Партнеры Живи добром

Диалоги о политике,культуре и жизни с Захаром Прилепиным


Давайте начнём наше интервью с одного из самых актуальных вопросов - выборы мэра Москвы, среди кандидатов Алексей Навальный. Какие у Вас взаимоотношения? Поменялось ли что-то?

С Алексеем Навальным мы знакомы с 2007 года, в то время мы вместе создавали партию "НАРОД" (Национальное Русское Освободительное Движение). Я был вхож в российские политические проправительственные и антиправительственные круги, и на тот момент мне было нужно остановиться на каком-то человеке, который руководствуется близкими мне принципами. Алексей - один из таких людей, у кого самые главные жизненные принципы не связаны с принципами финансового, личностного и психологического превосходства. Он – человек, совершенно не похожий на всех остальных. Я далеко не поклонник Навального, в силу разных политических взглядов и разногласий, но на мой взгляд, Алексей - тот человек с которым можно иметь дело, так как у нас общий понятийный аппарат, достаточно дружеские отношения, мы уважаем друг друга, мы друг другу понятны, и всегда можем договориться. В нашей дружбе имела место быть история, в которой я знакомил Лимонова и Навального. На этой встрече я и открыл для себя именно того Алексея Навального, у которого есть своя идеология, которая никак не зависит от финансовой составляющей, хотя Эдуарду Лимонову показалось иначе.


Какие на Ваш взгляд у него перспективы и шансы закрепиться во власти? Вам не кажется, что ему не дадут пройти во власть как раз по тому, что финансовая заинтересованность не такая большая, как принято в сегодняшней политической системе?

Конечно не дадут, и пройти во власть, и закрепиться там. На мой взгляд участие Алексея в нынешних выборах является одним из козырей власти, которая показательно даёт возможность выдвигаться на подобные посты, чтобы потом также показательно объяснить, что ничего не получилось. И на фоне всего этого простому обывателю кажется, что им позволили, а у них не получилось. Ни у Навального, ни у меня нет столько денег, возможностей и связей, чтобы пойти против сегодняшней коррумпированной системы. Это всё равно, что садиться играть в покер с двумя картами против шулеров с полной колодой. Выиграть ему никто не даст, это заранее проигранная игра, но что думает по этому поводу сам Алексей, я не могу Вам сказать. Я не знаю.


Так как Вы живёте в Нижнем Новгороде, то с его политической ситуацией знакомы не понаслышке. Хотелось бы узнать, как построена политическая система в Нижнем Новгороде?

Абсолютно тоже самое!

Ваша издательская деятельность, которая происходит в Нижнем Новгороде, как-то влияет на местную политическую власть?

Знаете, я из Нижнего Новгорода, а мой друг, Алексей Колобродов (автор книги о Путине "Культурный герой"), из Саратова. И он, и я, в своих городах решаем очень много задач, которые имеют отношение к федеральной повестке дня, но, по большому счёту, это не меняет ситуацию в стране. В нашем государстве очень много субъектов, но нас с Алексеем там нет, а ситуацию нужно каким-то образом выправлять. На систему можно отчасти влиять, давить на неё, но в целом её поменять нельзя. На мой взгляд, целиком изменить политическую систему может только революция, и я не сторонник эволюционного пути развития политической системы. Мы можем отстоять какие-то не очень значительные вещи, будь то физкультурный техникум, цех по производству или многодетная семья, но «теория малых дел», как идеология нынешнего времени, не соответствует масштабу задач, которые перед нами ставит страна. Россия приумножается только масштабными задачами.


Алексей Колобродов


Давайте обратимся к литературе. Вы, как человек связанный и с политикой и с литературой, наверняка замечаете, что для власти литература на данный момент не важна, аудитория сокращается и Слово постепенно перестаёт быть значимым. На Ваш взгляд эта ситуация изменится?

