У меня, например, как и у любого человека, периодически возникают вопросы, почему у меня что-то не получилось, почему так не справедливо или ещё какие-то огорчения. А отец никогда ничего не рассказывал, он никогда не говорил ни о болезни, ни о том, что у него что-то не получилось, ни о каких-то своих неудачах.


Фёдор Бэлза

Мне кажется, что это удел достаточно сильных людей. Всё-таки у любого человека наступают периоды в жизни, когда хочется с кем-то поделиться или кому-то что-то рассказать. Это достойно уважения, ведь с этим достаточно сложно жить и держать в себе достаточно непросто. Отец не любил хандру, он наоборот всегда подбадривал. Всегда говорил, что нужно чувствовать себя победителем, а не побеждённым. Всегда нужно двигаться вперёд. Не зря папа называл нас «мушкетёрами» и очень гордился, когда мы появлялись где-то вместе. Я имею в виду втроём, что случалось не так часто, как хотелось бы. 


Фёдор Бэлза,Святослав Бэлза,Игорь Бэлза


Игорь Бэлза

Единственный раз, когда он был в состоянии подобном депрессии, это когда не стало его любимого кота Бастика. Я даже потерял его на какой-то период. Потому что тогда мы были на связи практически постоянно, даже если он выключал телефон, я ему писал СМС, и в течение суток он точно отвечал. А в этот раз, когда не стало кота, я ему позвонил, и он сообщил мне эту новость, чувствовалось, что он морально сломлен и в течение трёх дней не отвечал на звонки и СМС. Впоследствии оказалось, что он уехал на дачу хоронить кота.


Фёдор Бэлза

Мне кажется, он был подавлен ещё и потому, что Бастик был последней связью с родителями и с Игорем Фёдоровичем и Зоей Константиновной. Кот всегда встречал его дома, и общение с ним было похоже на общение с человеком. И, конечно, потеря этой ниточки связывающей его с родителями на какой-то момент выбила его из колеи, но, как и любой сильный человек, он собрался и вернулся к жизни. Но котов потом уже не было.


Святослав Бэлза


Игорь Бэлза 

Самое интересное, что отец не признавался, где похоронил своего любимого кота Бастика. Это случилось однажды мельком, и, естественно, я не запомнил.


Фёдор Бэлза

Мне кажется, это просто настолько личное, что ему просто не хотелось об этом говорить. Кстати, однажды Бастик даже снимался и передаче «В мире животных» у Николая Дроздова, который приезжал к папе домой.


Святослав Бэлза и Николай Дроздов


Игорь Бэлза

Он, конечно, не брал кота на гастроли, за что тот очень сердился на папу. Потому что, когда бабушка была жива, кот был под присмотром, а потом ему пришлось оставаться одному. Ещё достаточно интересно то, что уезжая на гастроли, я предложил отцу приезжать кормить кота, на что папа наотрез отказался и сказал: «Не надо, здесь покормят».  


Игорь Бэлза

У папы была безумная тяга к знаниям, можно даже сказать, что он был одержим ими. Когда он встречал человека, который мог поделиться с ним этими знаниями, неважно в какой области, он всегда жадно пытался впитать полученную информацию. Из меня он пытался вытянуть знания о компьютере, сканерах, электронной почте и форматах писем. «Расскажи мне как это сделать, а лучше покажи» - говорил он. Папа пытался получить знания из абсолютно разных областей. Мы с ним обсуждали даже автомобилестроение, к примеру, какие покрышки, какие машины лучше, как управляются разные виды транспорта. Не так давно я реализовал свою мечту и купил мотоцикл, естественно, приехал на нем к папе, от чего у него случился небольшой культурный шок, но потом он начал расспрашивать, почему именно эта модель мотоцикла, ему было интересно даже это. Точнее сказать, ему было интересно всё!


Он очень много читал. Я очень часто наблюдал за тем, как он читает. Я так читать не умею, то есть он читал по диагонали и взглядом, можно сказать, просматривал страницы одну за одной. Память у него феноменальная. На мой взгляд, запоминать и держать такое количество информации в голове - это что-то нереальное. Когда я спрашивал, откуда у тебя такая память, он всегда отвечал: «Ну ты вспомни дедушку!». Для себя я даю несколько другое объяснение. Изначально он был филологом и поэтому гуманитарную информацию воспринимал достаточно легко. Я по образованию математик и мне легко даются цифры и факты, гуманитарная информации мне даётся тяжелее.


Алла Сигалова и Святослав Бэлза.JPG


Фёдор Бэлза 

Безусловно, это такой склад ума и постоянные умственные тренировки. Ещё у него была потрясающая способность рассказывать истории о гениальных музыкантах, композиторах, писателях и артистах, с которыми не был знаком лично в силу времени и обстоятельств так, будто бы он знал их и там присутствовал. Создавалось полное впечатление абсолютной действительности. Он умел представить информацию интересно и захватывающе, причем это были академические, энциклопедические знания и очень редкая информация. Всё в красках и захватывающе. Он представлял информацию о музыке так, что она захватывала зрителей во время концерта на столько, что восприятие менялось.

