Партнеры Живи добром

Поколение джинсов ("Заложники" реж. Резо Гигинеишвили)


"Заложники"


21 сентября на российские экраны выходит пронзительная драма «Заложники», рассказывающая историю молодых людей, одержимых жаждой свободы. Режиссер Резо Гигинеишвили, известный нам скорее по таким легкомысленным ромкомам, как «Любовь с акцентом», экранизирует историю, знакомую каждому грузинскому ребенку: историю об угнанном самолете и о конфликте творческой молодежи с закрытым государством. Фильм, уже завоевавший две награды на минувшем «Кинотавре» в номинациях «Лучшая режиссура» и «Лучшая операторская работа», приятно удивит российского зрителя атмосферой, искусно созданной с помощью музыки и тепло-синих кадров, словно снятых на пленку «Зенита». Картина насквозь пропитана духом советского времени до самых мельчайших деталей, которым здесь уделено огромное внимание: от хрустальной вазы для цветов до зеленого скрипучего кресла.

В 1983 году шестеро грузинских юношей и одна девушка предприняли попытку захвата самолета с целью побега из СССР. Однако все обернулось совсем не так, как им хотелось. Запах свободы, исходивший от новых джинсов, витающий дымом импортного «Мальборо», затуманил в них страх за свою жизнь и за жизнь близких. Фильм «Заложники», снятый без претензии на документальность, словно создает эту историю заново, раскрыв главных героев так, что начинает казаться, будто именно такими они и были на самом деле. Молодые люди, запертые в тесной клетке страны, идут на отчаянный и иррациональный шаг, приведший к насилию, но режиссер совсем  не омрачает романтику юности. Картина не пробуждает ненависти к угонщикам, она выступает бесстрастным наблюдателем событий, поэтому каждый зритель увидит в ней что-то свое, особенное. Кому-то покажется близкой тема напряженных отношений и непонимания между родителями и детьми, а кому-то - тема одиночества и пустоты.

Весь фильм звучит натянутой струной, которая вот-вот порвется. Его атмосфера складывается из мельчайших кусочков мозаики в законченную глубокую и мрачную картину, заставляющую по-настоящему переживать и верить в то, что происходит на экране. Один из этих кусочков мозаики – пронзительная композиция «Стикс» народного артиста СССР Гии Канчели -  добавляет в фильм холодного саспенса и тягучего ощущения неизбежной катастрофы. В одной из сцен можно услышать даже оркестр, настраивающий инструменты – по словам режиссера Резо Гигинеишвили, это был пробный дубль, но он так понравился съемочной группе, что его было решено оставить.

Еще один кусочек мозаики – грузинская культура, представленная с теплотой и легкой ноткой ностальгии по советским временам. Несмотря на то, что фильм снят по мотивам событий довольно мрачных, в нем есть место приятному и светлому юмору, подкупающему своей житейской простотой, а грузинские семьи на экране представлены такими, что у зрителя возникает желание посидеть с ними за одним столом и поучаствовать в их непринужденных и бесхитростных разговорах.

Фильм подкупает своей правдивостью и искренностью. Режиссер, разговаривая с нами на языке образов, пытается донести важную мысль о том, что ключ к пониманию сегодняшнего человека лежит через обращение к истории. Обращаясь к истории грузинских угонщиков в фильме, мы можем случайно очароваться их юностью и смелостью, да и кто в эти годы не совершал ошибок! Но картина, не разделяя мир на черное и белое, одно нам дает понять четко: никакие романтические идеи не стоят человеческих жизней и родительского горя.


"Заложники"

Валерия Загвозкина



 

Рекомендуем

«Не любишь политику – правильно делаешь»
DAILY Книга: Джон Фаулз. Любовница французского лейтенанта
Уникальный Орландо Блум
Вера Каралли: но то был дивный сон
Кино. Премьера. «Иерей Сан. Исповедь самурая»
Estеe Lauder: лицензия на элитарность
Карл Фаберже: славное начало и бесславная кончина
Владимир Познер: "Пробуй, лови момент, но прежде всего, найди себя"
Роберт Пенн Уоррен. Литература «южного возрождения»
Диего Веласкес: «Никто кроме…»