Партнеры Живи добром

Кино. Премьера. "На гребне волны"


На гребне волны


В последние годы стало модно зарабатывать на идеях предшественников. Брать ставшие уже классикой сюжеты и выжимать из них все, до последнего доллара. При этом уже неважно, будет ли «ремейк» классического фильма хоть как-то связан с оригиналом, будет ли он его продолжать или дополнять. Главное, что он называется так же, героев зовут так же, а зрителю свойственна некоторая сентиментальность.

Новый фильм «На гребне волны» не заставил меня пересмотреть свои взгляды на саму идею ремейков и на саму идею 3D, однако такого потрясающего шоу я не видела, пожалуй, никогда. Это далеко не тот «На гребне волны» 1991 года, хотя сюжетная канва взята из оригинального фильма. Агент ФБР Джонни Юта внедряется в банду экстремалов, чтобы доказать их причастность к преступлениям, но в результате ему приходится делать выбор между законом и ничем не ограниченной свободой.

Начнем с того, что хулиганы-серферы из 1991 года не подходили Эриксону Кору из-за простоты и даже примитивности своей жизненной философии. Они всего лишь хотели устроить себе вечное лето и как следует встряхнуть общество, больше ничего. Для того чтобы развернуться на «одиннадцать стран и четыре континента», нужна была настоящая идея, что-то не слишком сложное, но масштабное. Такое нашлось: спасение Земли через полное единение с нею. Наша компания экстремалов, по сути, занималась с природой «натуральным обменом»: природа им – красоту и возможность на чем-нибудь покататься и откуда-нибудь сигануть, а они природе – что-нибудь из того, что было взято, например, золото или пару ящиков с деньгами.

Реализовать эту идею герои решили при помощи так называемой «Восьмерки Озаки»: восьми испытаний на грани человеческих возможностей, пройдя которые, экстремал достигает, видимо, нирваны и заодно побеждает в борьбе за экологию. Персонажи, правда, не смогли сформулировать, как именно постоянная угроза жизни кучки хипстеров может спасти планету. Но вся эта ахинея, по сути – прелюдия перед серией потрясающих, смертельно опасных трюков, и вот что действительно представляет интерес в этом фильме. Персонажи, диалоги, сам сюжет – все это не имеет никакого значения, когда спортсмены начинают проходить «восьмерку».

Великолепная натура, необыкновенно сложные и зрелищные трюки, выполненные или контролируемые самыми прославленными экстремалами планеты. Все в этом фильме нацелено на полное погружение зрителя в процесс покорения гор, волн, воздуха. И это исключительные ощущения.

Если рассматривать «На гребне волны» как потрясающе снятый документальный проект об экстриме – то это высококлассная и добросовестная работа. К съемкам было привлечено какое-то безумное количество спортсменов из совершенно разных областей: серфинг, вингсьютинг, скалолазание, сноубординг. И ведь большая часть трюков и даже часть съемок была выполнена без всяких ухищрений, с риском для жизни, только силами международной команды профессиональных экстремалов.

Но если вспомнить, что это - художественный фильм, то становится ясно, что кинопроизводители заботились исключительно о зрелище. Все в этой картине должно быть визуально красивым: панорамы, трюки, люди, яхты с моделями. Команда экстремалов во главе с Бодхи как будто только что сошла со страниц модного журнала. Этакие красавцы-хипстеры, некоторые из которых смазливее девочек-статисток с яхты, несмотря на явно нарисованные татуировки и набриолиненные усы. Многие сцены напоминают рекламу скандинавских брендов: те же идиллистические «кантри» - картинки с пледами и пикниками на фоне гор.

Если  сложностью и экстримом Кор превзошел классический «На гребне волны», то во всем остальном отстал безнадежно. Не осталось и следа от любовной линии – красавица-серфингистка Тайлер в исполнении Лори Петти сменилась вульгарной девицей-хиппи с третьим размером бюста, которая явно нужна была не для великой и чистой.

Новый Папас , кажется, понадобился только для приятных ассоциаций со старым фильмом, т.к. сам из себя ровным счетом ничего не представлял. То же можно сказать о (почему-то) чернокожем Бене Харпе, в свое время блестяще сыгранном Джоном К. МакГинли. У них просто нет характеров, они – статисты с парой реплик.