Игорь Бэлза

Кстати, папа был очень консервативен и первый мобильный телефон, который у него появился, подарил ему я, практически насильно заставив им пользоваться. Он всегда не понимал, зачем ему мобильный телефон и говорил: «Кому надо меня и так достанет». Потом я учил его писать СМСки, потом был очередной праздник и я подарил ему роутер. Причём нужно заметить, что люди его поколения далеко не все понимают, зачем это нужно и как это функционирует. Самое интересное, что до того как он научился писать сообщения, мы просто перезванивались, а потом, когда он научился, ему очень нравилось.

Святослав Бэлза


Игорь Бэлза

Как и в каждом мужчине, в отце иногда просыпался ребёнок, ему нравились машины. Помню, один раз была некая авантюрная история. К нему пристали из одного авто-журнала, по-моему это было «Авто Ревю», по поводу теста какой-то очень большой машины, внедорожника. Её пригнали к загородной квартире папы, и он ездил на этой машине по полям. 


Святослав Бэлза


Ещё папа был эстетом во всех сферах жизни. Для него важно было элегантно выглядеть, элегантно принимать пищу - он был гурманом. Для него всё действо, которое его окружало, должно было вызывать не только физиологическое удовольствие, но и эстетическое.



Денис Мацуев о Святославе Бэлзе


«Мы познакомились со Святославом Бэлзой, когда я был ещё ребёнком и только приехал в Москву. Тогда Святослав Игоревич взял у меня интервью, что вызвало во мне бурю эмоций. Я тогда смотрел все эфиры его передач. С этого и началась наша дружба длиной в 21 год. Бэлза, как и я, очень любил импровизировать, порой во время концерта мы могли несколько раз отходить от сценария. Мы были близки не только на сцене, но и в жизни, а самое удивительное - это то, что все эти годы мы общались исключительно на «Вы» - я по понятным причинам, а Святослав Игоревич, потому что в нем присутствовало удивительное благородство. В его случае это было уникальное благородство, помноженное на мушкетёрский авантюризм. Очень редкая черта среди людей моего поколения. О том, что Святослав Бэлза был мушкетёром 21 века, знают практически все, но немногие знают, что Бэлза был очень большим авантюристом.

За годы нашей дружбы накопилось такое количество интересных историй, что рассказать их все просто не возможно.

Святослав Игоревич вёл все мои фестивали, но все-таки особенным для него стал мой иркутский фестиваль «Звёзды на Байкале». Ему настолько полюбилась сибирская культура, добрые, открытые люди и энергия Байкала, что он мог отменить гастроли и прилететь в Иркутск. Можно с полной уверенностью сказать, что за все эти годы он стал настоящим сибиряком.

Буквально 2 года назад во время моего зимнего фестиваля в Иркутске нам удалось поставить Святослава Игоревича на коньки после перерыва в 60 лет. И за десять минут он стал очень уверенно кататься. Всё это происходило во время массовых катаний и иркутяне, пришедшие на каток, не могли поверить, что это Святослав Бэлза. После к нему подходили, чтобы сфотографироваться и попросить автограф, в чем он никогда не отказывал.

Он также с большим удовольствием парился в сибирской бане, и, не задумываясь, мог с лёгкостью в сорокаградусный мороз окунуться в Байкал. Поверьте - это сможет сделать далеко не каждый.

С его уходом появилось ощущение пустоты. Многие говорят, что незаменимых людей не бывает. В случае Святослава Бэлзы это не так. Он был конферансье всех моих концертов. В этом году все мои фестивали посвящены его памяти, а вести их будет его сын Игорь Бэлза, который унаследовал от отца лучшие качества и долю благородства.

Недавно я сидел и вспоминал Святослава Бэлзу и Георгия Гараняна, после чего написал на своей странице в facebook: «…У меня такое чувство, что они просто уехали на гастроли…». На мой взгляд, каждая из этих потерь невосполнима.»


Денис Мацуев и Святослав Бэлза


Фёдор Бэлза

Отец с очень большой теплотой и трепетом вспоминал и ждал рождественские встречи с Денисом Мацуевым. Когда они с Денисом улетали в Иркутск, в эти моменты собирались все близкие и свои люди. Каждый раз он возвращался с подарками и сувенирами, очень он это всё любил. Ему нравился и Байкал, и природа, и общение, и баня.


Игорь Бэлза

Папа рассказывал, что ему просто не позволило его достоинство наблюдать за культурным комсомолом со стороны и пришлось их догонять! 

