Партнеры Живи добром

Дж. К. Джером: жизнь, как она есть


«Вздох и поцелуй на прощание – вот и вся наша жизнь»

                                                                    Дж. К. Джером

                                                                

Знаменитый английский писатель Джером Клапка Джером родился 2 мая 1859 года в Стаффордшире, в городе Уолсолл. В то время его отец владел одними из первых в округе угольными шахтами, которые до сих пор носят название «джеромовы». Однако главной страстью Джерома Старшего было проповедничество. Жители города и даже округи собирались возле дома, чтобы послушать его речи. Поэтому неудивительно, что уже в шесть лет будущий писатель взял в руки Библию и «Книгу мучеников» Фокса к огромной радости матери Маргариты. Но вскоре это раннее приобщение к религии дало обратное действие: живое воображение мальчика заставляло его испытывать мучительный страх перед адом и смертными грехами. 


Дж. К. Джером


«Я жил в постоянном ужасе, как бы не совершить смертного греха по ошибке. Однажды я назвал тетю Фэн чертовой дурой. <…> Я всю ночь метался в кровати, глаз не мог сомкнуть». 

      

Однако детство Джерома было отмечено не только противоречивыми мыслями о Боге, но и тяжелым положением семьи, которая претерпела не одно разорение, а также смертью младшего брата Милтона. 

     

16 декабря 1868 года Джером поступает в школу, которая не вызывает у него особой любви, но не потому, что ему не нравится учиться, а потому, что уже в столь раннем возрасте он понимает, насколько некачественно школьное образование. Впрочем, уже через четыре года ему пришлось оставить учебу из-за смерти родителей. Отныне будущий писатель должен самостоятельно зарабатывать на жизнь. 


«Одно из преимуществ бедности — необходимость воспитывать в себе различные добродетели» - Дж. К. Джером «Моя жизнь и эпоха».


Первой его работой стал пост клерка в управлении Лондонской и Северо-Западной железной дороги, однако долго Джером там не задержался. Первые два года после смерти матери он то и дело переезжал, словно стараясь сбежать от одиночества. Уже в это время у него появилось странное пристрастие к порокам. До сих пор остается загадкой, что это: бунт против Бога, в которого так верили родители, но который не пожалел их, или желание не прослыть хлюпиком, как утверждал сам писатель? Так или иначе, он начал курить (сначала в закутках, чтобы никто не стал свидетелем его неудачи), выпивать и даже попробовал обхаживать женщин, что оказалось затруднительно из-за природной застенчивости. 


Театр, можно сказать, был еще одним видом «порока», т.к. набожное поколение его родителей считало подобную деятельность вратами в ад. Однако из-за любви к литературе и под влиянием сестры Джером решил попробовать себя в качестве актера под псевдонимом «Гарольд Кричтон». На сцене он пробыл три года, переиграв почти все роли в «Гамлете» (кроме Офелии) и других постановках. Затем наступила очередь «грошовой журналистики» и преподавания. Сам писатель говорил, что мог бы быть хорошим актером, если бы для жизни ему хватало лишь смеха и аплодисментов.


Дж. К. Джером

 

1880-1885 года – время бесконечного поиска работы и надежд на лучшее. Все эти трудности были отражены в новелле «На сцене и за сценой», которая стала первой выпущенной книгой писателя, проложившей дорогу в его будущее. Однако вместе с дебютом пришла и критика: «Думаю, смело можно сказать, что в первые двадцать лет моей писательской карьеры ни одного другого автора в Англии так не поносили, как меня». В одной лондонской газете было сказано: «Джером – это печальный пример того, чем угрожает Англии чрезмерное образование низших классов». Были и более резкие отзывы, вплоть до «позора английской литературы». Даже Панч, в котором позже Джером будет работать, называл его юмор вульгарным, а остроумие наглым. 

     

21 июня 1888 года состоялась свадьба писателя и Джорджины Элизабет Мэрисс, которая только что развелась и, к тому же, имела пятилетнюю дочь Элси. Возможно, это событие вдохновило Джерома на создание самого известного произведения «Трое в лодке, не считая собаки», к которому он приступил сразу по возвращении из медового месяца. Сам автор сознается, что не хотел писать смешную книгу, и в изначальном сюжете не было даже собаки, а вся история происходила из жизни. Даже прототипами главных героев являлись его друзья Джордж Уингрэйв и Карл Хеншель. 

     

Эта книга обеспечила Джерому Клапку славу, хотя сам он утверждал, что «Трое в лодке» мог написать всякий, кому бы это взбрело в голову». Теперь финансовое благополучие дало писателю возможность целиком посвятить себя творчеству, но еще три года после оглушительного успеха он оставался юристом в конторе стряпчего. В это время из-под его пера вышло множество статей, новелл и эссе, но ни одно из них не вызвало такого ажиотажа, как предыдущий роман. Тем не менее, в 1892 году Джером занял пост редактора журнала «Лентяй» (в котором до этого работал Р. Киплинг), а через год – еженедельника «Сегодня», который считался одним из лучших в Англии. Там он проработал вплоть до 1898 году, когда из-за финансового кризиса, вызванного судебным процессом, был вынужден оставить посты. В этом же году родилась его дочь Ровена, последующая за отцом на театральные подмостки.

Дж. К. Джером

    

Позже Джером выступает с лекциями, а также посещает много стран, в том числе Россию, мысли о которой он отразил в одной из книг «Русские, какими я их знаю». Здесь же в 1926 году он встретился и подружился с Иваном Бунином. Также среди его друзей были Вирджиния Вульф, Бернард Шоу и Артур Конан Дойл. 

     

Разразившаяся война приостановила деятельность писателя. Военный опыт утвердил в нем пацифизм и, наряду со смертью падчерицы, плохо сказался на состоянии здоровья, поэтому последние годы жизни он проводит на ферме Монкс Корнер. Вплоть до своей смерти, случившейся в июне 1927 года из-за инсульта, Джером Клайп Джером сохранял вкус к жизни, молодость духа, а главное – веру в Бога, несмотря ни на что. 


«… душа человеческая всегда будет стремиться к Богу. Мы не можем иначе. Та частичка Господа, что есть внутри нас, рвется к своему источнику. Если есть в жизни какой-то смысл, отличный от простого животного существования, — он состоит в том, чтобы приготовиться к встрече с Богом».

     

Похоронен писатель в церкви св. Марии в Эвилме. Рядом с ним лежат жена, пережившая его на 11 лет, падчерица Элси и сестра Бландина.  


То, что мы бессмертны, для меня очевидно. Даже капустный лист не пропадает бесследно. Он разлагается на составные части и в них продолжается и приносит пользу. Нет никакой возможности душе покинуть нашу вселенную. Единственный вопрос: вольется ли вновь душа в общий источник жизни или сохранит индивидуальность?



Галина Загоруйко



 

Рекомендуем

Скорбные сказки («Питер Пэн и Алиса в стране чудес», реж. Бренда Чепмен)
Под покровительством Сталина. История Бориса Андреева
Сандра Баллок. "Далеко не мисс"
Мир Dior
«Дорогами двух Отечественных войн»
Выставка Узор. Форма. Материал
Валентин Катаев. Советский гений
XIII Санкт-Петербургский Международный Книжный Салон
Картины Люси Чувиляевой и другие сюрпризы
Историческая живопись Вильгельма фон Каульбаха