Партнеры Живи добром

Кино. Классика. "В джазе только девушки" реж. Билли Уайлдер




Ровно 110 лет назад на территории Австро-Венгерской империи в еврейской семье родился Самуил Вильдер. Малыш был немал и невелик и уж очень походил на отца. Казалось бы, обычное дело, для чего заострять на этом внимание? А для того лишь, что через какие-то сорок лет этот кричащий в пеленках ребеночек станет всеми известным кинорежиссером, Билли Уайлдером, в руках у которого будут, как с конвейера, меняться Оскары и Золотые глобусы, и губы которого будут целовать не менее золотые руки великих актеров: Мэрилин Монро, Одри Хэпберн, Джека Лемонна, Греты Гарбо и т.д. В день рождения классика американской музыкальной комедии вспомним бессмертный его шедевр, "В джазе только девушки" или "Some like it hot".

 

К моменту написания сценария к своей самой известной, но при этом самой мучительной картине, мистер Уайлдер стал уже признанным режиссером. Позади были оскароносный "Бульвар Сансет", "Сабрина" с Одри Хэпберн и "Зуд седьмого года", ставший классикой буквально из-за одного кадра, когда белоснежное платье героини Мэрелин Монро устремляется вверх. В то время в сфере американского кинопроизводства наступали глобальные перемены: кино постепенно уходило от студийной системы к независимому продюсированию, когда фильмы получили шанс получать деньги не от кинокомпаний, диктующих страшные условия, а от свободных агентов, что еще не успели ожесточить внутреннюю цензуру. Билли Уайлдер, невероятно рискуя, все же решается поймать момент - у него достаточно связей и денег, чтобы снять свою будущую картину независимо от студий-монополистов, при этом получив свободу слова, которой так не доставало ему в предыдущих картинах. Начинается поиск материала. Мистер Уайлдер сразу для себя понял, что история должна быть вызывающей, дабы на ее фоне ярко показать американскую действительной. Яркий приверженец нуара, Билли Уайлдер решается все же снять комедию, вторую на его счету. И не просто комедию, а музыкальную комедию! Вновь влияет случай: режиссеру попадается немецкий ремейк французской картины 30-х "Фанфары любви", и он приступает со сценаристом Изи Даймондом, с которым продолжает работу над "Любовью после полудня", к адаптации сюжета.


Билли Уайлдер, Тони Кертис и Джек Леммон на съемках


 

Мистер Уайлдер вообще слыл ужасным трудоголиком: еще не окончив одну картину, собирал съемочную группу для другой, дописывал сценарий буквально на площадке, так как времени основательно подготовить его до съемок просто-напросто не было. Вот и тогда он с головой ушел в новую ленту, не окончив предыдущую. После упорной работы творческого тандема от первоисточника осталась лишь основа: двое молодых музыкантов, переодевшихся в женщин, попадают в девичий джаз-банд. Мистер Уайлдер все переделал под себя: комедия приобретает криминально-гангстерский привкус, а место действие переносится в знаменитую эпоху 20-х, в США прошедшую под эгидой сухого закона. Окружение режиссера негодует: нельзя смешивать комедию с криминалом, ведь фильм с треском провалиться в прокате, однако, Уайлдер твердо стоит на своем, хорошо помня "Ниночку" Э. Любича, для которой он написал сценарий, где засмеялась Грета Гарбо, сама скандинавская сдержанность! 

 

Мистер Уайлдер не боится проиграть, он делает ставку на актеров первой величины, которые своим обаянием и талантом должны были смягчить дерзость аморального по меркам тех времен сюжета. На главные мужские роли утверждаются Томи Кертис и Джек Леммон. На роль Душечки пробуются уже известная режиссеру Одри Хэпберн, Митци Гейнор и несравненная Элизабет Тейлор, однако, предложение поступает Мэрилин Монро. Мистеру Уайлдеру было трудно забыть, как сложно складывалась их совместная работа в "Зуде седьмого года", однако, на роль утвердил именно Мэрилин, посчитав, что лишь ее музыкальность и манера игры подходили для воплощения образа Душечки.

 

Не успели начаться съемки, как утверждение Великой Монро успело аукнуться Великому Уайлдеру - актриса требовала снимать цветную ленту, ведь по контракту ей вообще было запрещено сниматься в черно-белых картинах. Мистер Уайлдер долго рассказывал Мэрилин о стилистике фильма, о его замысле пародии на гангстерские фильмы прошлых десятилетий, наконец, о канве повествования, но длинные заумные монологи не могли никак переубедить актрису. Однако выход нашелся: оказалось, что невероятно сложный и плотный грим Кертиса и Леммона на цветной пленке казались болотного оттенка масками на их лицах, и когда Уайлдер показал их пробы на цветной пленке Монро, она, ужаснувшись, больше не задавала об этом никаких вопросов.



