Партнеры Живи добром

Черный русский

Иммерсивный спектакль (от англ. immersive – захватывающий) берет зрителя и уводит его в свой мир, погружая в него с головой. «Черный Русский» стал первым масштабным иммерсивным спектаклем в Москве и занял весь дом Спиридонова на Малом Гнездниковском переулке. Режиссер Максим Диденко собрал команду из разных театров и школ, заставил зрителя забыть, что перед ним актеры, которые обычно отделены от  зала так называемой "четвертой стеной".

Настроение, необходимое для восприятия "Черного русского" схватываешь сразу у входа. Все "приглашенные" стоят в очереди в особняк, как на открытие нового клуба, откуда-то сзади слышишь, как кто-то спрашивает, что их ждет и будет ли страшно. Иммерсивного спектакля бы не получилось, если бы сюжет так хорошо не вписывался в пространство. Дом Спиридонова, построенный в XIX веке, который успел побывать и отелем, и библиотекой, и выставочным залом, теперь стал площадкой для настоящих драматических событий.

Черный русский

В основе «Черного Русского» лежит неоконченный роман Пушкина «Дубровский», правда, прочитанная большинством школьная программа в спектакле-триллере узнается с трудом. Уже на входе, получая свою маску в виде лиса, оленя или совы, ощущаешь волнение, ведь дальше может произойти что угодно. В действительности же, вас приглашают ко столу, где подаётся только черная еда и крепкий алкоголь, к которому и бегут уже немного испуганные зрители. Правда, зрителем себя на этом спектакле совсем не чувствуешь, скорее кажется, что ты инородный элемент в пазле, как будто присутствуешь там, где тебя быть не должно, и видишь то, чего тебе видеть не стоит.

Особенность иммерсионного театра - воздействие оказывается не только и не столько на ваши глаза, сколько на все остальные органы чувств. В особняке каждое помещение сделано как отдельная сцена, тут есть и людская, и кухня, и даже хлев, где в нос сразу отдает непривычным для городского жителя запахом фермерских животных. Дверь из кухни ведет в лес, где, несмотря на то, что елки сделаны из фанеры и пространство увеличивается за счет зеркал, все же можно заблудиться. Атмосферу создает буквально все: тусклый свет, дым, зеркала, хаотично расположенные деревья, твоя собственная маска, которая каким-то образом мешает ощущать пространство так же, как в повседневной жизни. Когда ты бродишь по такому лесу, вдруг начинаешь замечать, что на тебя смотрят. Смотрят так, что обычно это бы заставило тебя прибавить шаг и сжать в руке ключи. Но здесь, в этом особняке, бежать некуда. Так что, когда незнакомец возьмет тебя за руку и уведет от других людей куда-то в темноту, тебе ничего не остается, кроме как молчать и делать то, что скажут.

black.jpg

Вообще все, что происходит в особняке Троекурова, на первый взгляд может показаться фарсом. Непонятно, зачем нам это показывают и как это связано. Как и сказано в программке «здесь все время что-то происходит». Каждая группа зрителей увидит что-то своё, последуя за одним героем. Тем не менее, за каким героем бы вы не последовали, вас все равно постараються шокировать. И когда из шкуры огромного разъяренного медведя выходит обнаженная девушка, никто уже не будет удивлен. Как говорится, приготовьтесь к сюрпризам.

Актеры иммерсивного спектакля подобраны идеально. Никто из персонажей не кажется второстепенным, за всеми интересно наблюдать, их хочется разглядывать, трогать, слушаться. Все движения персонажей поставлены как элементы из современного танца, актеры говорят что-то каждым своим жестом, нужно только внимательнее смотреть.

Иммерсивный спектакль совсем не похож на ставшие такими популярными квесты в реальности, это не просто триллер, разыгрываемый в особняке. Режиссер Максим Диденко показывает грубость, жестокость провинциальных русских помещиков в мелочах. Их мужики кровожадны и себе на уме, чувства и нравственность для них – всего лишь слова, ширма для выгодных сделок. В спектакле жестокими оказыватся все – даже Маша Троекурова, которая достает пистолет из свадебного платья, когда Дубровский приближается, чтобы её поцеловать. Владимир Дубровский умирает от выстрела в спину, от рук карлика, под прицелом пистолета своей любимой жнщины. Таким образом, искренность умирает в этом спектакле, над её трупом декламируют «Товарищ, верь, взойдет она…». И все присутствующие оказываются пассивными зрителями этого убийства, наблюдающими за ним из-под своих масок, на безопасном расстоянии.

Черный русский


Наталья Тарасова



 

Рекомендуем

Премьера спектакля «Сильвия@Love» в Санкт-Петербурге
Денис Фонвизин. Автор высмеивает, читатель смеётся
Николай Лесков. Жить на ножах
Поющие на экране. Топ-5 киномюзиклов
Вся правда о Гарварде: история создания, знаменитые выпускники, места силы
Екатерина Дашкова. «Ломоносов в юбке»
«Люблю тебя, Петра творенье!». Прогулка по Санкт-Петербургу
Proenza Schouler: «Больше всего мы жалеем о названии нашей марки»
Объединённые эстетикой цвета
Карл Росси: вознесённый славой