Партнеры Живи добром

История одного крестьянина


Томас Карлейль - британский писатель шотландского происхождения, публицист, историк и философ. Автор таких известных многотомных сочинений, как «Герои, почитание героев и героическое в истории», «История французской революции», а также «История жизни Фридриха II Прусского». 


«Из всех проявлений человеческого творчества самое удивительное и достойное внимания — это книги. В книгах живут думы прошедших времен; внятно и отчетливо раздаются голоса людей, прах которых давно разлетелся, как сон. Все, что человечество совершило, передумало, все, чего оно достигло, — все это сохранилось, как бы волшебством, на страницах книг.»


Томас Карлейль


Далеким декабрьским днем 1795 года, в деревушке Эклфекан, в простой семье каменщика родился мальчик, названный Томасом. Еще с малых лет будущего писателя можно было предположить, что его ждет особенная миссия в этой жизни- все таланты мальчик перенял у отца. Джеймс Карлейль, несмотря на скромный образ жизни и работу каменщиком, был полон дарований. Возможно, он смог бы стать известным, если бы жизнь не обрекла его на постоянный физический труд. Сам Томас нередко упоминал, что его отец был самым интересным человеком из всех, что он встретил на своем жизненном пути. Речь Джеймса, наполненная метафорами и меткими выражениями, никак не вязалась с образом бедного крестьянина.


Проходив несколько лет в деревенскую школу, мальчик быстро освоил английскую грамоту. Латынь в этой школе никто не преподавал, и отец отправил Томаса в Аннанскую школу, где он изучил латинский и французский языки, арифметику, алгебру и геометрию, а так же получил общие сведения из географии. Карлейль очень сильно выделялся своей любовью к книгам: он читал буквально все, что смогло попасться ему под руку. Отец решил продолжить обучение Томаса и, когда тому стукнуло 14 лет, отправил его в Эдинбургский университет. Следует отметить, что в те времена шотландские университеты, в большинстве своем, обучали детей из таких же бедных семей, как Карлейли, и дети чувствовали ответственность за то время, что их родители отдавали какие-то мелкие крупицы денег. Они пытались выжать максимум из тех знаний, что могли там приобрести. Конечно, в бедном университете не было выдающихся преподавателей, и позже, Томас высмеял их в своем известном романе "Заштопанный портной" (1833—1834). 


После окончания университета, Томас поехал преподавать математику в Аннанскую школу. Он прилежно исполняет свои обязанности учителя, но очень тяжело сходится с людьми и все чаще и сильнее углубляется в свои книги. Ньютон, Шекспир, Руссо… Постепенно, молодой преподаватель постигает каждого из них и границы его ума расширяются день ото дня.


Как он пишет к одному сотоварищу: «О Том, что ты за безумное, льстивое создание! Ты толкуешь о будущей моей известности в связи с литературной историей девятнадцатого века!


Увы, мой добрый друг, если все мои фантазии, мечты и думы будут сметены прочь метлой забвения, – литературная история любого столетия не потерпит от этого ни малейшего ущерба. Но не думай, что я отношусь совершенно безучастно к литературной славе. Нет: небесам ведомо, что с тех пор, как я вообще сознательно отношусь к жизни, желание приобрести известность стало моим главным желанием». На тот момент юноше было девятнадцать лет. Его родители, урожденные кальвинисты, хотели видеть своего сына пастором, но как бы Томас не любил своих родителей, где-то глубоко внутри он чувствовал, что такая жизнь не для него.


Позже Карлейля пригласили занять место в Киркольдской школе, где он должен был выступить как бы соперником Эдварда Ирвинга, ставшего впоследствии знаменитым «пророком». Между молодыми людьми завязалась крепкая дружба. Можно сказать, что Ирвинг тоже внес свой вклад в становление Томаса Карлейля как писателя, так как дал ему доступ к своей огромной библиотеке. Именно там, за очередным томом Гиббона, юноша укрепил свои сомнения в религии.


Вскоре учительство ему надоело, и юноша уехал в Эдинбург, имея при себе лишь скопленные за время работы девятьсот рублей. Его душа металась, не находя удовлетворения ни в одном предмете, так как запросы были слишком велики. Так прошло три года.  К моменту завершения внутренней борьбы он встретил Джейн Уэлш, которая стала его верным спутником жизни. Как и сам Томас, Джейн была полна талантов, которым не было суждено раскрыться- свою жизнь она целиком посвятила мужу, поддерживая все его идеи.


