Партнеры Живи добром

Апология сумасшедшего, или о великом «христианском философе» Чаадаеве



Мы принадлежим к числу тех наций, которые как бы не входят в состав человечества, 

а существуют лишь для того, чтобы дать миру какой-нибудь важный урок.

Петр Чаадаев

Второй Чадаев, мой Евгений…

А. С. Пушкин, «Евгений Онегин»


Что мы знаем о Чаадаеве? С одной стороны это широко известный философ и публицист, друг А. С. Пушкина,  вдохновитель О. Э. Мандельштама и целой плеяды политических и культурных деятелей. С другой же, по мнению имперской России, просто «сумасшедший», его труды сам Николай I окрестил как «смесь дерзкой бессмыслицы, достойной умалишенного». 

Попавшее не только под царскую цензуру, но после и под советскую, творчество Чаадаева лишь с 1991 года стало общедоступным, о нем впервые заговорили открыто. Мысли и теории, «христианская» позиция мировосприятия Петра Яковлевича оставили огромный вклад в русской философии, литературе и истории.


Пётр Чаадаев


Детство и юность

Петр Яковлевич Чаадаев появился на свет майским днем 1794 года. Будучи внуком великого русского историка, автора семитомника «История Российская от древнейших времен» М. М. Щербатова, он с детства отличался острым и живым умом, аналитическим образом мысли и стремлением во всем искать правду. 


Его семья была зажиточной и образованной, однако уже в три года мальчик остается круглым сиротой. Петр вместе со своим братом Михаилом переезжают к родственникам: их дом теперь в самом центре города, в глубине Серебряного переулка, рядом с церковью Николы Явленного на Арбате. 


Следующим этапом в жизни будущего публициста становится обучение в Московском университете на кафедре истории и философии, где он в рядах лучших студентов. Именно там и происходит знакомство с Пушкиным и Грибоедовым, Петр  Тургенев и Якушкин.


«Храбрый, обстрелянный офицер» и прощание со службой

Майские события 1812-го. Чаадаев — в рядах лейб-прапорщиков Семеновского полка. Участник сражения под Бородино, атаки при Кульме и Люцене, в войне с Наполеном он дошел до самого Парижа, за что и отмечен высокими наградами. Орден святой Анны и прусский Кульмский крест — почетный знак для Петра Яковлевича, память о пройденной войне.

Биограф публициста М. И. Жихарев писал, что он был «храбрым, обстрелянным офицером, испытанным в трех исполинских походах, безукоризненно благородным, честным и любезным в частных отношениях, он не имел причины не пользоваться глубоким, безусловным уважением и привязанностью товарищей и начальства».


1819 стал для молодого и полного сил Чаадаева годом знакомства с идейными кружками. Он стал членом «Союза благоденствия», а в 1821 — «Северного общества декабристов». Хотя и относился к своему участию в них Петр довольно сдержанно,  уже тогда он стал задумываться о том, что Россия требует перемен.


В 1820 году произошло одно из первых серьезных столкновений с государственной несправедливостью, которое кардинально изменило жизнь Чаадаева. Семеновский полк, в котором ранее служил Чаадаев, восстал против нового командира. Петра отправили к царю, находившемуся в Троппау, чтобы доложить о сложившейся ситуации. Однако одновременно с ним к государю был направлен и австрийский посланник, которому удалось прибыть на день раньше. Александ I был очень возмущен, что о событиях в Петербурге он узнал от австрийцев, что и выразил в грубой форме Чаадаев.


Спустя пару месяцев после случившегося, Петр Яковлевич заявил об отставке, «не считая нравственно возможным продолжать службу после наказания близких друзей из восставшего полка». В то время он написал своей тете: «Мне было приятно выказать пренебрежение людям, пренебрегающим всеми… Мне еще приятнее в этом случае видеть злобу высокомерного глупца». 


Начало пути философа, «смесь дерзкой бессмыслицы, достойной умалишенного»

1823 год. На фоне сложной политической ситуации в России и проблем со здоровьем Чаадаев, не собираясь больше возвращаться (перед отъездом будущий философ разделил с братом все имущество), отправляется за границу. Он посещает английские, французские города, его встречают швейцарские, итальянские и немецие красоты. 


Однако 1826 год снова приводит Чаадаева на родину, где он сразу же попадает под арест как участник декабристского движения. По требованию царя Николая I проведится тщательный допрос, после которого с Петра Яковлевича берется подписка о непричастности к каким-либо антиполитическим действиям. Спустя 40 дней, его, наконец, отпускают.


Чаадаев не покинул Москву, он стал жить у своей тети, а после его принял дом Левашевых. Это был период затворничества, время тишины и глубокой мыслительной работы. Именно тогда в 1829–1831 годах он и создает свое ключевое произведение — роковые для его судьбы «Философические письма». Распространение они получают в «образованном и культурном» обществе быстро, их передают «по рукам». 


1836 год. Автор решает опубликовать первое «Письмо». Это вызывает настоящую драму как среди общества, так и у власти.  Герцен писал, что случился «выстрел, раздавшийся в темную ночь». 


Царская реакция была очень резкой. Скандал обернулся тем, что издание «Телескоп», напечатавшее отрывок, закрылось, его редактор был отправлен в ссылку. Сам же Чаадаев вызван к московскому полицмейстеру, после чего признан «сумасшедшим». Мера наказания в качестве домашнего арества… каждый день доктор приходил для тщательного осмотра «больного». Только спустя почти год, при условии, что он «не смеет ничего писать», Чаадаева освободили.


Пётр Чаадаев


Апология сумасшедшего и уход со сцены

Второй грандиозный труд Чаадаева не был опубликован при жизни философа. Им стала «Апология сумасшедшего».

Этот труд — ответ всем тем людям, которые считали великого мастера мысли безумцем. 

 
«Прекрасная вещь — любовь к отечеству, но есть еще нечто более прекрасное — это любовь к истине. Любовь к отечеству рождает героев, любовь к истине создает мудрецов, благодетелей человечества. Любовь к родине разделяет народы, питает национальную ненависть и подчас одевает землю в траур; любовь к истине распространяет свет знания, создает духовные наслаждения, приближает людей к Божеству. Не чрез родину, а чрез истину ведет путь на небо. Правда, мы, русские, всегда мало интересовались тем, что истина и что ложь…».


Философская позиция Чаадаева основывается на религиозном мировосприятии мира. Он пытался понять и проанализировать историю,  культуру и политические события с точки зрения единых христианских канонов. Но, увы, это привело философа к множественным конфликтам и непониманию.


До конца своего пути Чаадаев живет в Москве. Несмотря на запреты и гонения, постоянный контроль, он принимает активное участие в различных идеологических сообществах. Вместе с лучшими людьми той эпохи, умными, думающими и неординарными творцами, в рядах которых Герцен, Аксаков, Грановский и многие другие, до последних дней он старается найти правду и смысл происходящего вокруг.



Екатерина Пирогова



 

Рекомендуем

С днём рождения, Курт!
Леонид Броневой. Голодранец с деревянным чемоданчиком, ставший лучшим артистом
Осязаемая реальность Эндрю Уайета
Этьен Фальконе. Медный всадник и все-все-все
Уильям Тёрнер: «Солнце - вот Бог!»
Кендзо Танге: гуру высокой архитектуры
MERCEDES-BENZ FASHION WEEK RUSSIA 2014/2015. День третий
«Обсерватории — чистое небо» . Судьба Пулковской обсерватории
Натан Эйдельман. Человек обостренной совестливости
Ван Дейк - «Красота индивидуальности»