Мэрилин Монро и Билли Уайлдер

 

Съемочной группе невероятно нравилось ставить музыкальную комедию, сценарий привел в восторг всех до единого так сильно, что порой хохот на площадке становился невозможным. Порой комедиографу Уайлдеру приходилось импровизировать прямо во время съемок, дабы они не превратились в балаган. К примеру, в сцене, где герой Леммона сообщает герою Кертиса о том, что он выходит замуж за престарелого миллионера, а тот в свою очередь изумляется парадоксальности ситуации, первоначально в руках рассказчика не было маракасов. Их пришлось внедрить проницательному Уайлдеру, так как актеры просто не могли сосредоточиться на тексте и безудержно смеялись. После нововведения у актеров появились паузы, во время которых они могли прийти в себя, как и зритель, а сами паузы не казались надуманными, из-за чего сцена стала даже более комичной.

 

Однако если порой съемочная группа валилась на пол, так сказать, поджав животики, то иногда ей было совершенно не до смеха по вине прославленной скандалистки Мэрилин Монро. Она постоянно опаздывала на съемки, порой просто не приходила на них, ссылаясь на то, что забывала адрес студии, она не стеснялась выпивать перед съемками, при этом находясь в положении. Съемочная группа ненавидела Мэрилин, а ее партнер, Тони Кертис, после сорока (!!!) дублей поцелуя с "Душечкой" в сердцах заявил, что целоваться с Монро хуже, чем с Гитлером. Билли Уайлдер контрастировал на фоне всеобщего негодования: он редко повышал на Мэрилин голос, специально сократил число локаций фильма, дабы пресечь долгие разъезды. Он понимал, что его картина была первой для Мэрилин после двухлетнего затишья, во время которого у актрисы развилась депрессия и окончательно разладился и так некрепкий брак, из-за чего мистер Уайлдер невероятно сдержано относился к выходкам Монро.


Билли Уайлдер, Тони Кертис и Джек Леммон на съемках


 

Однако он видел, насколько пагубно ее поведение: бюджет был перерасходован, задержка графика была почти на полмесяца, Тони Кертис на фоне стресса из-за партнерши стал принимать сильные успокоительные, что повлияло на его игру. А тут еще Мэрилин нашли полуживую, пытавшуюся покончить жизнь самоубийством. Тяжело. Мучительно. Почти невыносимо. Однако съемки все же подошли к концу! Осталось лишь показать пробную версию нескольким организациям, дабы ее выпустили уже в прокат. Но и тут все непросто! Религиозная организация, следившая за моральной составляющей картин, забраковала ленту из-за чрезмерной вульгарщины и пропаганды гомосексуализма. У мистера Уайлдера на нервной почве развилась болезнь спины, ему стало тяжело ходить, однако, он отстоял свое детище, внеся пару несущественных для восприятия фильма купюр, после чего "Some like it hot" ("hot" - заводная, веселая музыка, обычно джазовая/фраза является каламбуром, взятым из детской песни) выходит в прокат. 

 

Две недели публика холодно реагирует на новую картину несмотря на то, что на премьеру звезду фильма, Мэрилин Монро, привозят на пожарной машине из-за огромного количества зрителей. Вдруг происходит неожиданное: на третьей неделе проката в кинотеатры все буквально ломятся на "В джазе только девушки", все хотят увидеть экстравагантную, отчасти криминальную комедию, где двое переодетых мужчин трубят на саксофонах вокруг признанного секс-символа Голливуда. Картина доводит зрителя до гомерического хохота, а создателей - до неслыханной популярности. К сожалению, несмотря на шквал номинаций на Оскар, картина получает лишь одну статуэтку, за костюмы (не иронично ли для черно-белой ленты?). Потом, когда в 1961 другая картина Уайлдера "Квартира" получит три Оскара, многие заговорят: "Это они замаливают грешки за "В джазе только девушки"!".

 

И правда замаливали... Ведь разве возможно представить, как трудно было четыре месяца напряженных съемок превратить в два часа легкого фарса, джазового насмехательства над жизнью? Разве можно верить всем ужасам, которые доставила обворожительная Мэрилин Монро, когда на экране она заманчиво приподнимает веки и губы, томно выдыхая: "Пу-Пу-Пи-Ду!"? Можно, конечно, можно все это представить и понять, как сделал великий Билли Уайлдер, гений, тонко мыслящий и громко смеющийся. В прочем, на все трудности жизни он остроумно ответил в своем бессмертном шедевре: 

 

- Озгуд, буду с тобой откровенна. Мы не можем пожениться. 

- Почему? 

<...>

- Я мужчина... 

- У каждого свои недостатки!


Билли Уайлдер, Тони Кертис и Джек Леммон на съемках


Илья Михеев



 

Рекомендуем

Оскар Фельцман. Я хочу играть сидя
"Женщина с гусарской натурой"
Борис Пастернак: измена родине или как получить Нобелевскую премию
Пласидо Доминго: «Я не могу прожить без музыки ни дня»
Джон Гей: певец народа
Премьера. "Тайная жизнь домашних животных"
Татьяна Самойлова: «Я – счастливый человек»
Что? Где? Когда? Чем март порадует женщин и не только
Русская Марлен Дитрих – Любовь Орлова
Булат Окуджава: олицетворение эпохи