Тем временем, Томас работал над своим талантом. После изучения английской литературы он взялся за изучение испанского и итальянского языков. Буйному нраву юноши это показалось недостаточным, и он начал изучать немецкий зык, который сильно повлиял на Карлейля в дальнейшем. Душа писателя жаждала написать книгу. Как он пишет своему брату Джону : «Для меня несомненно, что я должен написать книгу. Да помогут мне только небеса найти предмет, который я мог бы обсудить надлежащим образом и к которому бы я в то же время чувствовал влечение. Я не могу наверняка сказать, обладаю ли я хоть самомалейшим гением, но я знаю, что во мне достаточно настойчивости, чтобы не успокоиться в бездействии».


Томас Карлейль


Так, его литературный дебют начался с опубликования жизнеописания Шиллера (1824). А спустя вереницу издательств он выпускает свою первую книгу «Sartor Resatrus. Жизнь и мнения профессора Тейфельсдрека» (1833-1834), где «Sartor Resartus» переводится с латыни как «Перекроенный портной». «Sartor» содержит иронические комментарии по поводу собственной формы, заставляя читателя решать самому, что в ней истинно, а что нет. Карлейль пишет, что Земля и весь материальный мир, по его мнению, не перестанут существовать, если даже все живое (за исключением единого Высшего Существа) исчезнет. Книга получает далеко не лестные отзывы- публика отказывается принимать то, что не потакает её прихотям. 


Переехав в Лондон, писатель работает над следующей книгой, которая знакома миру под названием «История французской революции». После того, как она была закончена и отдана на рассмотрение, в ходе случайности рукопись была сожжена служанкой, которая приняла последнюю за связку ненужной бумаги. Убитый горем Карлейль решает написать книгу заново. Это отнимает у него два года, которые наконец увенчались успехом, и каким! В «Лондонском обозрении» приветствовали книгу как «гениальное произведение», из Америки писали, что «там еще никогда не читали подобной истории» (1837). Соединение исторически точного описания с силой художественного изображения сделало книгу знаменитой.


Карлейль начал читать публичные лекции: по истории литературы, о революционных движениях современной Европы, а позже- о героях, которые произвели настоящий фурор. Он исповедовал романтический «культ героев» — исключительных личностей, которые своими делами исполняют божественное предначертание и двигают человечество вперёд. «Sartor» издали в Америке, а позже и в Англии. «Герои, почитание героев и героическое в истории» (1841) стала одной из самых популярных произведений писателя.


Известность пришла, но несмотря на это, Карлейль не оставил простой образ жизни. Он не нуждался ни в чем, кроме теплой постели, чистой одежды и свежей еды. После смерти матери он пишет «История жизни Фридриха II Прусского», в которой сам Фридрих олицетворяет собою весь XVIII век. Издание включает в себя пять томов, которые были приняты с восторгом.


«История жизни Фридриха II Прусского» отнял у писателя двенадцать лет и является последним основательным трудом писателя (1858-1865). Позже ему предлагают место ректора в Эдинбургском университете. Он принимает предложение и отправляется в Эдинбург на торжественную церемонию. Там он получает известие о смерти жены и эта новость оказалась слишком страшным ударом для писателя. Карлейль так и не смог больше собраться с силами для крупной работы.


Томас Карлейль умер в 1881 году в возрасте 85 лет. Его похоронили возле матери и отца на кладбище в Эклфекане. До могилы его провожали друзья и почитатели, знавшие Карлейля лично.


Такова история писателя и публициста, внесшего неизмеримый вклад в английскую литературу и заставившего Англию восстать из пучины пессимизма и обрести веру в свои собственные силы. Ведь как писал он сам: «Человек не должен жаловаться на времена — из этого ничего не выходит. Время дурное: ну что ж, на то и человек, чтобы улучшать его.»



Анна Макрищева




 

Рекомендуем

Усадьба Jazz в Санкт-Петербурге
Они встретили луну и остались с ней навсегда
Александр Вампилов или история «потерянного поколения»
Вера холодная: «Тернистой славы путь»
Полосатая судьба Маргариты Назаровой
Диана Вриланд. Почему бы Вам не...?
SOS: осенние beauty-проблемы и решения
Международный фестиваль «Кремль музыкальный имени Николая Петрова»
Зарождение оперы в Италии
О каких молодых брендах нужно знать каждому?