Партнеры Живи добром

Глеб Панфилов. История одного упрямца


В этот день, 21 мая, Глебу Анатольевичу Панфилову конечно же придет немало поздравлений от коллег и писем от поклонников с теплыми словами. Наверняка поспешат поздравить отца и его сыновья. Однако самым долгожданным подарком в этот день, безусловно, станут улыбка его любимой жены, Инны Чуриковой, ее искрящиеся глаза и знакомый приятный голос, что ласково протянет: «С днем рождения!». 82 года исполняется мэтру отечественного кино, пятьдесят из которых он отдал горячо любимому кинематографу. История, которую негласно рассказал в своем творчестве Глеб Анатольевич - это история преданной и оттого долгой любви, история творческих исканий и неудач, признаний и осуждений.


Глеб Панфилов на съемках


В 1967 году состоялся дебют Панфилова в полнометражном кино – в прокат вышла лента «В огне брода нет», фильм о гражданской войне, в своем повествовании ушедший от устоявшихся в то время канонов подобных исторических лент. Панфилову удалось получить богатый куш: в уже дипломной работе начать сотрудничество с именитым драматургом (Евгений Габрилович), заявить о себе, как о режиссере-новаторе и при всей тогда еще «неопытности» открыть советскому зрителю будущую народную любимицу и свою музу. Несмотря на то, что дебютная картина не попала в массовый прокат, Панфилов возымел успех в узком кругу критиков, ипоэтому на волне успеха первой работы создается новый шедевр, легендарное «Начало». Основная творческая группа не изменилась: Панфилов, как капитан корабля, Чурикова, словно скульптура нимфы на его ростре, и Габрилович, как опытный штурман.

Лента «Начало» невероятно биографична для Панфилова: в ней он хоть на миг утолил жажду снять полнометражное историческое полотно про Жанну Д’Арк, в ней он показал трудности режиссерского пути (хотя, казалось бы, режиссер там почти и не появляется), когда лишь ему одному известны дальнейший путь собственной картины, потенциал выбранной главной героини, будущие успехи и поражения. Во время съемок «Начала» Панфилова до самых их окончаний с периодичностью вызывали «на ковер» и просили заменить актрису главной роли. Он выслушивал длинные речи о том, что типаж Чуриковой подходит лишь для комедий и то на эпизодические роли. Однако Панфилов был непреклонен: он знал, что выбранная стилистика фильма докажет скептикам, что он, как режиссер, ни разу не прогадал с выбором актрисы на главную роль. В сценах обыденной жизни героиня Чуриковой была слегка несуразной, доброй, но при этом невероятно обаятельной, когда в средневековых сценах перед зрителем на экране появлялась одновременно и волевая французская воительница и ищущая себя, правильную реализацию творческих сил молодая актриса. Угрозы Госкино растворились легкой завистью в кулуарах после просмотра окончательной версии фильма, который предсказал будущее Панфилова и Чуриковой: по городам СССР висели афиши с изображением актрисы, а для их творческой и семейной жизни наступило то многообещающее Начало.


"Начало"


Панфилов однажды признался, что каждый раз, неистово желая снять в своем очередном фильме Инну Михайловну, он делает ей деловое предложение и порой долго уговаривает ее принять его. Поэтому можно сказать, что в следующих после «Начала» картинах Глеб Анатольевич добивался участия в них собственной жены на равных правах, как это делали и остальные режиссеры. Очередным их совместным ярким проектом стал двухсерийный фильм «Васса» по мотивам пьесы М. Горького «Васса Железнова». Здесь Панфилов показал себя не только как блистательный режиссер, но и как талантливый сценарист-интерпретатор. Увидев все просчеты и слабые места пьесы Горького, Панфилов обострил конфликты, сделал персонажей более глубокими, лишил стереотипности типажей, убрал ненужный коммунистический лоск, сделал драму более социальной, нежели классовой. Главной удачей его, как сценариста, было изменение окончания истории, которое в панфиловской интерпретации зазвучало зловеще: «Кто был никем – станет всем!». Филигранная работа Панфилова выместила не только предыдущие экранизации пьесы, но даже и саму пьесу, которая после «Вассы» показала все свои драматургические недочеты.


Плакат фильма "Васса"


Панфилов не боялся браться за сложный, неоднозначный материал, ему было чуждо «мелодрамическое» болото, в котором хоть раз, но сидел каждый режиссер. Глеб Анатольевич со свойственным ему бытовым трагизмом показал трагедию последних членов царской семьи в «Романовых. Венценосная семья». Бытовой – потому что, казалось бы, на фоне одной семьи, трагизм – потому что от этой семьи зависела вся страна. Этот же прием мы видели и в «Вассе», и в «В огне брода нет», и в «Начале», когда драма рядовая, на уровне одной личности, выражала боль и скорбь стоящих за этими единицами эпох и поколений. Тоже самое можно говорить и о «В кругу первом». Снять в 2006 году столь сложный по драматургии и проблематике сериал, когда отечественный голубой экран пестрил набирающим и популярность мыльными операми о ментах и цыганах, мог, наверное, только Глеб Панфилов, который буквально жил каждой строчкой сценария, вырисовывая, как истинный творец, замысловатую режиссуру, подвластную лишь ему одному.


глеб Панфилов и Инна Чурикова


82 года. Рядом любящая и любимая жена, великолепная актриса. Два сына, идущие по стопам отца. Прекрасная карьера в театре и кино. Видимый след, оставленный в киноиндустрии. Однако даже при таких обстоятельствах есть место сожалению, а оно одно: так и не появилось возможности снять картину о Жанне Д’Арк и в главной роли снять Инну Чурикову. Когда-то предпринимались попытки найти молодую актрису и все же снять задуманное, но почему-то это так и не сложилась… Однако в глазах Глеба Анатольевича никак не найдешь удрученности и тоски по былому, напротив, они, как и пятьдесят лет назад, наполнены радостью новых творческих открытий. Так пусть все задуманное свершится, а неисполненное сбудется! Ведь когда муза постоянно дарит тепло своему творцу, его душа остается нетленной.

 

Илья Михеев



 

Рекомендуем

Властитель народных сердец
«Вовка — добрая душа!» или неожиданный Владимир Машков
Луис Генри Салливан – человек, построивший первый небоскреб
Эту революцию зовут «Шанель»
Кино. Премьера. "Большой и добрый великан"
Дыхание жизни ("Вечность" реж. Чан Ань Хунг)
«The Jivesouls»: музыка, которая вдохновляет
Потребляю – значит, существую. О дивный Новый мир
Опыт войны – богатство души
Патрик Зюскинд и его герои