Причём самое интересное, что я очень люблю кататься на коньках, но когда я его приглашал, он всегда говорил: «Нет, мне не по возрасту».


Фёдор Бэлза

И опять-таки даже на льду его обступили поклонники и почитатели таланта. Мне кажется, это было достаточно рискованное мероприятие, потому что с папиным ростом, да ещё и на коньках, это достаточно опасно.


Игорь Бэлза

Я помню достаточно забавный и уникальный случай. Всё происходило на заре перестройки, это был примерно 1995 год, и я работал в одной компании, где для представительских целей купили лимузин - длинный белый Lincoln. Поскольку зарегистрировать его было не на кого, зарегистрировали на меня. И в один из определённых дней мне нужно было поехать встретить отца в аэропорт, а моя машина в этот день сломалась, и я пришёл к хозяину фирмы, забрал ключи и поехал в Шереметьево встречать на нём отца. Нужно сразу отметить, что управление им достаточно своеобразно, и всё оказалось не так просто! Я помню удивление отца, когда он увидел меня, встречающего его на лимузине, но, не смотря на это, сразу попросил подвезти друзей. 


Игорь Бэлза

Нужно отметить, что папа был человеком достаточно увлекающимся. Первым и самым любимым его увлечением, конечно, были книги, вторым были коты, и он собрал невероятную коллекцию статуэток котов, а немногим позже появилось третье - это коллекционирование сувенирных тарелочек, как правило, с изображением церквей или храмов, из тех мест, где бывал отец. Бывали случаи, когда я отправлялся в то место, где был папа, но по каким-то причинам не приобрел тарелочку, то он просил привезти новый экземпляр.


Святослав Бэлза.jpg


Фёдор Бэлза 

Улетая на лечение, он взял с собой смокинг и собирался после отправиться сразу на гастроли в Санкт-Петербург, где в то время проходил экономический форум. После он планировал посетить Венский бал.


Игорь Бэлза

Когда я был с отцом в Германии, он договаривался о концертах на июль и даже не предполагал, что его не будет.

Было очень сложно донести до него мысль о том, что он не может ехать. Пришлось привлекать и Марию Максакову, и Дениса Мацуева, и других.

Кстати, тогда в последнюю встречу с Марией Максаковой папа подарил ей вариант оригинальной подписи «Мария Максакова - полюбит не всякого!».


Мария Максакова о Святославе Бэлзе


Для меня Святослав Игоревич Бэлза – человек из детства. Впервые я увидела его в тот день, когда он вел вечер, посвященный памяти моей бабушки, певицы Марии Петровны Максаковой. Конечно, осталось только очень общее, детское восприятие этого человека: тактичный, деликатный, подлинный. Оно оказалось совершенно верным, я имела возможность убедиться в этом со временем.

Мы встретились, когда я пришла на кастинг телеканала Культура – пробоваться на роль ведущей в программу «Романтика романса». Откровенно говоря, ведущая я тогда была никакая, но Святослав Игоревич что-то увидел, разглядел во мне какие-то скрытые до поры до времени таланты. Он отстаивал мою кандидатуру, а потом позвонил моей маме (актрисе Вахтанговского театра Людмиле Васильевне Максаковой) и поздравил ее с тем, что я принята в программу.

Пять лет мы проработали вместе. Он терпеливо учил меня всем тонкостям телевизионной специфики, помогал расставлять акценты, распределять смысловую нагрузку. Возился, помогал, направлял и поправлял. А года через полтора, когда они вместе с руководителем программы Аллой Сергеевной Гончаровой смотрели записи, говорил: «Ну, как вам наша Маша?!». Он был доволен мной, и я этим горжусь.  

Совместная работа с Бэлзой над программой «Романтика романса» мне многое дала. Например, он научил меня преодолевать без страха порог от кулис к сцене, показав, что этот порог находится не в пространстве, а во времени. Я всегда поражалась глубочайшей эрудиции Святослава Игоревича, его интеллигентной тонкости и в то же время стойкости бойца. Он не считал этичной острую полемику, хотя мог бы, я думаю, при необходимости ответить весьма аргументировано и резко. Не позволяло глубокое врожденное благородство. Именно оно, а не модная толерантность, лежало в основе отношения Святослава Бэлзы к людям.

Это был штучный человек, настоящий. Живущий поэзией и музыкой. Любил эпиграммы, умел их писать, тонко чувствовал слово. Ремарки, сделанные Святославом Игоревичем, всегда были полны поистине вольтеровской глубины и иронии.

Мы многое еще хотели сделать, строили совместные творческие планы, но, к сожалению, не успели.


Мария Максакова и Святослав Бэлза

Игорь Бэлза

Потом лечащий врач пришёл к папе и сказал: «Вы можете ехать, но я снимаю ответственность за вашу жизнь». Только тогда папа осознал, что на самом деле всё серьёзно и нужно оставаться продолжать лечение. Он не воспринимал это всё всерьёз и думал, что это простое недомогание и скоро всё пройдёт.