В России есть одна парадоксальная вещь - книги не читает никто, но к писателю обращаются многие. И только в России три писателя могут собрать митинг… Ни в одной стране мира Вы никогда не увидите ничего подобного. В России имя писателя, несмотря на то, что оно действует не на сто процентов населения, а на гораздо меньшее число, по-прежнему остаётся бытийно-определяющим. Это попытка взаимоопределения, она происходит.

Литература становится менее значимой для общества. Каковы шансы у России заполучить статус самой читающей страны?

Нет. Это огромный миф о том, что СССР был самой читающей страной, сейчас люди читают больше, чем в Советском Союзе! Они постоянно читают, только вид чтива изменился. Народ непрестанно читает в социальных сетях, читают «Живой Журнал», «Фейсбук», «Одноклассники», «ВКонтакте» …  Круглыми сутками люди читают и читают, но читают они не то!!! Они хотят «быть в курсе». Просто в век информации поменялись приоритеты и люди не знают ни одной темы углублено и до конца, они предпочитают читать новостные ленты того же Навального, Колобродова, Ольшанского, Кашина, и иже с ними, то есть людей, которые могут позиционировать и озвучивать свои мысли. От этого всем начинает казаться, что они стали очень образованными, продвинутыми, новомодными и знающими. Вот сегодня «Узкий специалист, подобный флюсу» Козьмы Пруткова, был бы просто счастлив, потому что в целом, сегодня никто ничего не знает, специалистов нет ни в чём. Никто не знает ни русскую, ни немецкую философию, ни социологию, никто не специализируется, к примеру, по Розанову, Леонтьеву или Бегбедеру …  Что бы охарактеризовать эту ситуацию есть потрясающая фраза: "Мы знаем всё больше и больше, о всё меньшем и меньшем!"


Если рассматривать политику и литературу как два обособленных пласта вашей жизни, Вы где себя проявляете больше? В каком из них Вы считаете себя наиболее полезным обществу?

Конечно, литература. А что касается пользы для общества, то это не моя история. У меня есть четверо детей, которых я стараюсь правильно воспитывать, и я считаю это своей персональной пользой для общества. Мне, вообще, кажется, что это главная задача русского человека!


Вернёмся к литературной деятельности. Многие считают Захара Прилепина автором жёсткой мужской прозы. Не так давно я приобрела потрясающую книгу, называется она «Женская проза «нулевых», составитель которой Захар Прилепин. Как появилась идея создания «Антологии 14»?

"Женская проза "нулевых" - это сборник из четырнадцати рассказов, четырнадцати писательниц. Мне хотелось донести одну очень простую вещь, что мужчина в современном русском мире отчасти износился, измельчал, что женщина осваивает новые плацдармы, зачастую ориентированные на мужскую ментальность. Статья, которая была написана мной в качестве предисловия к этой книге, называется «Женщина выходит на свет». Мне кажется, сейчас в России есть некоторые гендерные проблемы привнесённые Западом, это некая теория "мачизма", которую я предложил и осудил первым. Слово "мачо" в русском языке нет и быть не может, я, например, считаю, что перевод этого слова - "человек, который ни за что, никогда не отвечает". Поэтому, "мачизм" для русского народа, и, в частности для русского мужика, ложная религия! Российские женщины, это русские женщины – они свободны, умны, безумно красивы… Всё что угодно они могут собой явить! Они прекрасные матери, дочери и жёны… Их нельзя приручить, ими нельзя обладать, их невозможно победить. С этим ничего нельзя поделать! Они напоминают мне грациозных половецких кобылиц, несущихся по вольным степным просторам, и при этом с ними нельзя совладать. Но в какой-то момент они остановились и задались вопросом: «А куда я скачу? Что мне делать с этой свободой?» Это красивые, умные, тонкие, точные женщины, которые вытягивают на свет весь наш инфантильный мужской мир. Что касается антологии, то женщин, пишущих качественную прозу, сейчас в России больше, чем мужчин. Мне есть с чем сравнивать, я до этого делал антологию мужской прозы, которая называется "Десятка". На самом деле, в «Женской антологии 14» могло было быть и 28 рассказов, и, соответственно, 28 писательниц. Там собраны рассказы женщин, которые не имеют всероссийской популярности, но имеют точное право на высказывание.  Это женщины, которые сформировали другой контекст миропонимания.


