Партнеры Живи добром

Под Мухой («Жвалы», реж. Кантен Дюпьё)


"Жвалы". Источник: A-One Films.



Как-то раз Ману (Грегуар Людиг) опять проснулся на пляже в спальнике. Ну как проснулся — его разбудили, а затем сделали такое предложение, от которого не отказаться: по-быстрому заработать 500 евро. Вообще почти без усилий: надо просто перевезти чемоданчик в багажнике машины из пункта A в пункт B и отдать некоему Мишель-Мишелю, только и всего. Единственное условие: чемоданчик должен лежать в багажнике. Недолго думая, Ману решил взять на дело своего старого другана Жан-Габа (Давид Марсе), а дальше всё поехало куда-то совсем не туда.


Все карты спутала Муха. Гигантская муха в том самом багажнике. Как известно, два дебила — это сила, дебилы с мухой — это жесть. Опять же недолго думая, Ману и Жан-Габ решают, что нафиг им эти 500 евро, есть план получше. Хорошие бабки можно сделать на мухе, только надо её как следует выдрессировать. А потом можно и за деньгами в банк отправить, и за едой. Она ведь как дрон, только лучше: батарейки не нужны.



"Жвалы". Источник: A-One Films



Наверное, лучше сразу откровенно признать: в современном кино нет человека, лучше владеющего чистым абсурдом, чем Кантен Дюпьё, он же экс-диджей Mr. Oizo. По крайней мере, в мастерстве построения фабул с ним точно мало кто сравнится. «Шина» 2010 года: обезумевшая и ожившая автомобильная покрышка убивает людей и мстит человечеству. «Реальность», 2014-й: кинооператор должен в течение 48 часов отыскать самый жуткий кинокрик. Наконец, «Оленья кожа» (2019): слетевший с катушек Жан Дюжарден начинает исполнять все приказы своей стильной замшевой куртки, голос которой всё громче звучит у него в голове.


Так что не стоит совсем уж сильно удивляться «Жвалам», в таком ряду они смотрятся более чем логично и закономерно. Тем более, что персонажи Дюпьё (который фильм про гигантскую Муху собственноручно написал, снял, срежиссировал и смонтировал) явно существуют в какой-то общей вселенной, в своей собственной и предельно абсурдной системе координат. Только если в «Оленьей коже» фоном для безумств героя Дюжардена были горы, тот тут — примерно такое же безлюдное средиземноморское побережье. А сюжет почти каждого фильма Дюпьё нарочно развивается столь хаотично, что остается обманчивое ощущение набора случайных сцен, связанных между собой чисто условно, по приколу.



"Жвалы". Источник: A-One Films



Героев Ману и Жан-Габа, двух великовозрастных околокриминальных раздолбаев-инфантилов в исполнении французских комиков Людига и Марсе, напоминающих одновременно и дебилов из фильмов братьев Коэн, и персонажей раннего Тарантино, кажется, вообще ничем не смутить. Заклинило крышку багажника? Можно разрезать секатором. Надо где-то переночевать? А вон чей-то дом на колёсах, хозяина вырубим и свяжем. В машине кончился бензин? На этот случай есть велосипед-единорог. Дай «быка». «Окей», «йес», «без проблем» и так далее.


Но самое главное: никакого занудства или морали. Потому что всё это просто очень-очень смешно. Иногда — на грани фола (например, героиня Адель Экзаркопулос ударилась головой, катаясь на лыжах, и теперь не может говорить тихо), местами — просто безумно и дико (голодная муха съедает собаку; мы смотрим на четвероногую зверушку фасеточным зрением мухи), но ни разу не пошло и не тупо. Озвучивает эти идиотические коллизии идиллически-умилительная электроника от Metronomy; вкус Дюпьё не изменил и тут.



"Жвалы". Источник: A-One Films



И здесь должен был бы быть какой-то серьёзный и внятный вывод из увиденного. Но его нет. Есть небольшое количество более-менее спрятанных отсылок и цитат из французской и американской криминальной киноклассики, в том числе и самоцитат из фильмографии Дюпьё, но не они делают погоду. Куда важнее, что муха просто невозможно мила и трогательна и вообще поддаётся дрессировке! Ну а то, что «мир сошел с ума, люди просто слетают с катушек, что уж тут поделаешь» — так это не новость. «Окей», «йес», «круто», «дай быка», и всё тут.



«Жвалы» — в кинотеатрах с 24 июня.


Иван Цуркан


 

Рекомендуем

Копенгаген: маршрут на выходные
Хвала и почет: 12 самых значимых литературных премий России
История «ПИСАТЕЛЬ И СЛЕПОЙ» из романа Дины Рубиной
Поль Гоген. Печальная струна
Натан Эйдельман. Человек обостренной совестливости
Кино. Blick’15. Беатрис Мёллер «Всё, что мы хотим»
Невероятная история деревянного мальчика
Увидеть чудеса возможно
Михаил Чиаурели. Дело за корнями, любовью к Родине и семьей
Путь к славе по-Челентановски