Партнеры Живи добром

Торквато Тассо. Улыбаясь смерти


Итальянский поэт эпохи Возрождения Торквато Тассо для многих поколений людей останется символом непризнанного гения. Драме его жизни посвящали строки многие выдающиеся поэты. Иоганн Гёте, нашедший общие черты собственной судьбы с судьбой итальянца, написал драму «Торквато Тассо», где показал страдания поэта в обыденном мире.

Будущее меленького Торквато предопределили: семья — отец, поэт Бернардо Тассо, окружение — Торквато воспитывался при дворе урбинского герцога, где увлекся рыцарскими романами, и само время — эпоха Ренессанса, обращение к античному прошлому, к превратностям земной жизни, к противоречивому характеру человеку, его способности управлять своей судьбой.

tasso.jpg

В школе иезуитов прилежный мальчик выучил латынь, риторику и греческий. Торквато не выпускал из рук «Иллиаду» и «Энеиду», эпические строки грека и римлянина будоражили кровь, волновали его сердце. Ему был одинаково интересен и труд Тита Ливия, и вечный спор философов Аристотеля и Платона. Он увлеченно комментирует своего даровитого соотечественника Данте Алегьери.

Торквато пишет размышления на философские темы, разбирая отцовские поэмы, он придумывает новые сюжеты. Юноша старательно учится в Падуанском и Болонском университетах, больше уделяя внимания гуманитарным наукам, чем юриспруденции, на которой настаивает его отец, надеясь, что знание права не оставит сына без куска хлеба.

Но Торквато уже в плену у литературной музы, он пишет свой первый рыцарский роман «Ринальдо».

2475868_orig.jpg

Талантливый поэт привлекает внимание герцога Феррарского, его знания, его поэтический дар служит украшением двора. Став придворным поэтом, Торквато посвящает стихи дамам, расточает мудрость и знания, чтобы развеять скуку придворных.

Сначала попав в чужеродную среду, поэт с радостью погружается в новый, неизведанный мир, думая, что он обрел гавань, мирную страну Аркадию, но он со временем понимает, что ошибался, что принимал дружбу за любовь, вежливость за искренность, ложь за правду.

Пытаясь принять правила светской игры, поэт терпят неудачу. Поэты не умеют врать, не умеют притворяться. Нельзя быть одновременно поэтом и царедворцем, лизоблюдом и небожителем. Торквато Тассо быстро пресыщается и разочаровывается в мире внешнего лоска.

9e7fb66da2fc.jpg

В одночасье он переживает крушение идеалов, жизнь, несущаяся как корабль на всех парусах, попадает в штиль, а потом в шторм. И хотя поэт утрачивает иллюзии, его божественный дар не меркнет.

Поэт мучается, и из его израненного сердца и истерзанной души льется мелодия страдания, она чарует, она дарит забвение, она вдохновляет. Поэта нельзя уничтожить, пока его дар мыслить образами, чувствовать красоту мира и передавать ее словами, воспламеняет его.

Пасторальная драма «Аминта», пронизанная тоской о Золотом веке, гармонии человека с природой, восторженно принята итальянцами. Польщенный вниманием сестры герцога, поэт принимает интерес к творчеству за интерес к самому себе.

Страдая от неразделенной любви, тяготясь двусмысленным положением творца и слуги, поэт надрывает свое здоровье работой над поэмой «Освобожденный Иерусалим».

Torquato_Tasso_1.jpg

Рыцарская поэма о первом крестовом походе удивительным образом сочетает в себе античную мудрость и католические догматы. В одном тексте гармонично сосуществуют несовместимые понятия — религиозный подвиг рыцаря и его любовь к чародейке, остров Блаженных и Святой город, амазонка и божий посланник.

Смелость поэта, пытавшего совместить в одном пространстве красоту язычников и строгость католиков, во времена католической реакции, страшных деяний хладнокровной, безжалостной инквизиции, пытавшейся вернуть влияние на паству, не оставляет равнодушными прогрессивных современников, но находятся и другие, которым чужды устремления поэта, которые не могут понять, что поэт — искатель, а не разрушитель.

Замученный, издерганный, с поврежденной психикой, опасающийся всех и вся, Торквато  уже не различает друзей и врагов, он убивает своего слугу и бежит из города, ища прибежища у сестры. У поэта развивается мания преследования, ему кажется, что нигде в мире он не найдет покоя, что нигде он не сможет преклонить своей мятежной головы.

tassoopere2.jpg

Охваченный безумием он скачет в Рим, в Мантую, в Пезаро, в Турин, в Венецию, отчаянно ища пристанища. В одну из кратких передышек, когда Торквато приходит в себя, он вновь оказывается в Ферраре, на бракосочетании герцога. На светском приеме поэт обрушивается отборной площадной руганью на придворных, он поносит герцога и его молодую жену.

Безумие, как греческие эринии, богини мести, вновь настигает его, ум его мутиться, поэт утрачивает рассудок. Тарквато Тассо кидают в тюрьму и сажают, как пса, на цепь — никому не позволено оскорблять венценосных особ, даже поэтам.

Семь долгих лет поэт проводит в больнице Святой Анны, где условия его содержания отнюдь не жестоки, наоборот, он обласкан заботливыми сиделками и живописной природой, которую созерцает во время частых прогулок. Но Торквато больше не пишет, он утратил дар поэта.

Eduard_Ender_-_Torquato_Tasso_am_Hofe_von_Ferrara_-_2.jpg

Его дальнейшая жизнь — это смена декораций, череда домов, монастырей и городов. Его некогда острый ум, обращенный прежде к людям, природе и книгам, направлен внутрь себя. В своей душе он видит лишь черноту и грязь, от которой нужно во что бы то ни стало избавиться.

Торквато переписывает «Освобожденный Иерусалим», лишая его легкости, жизни, очарования, он, ментор, а не поэт, превращает роман в монументальное, неподвижное, искусственное нагромождение постулатов. Из свободного, взращенного и взлелеянного любовью к жизни сочинения, поэма превращается в сухой, безжизненный трактат.

Поэт умер задолго до своей физической смерти, и нет ничего удивительного в том, что Тонатос, бог смерти его настиг в Вечном Городе на семи холмах и забрал в свое царство за миг до признания его великим поэтом. Торквато Тассо умер, но великий поэт остался жить в веках. 


Скобина Евгения



 

Рекомендуем

Реалист и мистик Алексей Толстой
Виртуозная графика Сола Стейнберга
Уильям Хёрст: “Публика жаждет развлечений гораздо больше, нежели просто новостей”
Вернер Тюбке: по ту сторону железного занавеса
FollowTheFabrika. Пятый этап
Мастер детективной интриги. Джеймс Чейз
Премьера балета «Золушка»
Что интересного все находят в театре «Ковент-Гарден»?
Pearson в Библиотеке иностранной литературы
Демон Онегина. Миллион лет вместе тьма и свет