Основная идеология Ваших книг? Является ли она катализатором какой-либо реакции в обществе?

Понимаешь, в чём ситуация?! В любом тексте, любого русского писателя вопросы, ответы, противоречия, посылы, анти-посылы, заключены всегда в одном и том же тексте. Хороший мой герой или плохой, я не могу напрямую заявить об этом читателю, потому, что если я заявлю подобным образом, я всех обману, так как я не знаю, как ведёт себя хороший герой и ровно также не знаю, как ведёт себя плохой герой. И определять хороший этот мальчик или плохой, хорошая эта женщина или плохая, я могу только по своим суждениям. А на мой взгляд, мальчик должен проживать свою мальчишескую жизнь, будто она копейка и он должен определять своё бытие по другим принципам, нежели сейчас, а женщина должно жить так, чтобы для неё вещи связанные с верностью, ребёнком и чистотой были первостепенными. В любом случае, когда я пишу, то заключаю в свои тексты ровно противоположные смыслы потому, что читатель должен решить для себя сам и сделать какие-то выводы. А вообще, в литературе есть всё: и добро, и зло, и бедность, и богатство, и прочие вещи. Литература - это то, что рассказывает о богооставленности.


Ваши книги переведены на 17 языков. На зарубежных ярмарках Вы лично представляете свои книги. Какова востребованность и реакция русского писателя за рубежом?

Российский писатель для зарубежной публики по большому счёту - никто. Вот как мы исчезли в виде сверхнационального государства, так мы исчезли и с литературного поля, и, по сути, мы никому не интересны. Мы были интересны пока был Советский Союз, то есть советская литература для них - это весьма великий пласт в мировой литературе: Солженицин, Шаламов, Цветаева. Евтушенко, приезжая в любую страну, был послом Великой Державы. Когда он приезжал, с ним встречался Джон Кеннеди, Фидель Кастро, Шарль де Голь, и другие сильные мира сего. Но сам я иногда предстаю в формате, подобно "медведю на цепи", когда бываю за границей. Так, к примеру, журналист одной из самых главных французских газет написал о нашем интервью: "…он выпил три стакана водки…", на самом деле там было всего три маленькие рюмки, и для Европы - это обычная история. Им это нравится, а я, в свою очередь, могу подыграть, но на самом деле многое, что происходит и описывается, выглядит совсем не так. В прошлом году у меня за границей каждые полтора месяца выходила книжка, но какого-то особого чувства я от этого не испытывал, возможно, как раз потому, что нет былой мощи у страны, которую ты представляешь.

Я знаю, что как-то во Франции Вы собрали полный зал, в отличии от Фредерика Бегбедера?

Да, был такой случай. Я выступал в большом французском зале, он был рассчитан на 400 человек, но люди сидели и на ступеньках, и на полу. После, я увидел Бегбедера, и его зал был заполнен наполовину. Но успех в писательском деле нужно доказывать постоянно, потому, что сегодня о тебе знают все, а завтра тебя уже все забыли. Кстати, позже, в этом же зале, мы устроили импровизированную дуэль с Бегбедером, в которой я победил.

 В каких странах, за рубежом, активнее всего покупают Ваши книги? Есть какая-то статистика?

Во Франции и в Сербии.

Вы очень часто в интервью упоминаете, что пишите книги ради получения прибыли. Бывает ли так, что Вы подстраиваетесь под читателя?