Весь процесс лечения контролировал я и ту информацию, которая до него доносилась, и которая до него не доносилась. И самое интересное, что когда вышел фильм «Незаданные вопросы», в котором взяли интервью у его лечащего врача - доктора Шёнберга, тот сказал, что по его ощущениям папа всё знал внутри себя и просто не хотел нагнетать обстановку. Лично для меня, знал он это или нет, остаётся загадкой, потому что об этом ему никто не говорил. 


Фёдор Бэлза 

В нашу последнюю встречу перед отлётом в клинику он мне сказал: «Не волнуйся. Я прилечу, мы ещё всё успеем и обязательно погуляем с Серёженькой. Пройдёт всего две недели…».


Мне кажется, он всё-таки пытался нас успокоить. Возможно, у него было внутреннее шестое чувство, и он действительно всё знал.

Кстати, с внуком лично папа так и не успел познакомиться, но осознание того, что он стал дедушкой, у него появилось. Он очень этого ждал и незадолго до его ухода появился Серёженька, которого папа с трепетом называл «мой маленький Портосик».


Игорь Бэлза

Я помню, что на съёмках «Романтики романса» Мария Максакова подвигала отца рассмотреть меня в качестве преемника, но папа отшутился, и на этом тему завершил. 

За последние несколько лет я не помню его попыток приобщить к телевидению кого-то из нас. Хотя я ему говорил, что мне было бы интересно сделать совместный проект, на что отец сказал: «Подумаем, посмотрим…». И его это действительно интересовало. Он хотел этого. Но, как видите, не получилось. Сейчас мне кажется, что ведение концертов и прочее я интуитивно воспринимаю как некую авантюру, потому что отец обладал багажом знаний, которых в таком объёме у меня нет. 


В его случае вырасти в такой семье это уже некий отпечаток, потому что атмосфера формирует сознание. У меня нет боязни залов и камер, но мне нужно понимать смысл того, что мне нужно донести, даже когда тебе даётся текст на суфлёре и этот текст не знаком, то соответственно очень сложно сказать его с осмыслением и достаточно уверенно. Или вовсе донести этот текст не так, как написано, а своими словами или добавить импровизации. Поэтому я очень основательно готовлюсь к каждому из концертов. А их, кстати, было уже не мало: концерт памяти папы 4 июля в БЗК, “Звезды на Байкале” в Иркутске, “Crescendo» во Пскове, 75-летие Бурятского театра оперы и балета в Улан-Удэ, концерт памяти В.С. Попова в ММДМ и другие. 

Игорь Бэлза и Святослав Бэлза


Фёдор Бэлза

У меня был опыт ведения программы «В вашем доме» совместно с папой, но потом руководство канала поменяло формат программы и тоже не сложилось. Позже мои личные дела мешали, и в итоге всё сошло на нет.


Сегодня, конечно, скорее да, чем нет. Есть и желание, и некий опыт, и осознание того, что требуют. Конечно, такие знания, которые были у папы, нужно начинать приобретать ещё в детстве. У нас не было настолько плотного общения с выдающимися людьми в юном возрасте, как у отца. Такие знания вкладывают ещё в детстве, потому что в этом нужно существовать, в этом нужно родиться. Конечно, мы родились в этой семье и у нас есть определённые навыки, духовные и моральные ценности, но не в таком объёме как у папы.


Святослав Бэлза


Игорь Бэлза

В последние пару лет я заметил в глазах отца грусть. Я спросил у него: «Отец, ты одинок. Ты боишься одиночества?». На что он ответил: «Нет! У меня есть два прекрасных сына!». А чуть позже, это было 30 мая, я спросил: «Что тебя восхитило в жизни?». Он сказал: «Три вещи: 1. Венеция и Рим. 2. Автографы Пушкина, Наполеона и записки кровью Есенина. 3. Коты». 

Потом я у него спросил о самых больших разочарованиях в жизни, и как вы думаете, что он ответил?! - «Женщины… некоторые!»

Фёдор Бэлза

Он говорил, что в жизни было много встреч с прекрасным полом, но искусство не в том, кого и как ты встречаешь, а искусство в расставании. 



Катерина Гольтцман



 

Рекомендуем

Испытание Достоевским
Непристойная Бетти Пейдж
Ингрид Бергман. В погоне за счастьем
Кэтрин Зета-Джонс. Сквозь огонь и воду…
Музыка, достойная Оскара
Книга недели: Хорхе Букай «Любить с открытыми глазами»
Зимний уход: средства для волос
Нью-Йоркская неделя моды: итоги
С днём рождения БДТ!
«Принцесса Клевская». Первый психологический роман