Партнеры Живи добром

Годзилла на страже порядка ("Годзилла 2: Король монстров" реж. Майкл Догерти)


"Годзилла 2: Король монстров". Источник фото: weburg.net


Пять лет прошло после схватки Годзиллы и парочки Г.Н.Н.У.С.ов в Сан-Франциско. Величественный ящер разделался с громадными паразитами и вновь затаился в водах океана. Тайная организация «Монарх» времени даром не теряет и ищет подобных ему созданий. Они уже нашли семнадцать особей, а еще создали чудо-аппарат под названием «Орка». «Орка» может «разговаривать» с доисторическими существами и влиять на них – успокаивать, например. Прибор был сконструирован доктором Эммой Рассел (Вера Фармига). Женщину, ее дочку (Милли Бобби Браун) и судьбоносное изобретение при первом испытании «Орка» похищают эко-террористы. В Годзилле и ему подобных они видят спасение планеты и стремятся вывести из состояния глубокой гибернации всех найденных «Монархом» существ. Планы похитителей скоро подкорректирует Монстр Зеро – трехголовый ящер, способный отвоевать у Годзиллы статус короля.

«Годзилла 2: Король монстров» третий фильм в франшизе о кайдзю от студии Legendary Pictures. С новым Годзиллой зрители познакомились в 2014 году. В 2017 году Том Хиддлстон пытался сбежать с затерянного в океане острова, где горилла-подросток размером с небоскреб сражался с черепозаврами. «Конг: Остров черепа» тогда показал не только обновленную версию знаменитого примата, но и ввел в ход религиозную проблематику. Туземцы обожествляли Конга. Религиозная тема вышла на первый план и в третьей части франшизы. Здесь кайдзю называют Титанами и представляют в роли богов древних цивилизаций. Такую трактовку сценаристы подкрепляют неаккуратными отсылками к мифам, путешествием по затонувшему городу, при виде которого в сознании тут же вспыхивает слово «Атлантида». Битва Годзиллы и Монстра Зеро предстает как сражение добра со злом: трехголовое чудище плюется адским пламенем – хребет доброго кайдзю загорается цветом небесным.

«Годзилла 2» не первый фильм, в котором размышления об экологии и религии пытаются сплавить в единую историю и превратить ее в эпичное зрелище («Ной» Аронофски строится на таком же фундаменте). Но создателям сиквела довести задуманное до ума не удалось. И дело не в том, что они выбрали какую-то уж очень сложную тему. Даже развлечение для любителей покемонов «Детектив Пикачу» говорит о божественном и мимимишных созданиях на страже мироздания. Слабое место «Годзиллы 2» отсутствие эмоциональной привязки зрителя хоть к кому-нибудь из героев. Здесь очень много персонажей: и людей, и монстров. Они мельтешат на экране, с некоторыми из них разделываются до обидного нелепо, чей-то уход превращают в героический подвиг, почти все читают мораль. В круговерти событий никто из них не приобретает объема и харизмы. Люди надоедливы как мухи. Кайдзю просыпаются и кусаются в непроглядной ночной тьме. Выглядят их разборки не всегда впечатляюще – режиссеру Майклу Догерти важнее ввернуть лобовой символизм, чем зрелищность.

В «Конге» тоже много персонажей, но в нем много отборного черного юмора, третья часть франшизы лишь изредка нисходит до иронии. Например, когда девочка-подросток кричит на монстра-исполина, и это рифмуется с убеждением сценаристов в том, что человек тоже тот еще хищник. Конечно, «Годзилла 2» не обязан копировать настроение и приемы другого фильма. Но предложить что-то цепляющее за душу это кино не может: оно просто невыразительное. Фильм Догерти больше срабатывает как подводка к встрече Годзиллы и подросшего Конга и набрасывает абрис взаимоотношений кучки королей на этой планете: Конга, Годзиллы, лже-Короля всех кайдзю и человека. Что ж, подождем – увидим.


"Годзилла 2: Король монстров". Источник фото: weburg.net


Елена Громова



 

Рекомендуем

Юлия Купинская: "Мода, как искусство, мне дороже всего"
Премия «Золотой Орел». Лучшим из лучших
Леонид Енгибаров – «клоун с осенью в сердце»
Неделя моды в Париже SS'18
Кино. Премьера. "Сила воли"
Монстры на острове («Конг: Остров черепа», реж. Джордан Вогт-Робертс)
Фаина Раневская. «Правда – хорошо, но счастье – лучше»
«Импровизационный БАТЛ. Дети»
Дж. К. Джером: жизнь, как она есть
Оранжевый понедельник