Партнеры Живи добром

Франссуа Ларошфуко: как охотники за славой приходят к философии



Придворный принц и знаменитый моралист, продолжатель древнего рода и опальный дворянин – Франсуа VI Ларошфуко, носивший при дворе титул учтивости принц де Марсийак, выбрал себе неспокойную судьбу, полную придворных авантюр, боев и нескончаемой, зачастую бессмысленной борьбы. Детство Франсуа прошло в тихом Ангулеме. С наступлением пятнадцатилетия бурная дворцовая жизнь поглотила подростка. Формирование будущего моралиста пройдет в череде интриг, разочарований и достижений. Позже Ларошфуко назовут обличителем человеческого рода. Близкая ко двору жизнь, словно пазл соберет в голове у Франсуа образ типичного аристократа XVII века: жадного, алчного, эгоистичного.


Живя в непосредственной близости от королевского двора, было невозможно остаться в стороне от политики, и гордый, честолюбивый принц де Марсийак вступил в борьбу за «место под солнцем». Ненависть к кардиналу Ришелье, передавшаяся Франсуа по наследству от отца, отлученного от двора аристократа, и увлечение сентиментальными романами, очень популярными в то время, привели к тому, что принц де Марсийак стал верным рыцарем королевы Анны Австрийской. Его покровительства удостоилась и герцогиня де Шеврез, подруга и фрейлина королевы. 


Франсуа VI Ларошфуко


В 22 года Франсуа уже имел опыт военных действий. В 1629 году он в рамках Тридцатилетней войны побывал в Итальянских походах, а когда в 1635 году вспыхнула война с Испанией, Ларошфуко сразу же встал в ряды добровольцев. Вернувшись с полей сражений, Франсуа узнал, что его неосторожные слова об испанской кампании были донесены до двора. Ларошфуко отлучили от двора и отправили в ссылку – вслед за отцом.


Опальным Ларошфуко было разршено вернуться в Париж только спустя два года, в 1637 году. Их возвращение совпало с громким скандалом в королевской семье. В монастыре Валь-де-Грасс было найдено письмо Анны Австрийской к брату, королю Испании, с которой Франция все еще находилась в состоянии войны. Королеву обвинили в государственной измене и чуть было не заточили в Гавре. Верный Анне Ларошфуко уже готовил ее срочный побег в Брюссель, но обвинения с королевы были сняты, и под опалу снова попал принц де Марсийак. Его обвинили в связи с герцогиней де Шеврез, которая лишилась покровительства двора. После недели в Бастилии, он вновь отправился в ссылку в Вертей, свое родовое имение. В 1642 году в Париже сменилась власть: умер кардинал Ришелье, вслед за ним на тот свет отправился и Людовик XIII. 


Огромное количество опальных дворян хлынуло в Париж. Все они, в том числе и Ларошфуко рассчитывали на особую милость королевы. Но в столице их ждало большое разочарование. Фаворитом королевы стал кардинал Мазардини, и в его руки перешла значительная власть. В 1646 году Ларошфуко вновь отправился на войну. Мазардини обещал ему титул бригадного генерала в случае военных успехов. Однако, отличиться не удалось – принц де Марсийак был тяжело ранен и был вынужден вновь удалиться в свое имение.

Теперь его усилия были сосредоточены на достижении успеха в гражданской службе: де Марсийак намеревался вернуть себе должность губернатора Пуанту, когда-то отнятую у его отца. В 1647 году ему это удалось – правда, за должность пришлось заплатить немалую сумму денег. 


Затем последовали годы безнадежного ожидания: верный двору Марсийак все еще надеялся на королевскую милость и признание. «Мы обещаем соразмерно нашим ожиданиям, а выполняем обещанное соответственно нашим опасениям» - позже напишет разочарованный Марсийак в своих «Максимах». В те годы Ларошфуко все больше и больше сближается с домом Конде. Опираясь на поддержку этого семейства, Ларошфуко стал претендовать на «Луврские привелегии» - право въезда во дворец и «табурета» (права сидеть в присутствии короля) для своей жены. Однако, при раздаче приведений Ларошфуко снова обошли. 


Франсуа VI Ларошфуко


Разгневанный Марсийак принял активное участие в движении Фронды. Этот заговор не носил никаких благородных целей и причиной своей имел лишь честолюбие обойденных привилегиями аристократов. Однако дворянское восстание привело к вооруженным столкновениям, в ходе которого герцог Ларошфуко был сильно ранен в лицо – войны остались для принца в прошлом. В очередной раз попав в немилость двора, в этот раз под ярлыком государственного изменника, следующие годы герцог Ларошфуко проведет в имении, с женой и детьми. Именно после Фронды герцог стал писать свои знаменитые «Мемуары».


Светская жизнь перестала интересовать опального герцога. После возвращения в Париж его большим увлечением стали литературные салоны. В салоне мадам де Сабле, где герцог был частым гостем в то время, увлекались игрой в сентенции. Гости салона составляли афоризмы на выбранные темы – в этом Ларошфуко не было равных. Из этого увлечения и выросли его знаменитые «Максимы». Переизданная пять раз при жизни моралиста, книга остро приправлена различными ядовитыми цитатами. «Все мы обладаем достаточной долей христианского терпения, чтобы переносить страдания других людей»,- безапелляционно заявляет Ларошфуко. Тщеславие, гордыня и эгоизм – по Ларошфуко это и есть главная движущая сила поступков всех людей.


Опальный герцог, большую часть жизни проведший в борьбе за славу и привилегии, стал моралистом уже к концу жизни. Его цинизму способствовали многочисленные разочарования. Моралист обвиняет окружающих в эгоизме и тщеславии, хотя его современники обвиняли герцога в том же – принц де Марсийак был единственным принцем в королевстве, не являющимся кровным родственником королевской семьи. Был ли Ларошфуко обойденным судьбой страдальцем? Скорее нет. Борьба за привилегии оказалась безрезультатной для большого количества дворян, а некоторых ждала и более печальная участь.  Однако мы знаем Герцога Ларошфуко прежде всего, как моралиста, философа и острослова. А этим, хоть и не подтвержденным орденами и привилегиями титулом, могли похвастать далеко не все опальные дворяне.



Вера Сараева



 

Рекомендуем

Премьера балета «Золушка»
Государственный музей Востока
Нона Мордюкова. Играла, как жила
Фёдор Васильев. Душа пейзажа
«МОНОФЕСТ» ОБЪЯВИЛ ЛАУРЕАТОВ
Кино. Премьера.«Шпионский мост»
Самые ожидаемые джазовые фестивали 2018 года
Кино. Личность. Лукино Висконти
Друг детства — Самуил Маршак
Документальное кино. Хичкок/Трюффо