Всё не так! Я пишу книги потому, что я могу на этом зарабатывать, но я пишу книги не так, чтобы на этом зарабатывать. Я никогда не пишу простые книги для людей, которые могут их понять, я пишу книги, так как я хочу это делать. Я написал книгу "Чёрная обезьяна" которую не понимает ряд моих читателей, если вы думаете, что меня это волнует, то вы ошибаетесь! В своих книгах я всегда разговариваю сам с собой. На мой взгляд, это моя лучшая книга с точки зрения исполнения, это опыт, который я пронёс через себя и вложил в эту книгу.

Скажете несколько слов о презентации 7 сентября?

Я буду представлять два собрания сочинений: одно из них, Леонида Максимовича Леонова, гениального русского писателя, а второе – Анатолия Борисовича Мариенгофа, представителя имажинизма в России, великолепного стихотворца, мемуариста и сочинителя, большого друг Сергея Есенина, ставшего жертвой политических идеалов. Таких собраний сочинений в России никогда не было, и поэтому я создал такие собрания сочинений для всех, и для креативного класса в особенности. Для того, чтобы люди, читая это, осознавали, что было время, когда происходил нечто жизненно важное в русской литературе… Там были понимания и откровения, через которые можно прийти к своему пониманию и откровению.

Вы - личность многогранная, и я не могу не расспросить Вас о музыкальной деятельности и новой музыкальной формации: группе "Элефанк".

Когда я был молодым человеком, у меня были длинные волосы, серьга в ухе и на стенах моей комнаты весели плакаты Бориса Гребенщикова, Виктора Цоя и других рок-музыкантов. И в те моменты была прожита некая событийная жизнь, с тем словарём, который предлагали мне все эти люди, а потом прошло много времени и я думал, что всё это потерянно безвозвратно. Эпоха великого рока, великого освобождения – она закончилась. Наверное, от какого-то чувства ностальгии, мы собрались с друзьями и решили возобновить музыкальную деятельность, перепеть эти песни заново. Это пришло году в 2007 с осознанием какой-то пустоты: появилось новое поколение, но у этого поколения не было музыки, которая могла бы формировать определённый словарь для молодёжи, и, лишь спустя пару лет, когда появились первые рэп-исполнители, я осознал, что не всё так плохо. Позже у меня наметился проект «25-17» с Ричардом Пейсмэйкером и группой "Патология".


Ричард Пейсмэйкер


Думаю, следующая тема, которую я затрону, для Вас весьма приятна. В 2013 году экранизировали Ваш сборник повестей "Восьмёрка". Расскажите, пожалуйста, о сотрудничестве с Алексеем Учителем, о сценарии и, конечно, о эмоциях.

Ну, на самом деле, никаких эмоций. Периодически в моей жизни случаются важные события, к примеру, дети рождаются чаще, чем экранизируют мои произведения, и мне кажется, это важнее и приятнее. С Алексеем Учителем у нас дружба и я очень уважаю его. Сценарий был написан классиком российского кинематографа Александром Миндадзе.

Михаил Сиворин

Секрет успеха Захара Прилепина.

Нужно маниакально любить жизнь, маниакально любить литературу, и также маниакально любить всё то, что вас окружает и приносит вам радость. Потому, что тайное, завистливое желание быть лучше всех, обладает губительным свойством. Если ты открыт миру, то мир, может быть, ответит.

Жизненный совет от Захара Прилепина.

Плодитесь, размножайтесь… И это будет, хоть каким-то, оправданием вашей жизни!




Катерина Гольтцман



 

Рекомендуем

Кино. Премьера. "5-я волна"
Кто такой Лоэнгрин и почему это важно
27 января – день снятия блокады Ленинграда
Марлен Хуциев. Кино без толики фальши
BLICK'16: "Берлин. Симфония большого города" реж. Вальтер Руттман
Тернистый путь Ференца Листа к славе
«Я Пушкина через Урал пронес, я с Пушкиным шатался по окопам». Эдуард Багрицкий
Любовь и балет Матильды Кшесинской
Клод Моне. Объятый впечатлением
Евгений Гришковец - романтик современности