Партнеры Живи добром

Отважный Симба («Король Лев» реж. Джон Фавро)



«Король Лев»


Disney продолжает делать ремейки своих мультфильмов. Настала очередь «Короля Льва» ‒ истории о детской травме, вине и отрицании прошлого, разбавленной шекспировской драмой. Львенок Симба, сын короля Муфасы, винит себя в смерти отца и покидает прайд. Власть переходит к его дяде Шраму, всегда завидовавшему брату и племяннику. Новый правитель доводит ситуацию до плачевного состояния – львицы голодают, ранее цветущие земли превращаются в пустыню. Взрослого Симбу случайно находит подруга детства Нала и просит вернуться домой, чтобы возглавить прайд. Но Симба уже не мечтает стать королем. Он ест букашек и червячков. Наивный бородавочник Пумба и болтливый сурикат Тимон привили ему новый взгляд на жизнь – «Акуна матата». Теперь у него «нет проблем». Симба забыл, кем был раньше, и ворошить прошлое не хочет.

Новый «Король Лев» уникален. Здесь нет ни одного живого актера. Все герои были созданы стараниями художников и программистов, а озвучили их звезды Голливуда (в России ленту дублировали, и во время просмотра сложно избавиться от мысли, что повзрослевшая Нала в оригинальной версии говорит и поет голосом Beyonce). Режиссер Джон Фавро сделал ставку на реалистичность. За его плечами – «Книга джунглей», у которой есть «Оскар» за визуальные эффекты. Как работать с CGI-персонажами, он знает. Львята и их родители, птицы, гиены, мыши и другие в «Короле Льве» выглядят как настоящие. Фотореалистичная графика настолько точна, что порой фильм похож на продукт не Фабрики грез, а Animal Planet. А документалки о дикой природе подчас цепляют не меньше, чем игровое кино. В доках сцены гибели родителей и грустные глаза их осиротевших львят, маленьких гепардов и других крох вызывают ком в горле и заставляют переключить канал. Мы ведь понимаем, что малышам, столкнувшимся с правдой жизни один на один, выжить поможет только чудо. Симба создан так, что отличить его от теплокровных собратьев на экране практически нельзя. Львенок, прижимающийся к еще теплому телу отца, ‒ картина болезненная в любом исполнении – и в мультфильме, и в кино.

Однако гиперреалистичность дает о себе знать в других сценах. У мультяшных зверей ‒ богатая мимика. Они хмурят брови, смеются и гримасничают. Новый Симба и его компания такого позволить себе не могут. Их мордашки принимают гораздо меньше выражений. Стремление к реалистичности сказывается и на постановке музыкальных номеров. В них пропала яркость (практически крикливость) красок в угоду палитре и духу саванны. Симба-почти-настоящий не отплясывает, как его предшественник в мультфильме. Он устроен иначе. Пластика первого Симбы ему явно не подошла бы, и Фавро не навязывает реалистичному льву движения героя мультика. Форма диктует логику решения музыкальных номеров и не дает на раз-два-три считать эмоции с морд и клювов.

Сюжетно новый «Король Лев» очень близок к оригиналу. Иногда мультфильм воссоздают покадрово. Изменения по большей части сделаны аккуратно, особенно удалось создателям фильма показать состояние прайда во время правления Шрама. Это не «Дамбо» Бертона, где от знакомой истории остались рожки да ножки, и не «Щелкунчик», вместе с водой выплеснувший ребенка, пока озирался по сторонам, стараясь быть актуальным. «Король Лев» Фавро, конечно же, двойник оригинального мультфильма, но он не самый злобный двойник в истории ремейков Disney. В фильме чувствуется уважение к мультику 1994 года и восторг по отношению к новым технологиям, позволяющим расширить возможности кино и представления о кино как виде искусства. Гиперреалистичность удивляет, воодушевляет и пугает одновременно, показывая, что живое существо на экране можно заменить CGI-созданием. Одушевленность в кино меняет смысл прямо на наших глазах, и как относится к происходящим изменениям, еще не совсем ясно.


«Король Лев»



Елена Громова



 

Рекомендуем

Кино. Свободный и безумный Мэл Гибсон
Масленица в Музее-усадьбе Г. Р. Державина
Интересные факты о Раймонде Паулсе
Булат Окуджава: олицетворение эпохи
Зиновий Гердт. Единственный и неповторимый
Благородная миссия: почему важны коллекционеры
Абэ Кобо «Быть напечатанным в России - большая честь для любого писателя»
Такой красивый, но такой кровавый 1881 год
Роберт Браунинг и его «интроспективная драма»
Call me by your name and I'll call you by mine... («Зови меня своим именем» реж. Луки Гуаданьино)