Партнеры Живи добром

Франция Алена-Рене Лесажа


Куда не посмотришь, везде видишь людей с повреждёнными мозгами

(Ален-Рене Лесаж, «Хромой бес»)

 

Уроженец Бретани, осиротевший в 14 лет, Ален – Рене Лесаж получил начальное образование в иезуитской школе, изучал право в Париже, однако его истинным призванием была литература. Пикареска или плутовской роман противопоставлялся роману рыцарскому: вместо благородных рыцарей – плуты и жулики из дворянского происхождения, утратившие своё положение в обществе; а благородные поступки заменили авантюры.

Отсутствие внятной сюжетной линии, со свойственными ей кульминацией и развязкой выдаёт в пикареске начальную стадию зарождения европейского романа. Именно жанр пикарески, давший Лесажу волю для иронии, сделал его знаменитым. Основным препятствием на пути к авторской славе была «стабильность» предпочтений основного читателя - образованной аристократии: как правило, спросом пользовалось то, что уже и так было популярным. 

Alain-René_Lesage.png

В Европе XVIII века, поэты, писатели и мыслители приобретали известность посредством литературных салонов и кружков, театров и даже балаганов. Однако Лесаж стал первым автором, добившемся славы исключительно благодаря творчеству.

Блестящая пышная Франция, процветающая абсолютная монархия, балы и развлечения… имели оборотную сторону: колоссальный разрыв между богатыми и бедными, расцвет произвола, бюрократии и коррупции породили недовольство, впоследствии вылившиеся в долгие годы кровавого террора. 

Великая Французская революция, ознаменовавшаяся днём взятия Бастилии в июле 1789 года, перевернула Европу. Предшествовавший ей «старый порядок», легендарный дипломат и министр иностранных дел Франции Талейран сравнивал со «сладостью бытия».

1006003214.jpg

Заражённое тщеславием и гордостью общество Лесаж изобразил в своём романе «Хромой бес» (“Le Diable Boiteux”). Дон Клеофас и старый бес Асмодей (более известный читателю под именем Амур) наблюдают за жителями города с высокой колокольни, в самом центре города: порочные судьи, развратные дамы, тщеславные наследники, воры, преступники… 

И каждым руководит бес, каждого он направляет. Идейную основу для «Хромого беса» Лесаж почерпнул из произведения Луиса Велеса де Гевары, однако жестокая сатира испанца приняла обтекаемые и удобоваримые формы в вольной интерпретации Лесажа.

Застигнутые в обыденной обстановке, герои, не подозревающие, что за ними наблюдают, предстают перед читателем в бытовых вполне реалистичных зарисовках. Успех и многократное переиздание романа вдохновили Лесажа на создание собственного произведения, ставшего его творческим акме - «Похождения Жиль Бласа из Сантильяны» (“L'Histoire de Gil Blas de Santillane”). 

118152999.jpg

Поразительно, но действие одного из самых французских романов, разворачивается в Испании. На протяжении двадцати лет, опираясь на теоретические знания, рассказы и карты, Лесаж создаёт шедевр плутовского романа.

Произведение, состоявшее из двенадцати книг, доподлинно описывает жизнь человека третьего сословия: сына конюха, имеющего врождённую совесть, а вместе с тем, характерная для каждого склонность к тщеславию.

Несмотря на своё «испанское» происхождение, «Жиль Бласу» свойственны черты французской буржуазии с особенной тщательностью прорисованные в каждом персонаже. Повествуя о юношеских годах Жиля, Лесаж последовательно формирует образ героя, облекая его в характерные для того времени образы, от услужливого и верного слуги до дворянина. Отсутствие психологизма и описаний внутренней эволюции героя, свойственно большинству произведений Лесажа. Однако ему удаётся донести основную идею до читателя: оставаясь честным, нельзя победить.


Александра Пешкова

 


 

Рекомендуем

Ив Сен-Лоран: «Балансируя между радостью и тоской, я принес свою жизнь в жертву творчеству»
Хосе Кареррас, испанский оперный певец
Медина, пляжи, Сен-Лоран, или Кое-что о Марокко
Дочки-матери и волшебные твари ("Малефисента: Владычица тьмы" реж. Хоаким Роннинг)
Анатолий Папанов. Комик или не комик, вот в чем вопрос…
Фёдор Васильев. Душа пейзажа
Российские музыканты номинированы на GRAMMY
Уже не мальчики, еще не мужчины («Хандра», реж. Алексей Камынин)
Джозеф Пулитцер. Служанка должна понять...
Фестиваль «Пространство режиссуры.» День первый