Но самое большое разочарование – это замена покойному Патрику Суэйзи. В фильме 1991 года Бодхи – это харизматический лидер. Это безумнейший среди безумных. Этакий авантюрист, способный вести за собой людей даже на самые опасные предприятия. И когда Патрик Суэйзи спрашивал у своих подельников «Вы мне верите?», даже зритель со своего места перед экраном  отвечал ему «да». Он был подонком, способным оставить труп погибшего друга посреди дороги или шантажировать противника убийством его подружки. Но это был необычайно обаятельный и дерзкий подонок. И его действия, и его характер – они где-то за гранью привычных категорий добра и зла.

В фильме 2015 года тоже пытались соорудить свою исключительность для Бодхи, раздув монолог Патрика Суэйзи о просветлении и единении с волной до целой жизненной философии и прибавив к этому что-то из Ошо. Новому Бодхи не хватает только коврика для йоги и хлопковых шароваров с мотней. И я не знаю, кто, кроме, пожалуй, девочек от 15 лет, пойдет за таким «просветленным» красавчиком. Да, он сверкает неприлично голубыми глазами и прическа у него модная, но за ним должны идти взрослые мужчины. Идти, рисковать своими жизнями и даже погибать. Но, в отличие от Бодхи Патрика, он даже не берет на себя ответственность за своих людей. Человек погибает – «это его выбор, а не мой». Это что? Новая установка? Весьма удобная: «Я надоумил своего друга перепрыгнуть пропасть, а он сорвался и погиб. Ну что ж, это его выбор».

Экстремалы – это, как говорил Папас в исполнении Гэри Бьюзи, «особое племя», они не просто рискуют, они падают, ломают кости, они погибают друг у друга на глазах – в фильме 1991 года на этом внимание не заостряется. Параллель между дерзкими ограблениями и покорением стихий проводится не очень четко, смерть в волнах и от пули – это все-таки разная смерть. В новом фильме нет разницы. Этим «племя» очень напоминает секту – жизнь даже близких друзей не имеет никакой ценности. Они расстаются с нею так просто, как будто умереть – значит всего лишь начать игру заново.  Это не трагедия, это «выбор».

Очевидно, целью авторов фильма было показать, как бы выглядела эта история, если бы происходила сейчас. И все эти «экстрим-йога-бриолин» - не их выдумка, а вполне себе реальность. Реальность дешевая, бессмысленная, но модная. Ремейки ведь призваны продемонстрировать, как выросло общество с тех пор, как оно изменилось. Ну что ж, изменилось не очень сильно, ведь страсть к «веселью» была и в начале 90-х: изменился, разве что, масштаб. Масштаб поисков себя, радиус этих самых поисков и, наконец, степень отмороженности ищущих.

И все же, эта премьера произвела впечатление. Мы и до этого видели всякий масштабный хаос, и мир рушился, и замерзал, и войны были, и экранные эпидемии косили человечество, были грандиозные погони и взрывы…но не случалось пока подобия документалистики на большом экране. Когда ты летишь вместе с героями, рискуя шваркнуться и разбиться насмерть о скалу. Когда спускаешься даже не по черной трассе, а практически по голым отвесным скалам на сноуборде. Когда ты утопаешь в пыли, рискуя сорваться вниз и быть придавленным собственным мотоциклом. Когда видишь, что это все делали настоящие, живые люди. И это тоже нечто за гранью привычных категорий добра и зла.


На гребне волны


Елизавета Савостьянова


 

Рекомендуем

Яша Хейфец: дар забытому богом миру
Знакомство с фильмами Стива Гуттенберга
Он хранил скелет под диваном, так как шкаф был занят другими вещами
Евгений Петров: мистическая история автора «12 стульев»
Герман Мелвилл. Матрос, таможенник, писатель
Исполнительница недели. ZAZ
Классика чернил и пера в простом слове Parker
M2M Russian Open: everybody loves golf!
Королева бурлеска Дита фон Тиз
Абэ Кобо «Быть напечатанным в России - большая честь для любого писателя»