Партнеры Живи добром

Мы достигли точки назначения. «Одиссей. Красная рапсодия Х» на фестивале Solo


Сцена Театрального центра на Страстном заливалась кроваво-красным светом, затапливалась водой, заполнялась дикими, “неотесанными” звуками архаичной музыки - так, подобно тому, как после длительного путешествия корабль Одиссея наконец причалил к родному берегу Итаки, своего финала достиг и московский международный фестиваль моноспектаклей Solo. Завершился он постановкой «Одиссей. Красная рапсодия Х» афинской театральной компании METH’ODOS.

Юбилейный Х смотр моноспектаклей, по крайней мере его зарубежная часть, случился беспощадно безжалостным, местами жестоким, а все потому, что заявленная тема гендерных перверсий, социальных катастроф и кризиса национального самосознания все вместе проявили какой-то намного глубже залегающий слой личностной, персонально каждого - независимо от территориальной и национальной принадлежности - неустроенности (начиная от бомжующего на руинах неаполя трагического трансвестита в “Мышелове” театра Elledieffe – Teatro Elicantropo до полного распада личности, уже переставшей быть человеком женщины-детоубийцы в “Макабра Долороса” польского Teatr Nowy). И вытекающей из этого вынужденной борьбы, вызванной желанием вернуть себе самого себя.


Йоргос Пантелеакис


С этой точки зрения совсем не удивительно, что режиссер и исполнитель Йоргос Пантелеакис соединяет древний текст гомеровской Илиады, звучащей, кстати, на оригинальном древнегреческом языке, с элементами единоборств. Впрочем, один из самых кровавых сюжетов Илиады об убийстве Одиссеем многочисленных женихов своей жены Пенелопы, в его отсутствие решившихся захватить его царство, сам по себе очень органично воплощается в форме физического театра.

Этот камерный, не крикливый, неторопливо ведущий в полумраке театрального зала свое повествование спектакль - не иллюстрация давних событий очень отдаленной от нас эпохи (и, все же, такой близкой). Метасюжет с массовыми батальными сценами и бесчисленным количеством действующих лиц схлопывается до одного артиста и импровизированного музыкального инструмента, представляющего собой натянутые на трубу струны и пружины, издающие разного рода вибрации, скрипы, призванные передать тремор древних мелодий. Однако, на помощь артисту приходят время от времени разные постановочные изыски. Например, после словесного описания происходит наглядное изображение битвы в дальней части сцены, причем, обязательно, под дождем. Прием эффектный - водная стихия очень созвучна эпическому размаху Гомера. Кстати, вся техническая часть постановки, с тотальным красным освещением, настоящим ливнем на сцене и прочими красивостями, обязана своим воплощением участникам образовательного проекта «Театрального ПТУ. V 3.0» Вячеслава Максимова, Евгении Шабановой, Евгения Вандышева и Сергея Приходько, состоявшегося в стенах Центра на Страстном.


Одиссей. Красная рапсодия Х


Это странствие, скорее, пускается по глубинам лично-человеческого, а также народного сознания. Во врагах Одиссея, над которыми он, что важно, одерживает победу - можно рассмотреть внутренних демонов и человеческие страсти - упрямство, безрассудность, стадное чувство и т.д. Ведь только одолев их, можно достичь своей Итаки. Одолеть - не устранить физически, одолеть - значит найти себя. Стремление к поиску индивидуальности, своего пути, личного путешествия, собственной “Итаки” - вообще код современности. Разум, расчет, мысль - приметы нашей цивилизации, и сам Гомер сегодня предстает таким же. Новый миф творится на обломках мифа.

Нелли Когут


 

Рекомендуем

Поэзия, подарившая любовь. Элизабет Браунинг
Mercedes-Benz Fashion Week Russia 30-й сезон. Расписание
За что сожгли Джордано Бруно?
SENSUS COUTURE / FW 2018-2019
Святослав Бэлза. Судьба помогает волящему
Александр Беляев. Жизненная драма русского Жюля Верна
Счастливчик Джим ("Удача Логана" реж. Стивен Содерберг)
Лучшие сухие шампуни
Ирина Купченко. Этой «женщине руку не протягивают». Ей аплодируют стоя
Усадьба Jazz в Санкт-Петербурге