Партнеры Живи добром

Кино. Теория и практика Сергея Эйзенштейна


22 января родился великий советский режиссер театра и кино, искусствовед Сергей Михайлович Эйзенштейн. Всю жизнь он посвятил разработкам в области кинематографа, из-под его пера вышли не только потрясающие фильмы, к каждому из которых был применен индивидуальный творческий подход, но и бесценные теоретические труды, раскрывающие новые возможности монтажа и ракурса. Своим новаторством Сергей Михайлович нарушал устоявшиеся правила в кинематографе и театре. Каждая его работа – это эксперимент, результаты которого были по достоинству оценены зрителями. За свою жизнь Эйзенштейн снял около 30 фильмов.


Броненосец "Потемкин"


Одной из лучших картин режиссера признан «Броненосец «Потемкин». К 20-летию революции было задумано снять фильм, повествующий о нескольких эпизодах событий 1905 года. На съемки отвели всего полгода, поэтому Эйзенштейн решил изменить сценарий, оставив лишь историю восстания на броненосце «Потемкин», доработав ее и значительно расширив. Режиссер очень кропотливо трудился над фильмом, где совместил идеи кинематографического и живописного кубизма. Картина проста и логична для понимания, но, тем не менее, она заставляет зрителя смеяться и плакать, прочувствовать все, что происходит на экране. Удивил в то время и красный флаг в черно-белом фильме, который был раскрашен вручную на 108 кадрах. Позднее ленту много раз переснимали, изменяли музыкальное сопровождение (изначально это были фрагменты из симфоний Бетховена, позже свою музыку для картины написали Майзель и Шостакович) и даже озвучили. «Броненосец «Потемкин» стал одним из самых значимых фильмов мирового кинематографа.


Александр Невский


Другим «бриллиантом» в коллекции Эйзенштейна можно назвать ленту «Александр Невский». Появившись в кинотеатрах в 1938 году, она имела огромный успех, принесла создателю Сталинскую премию и степень доктора искусствоведения. Процесс работы над картиной был очень тяжелым. После провала фильма «Бежин луг», друзья режиссера с большим трудом смогли добиться от правительства разрешения на создание новой ленты об Александре Невском. К счастью, вокруг Эйзенштейна собралась отличная команда - писатель Пётр Павленко, сорежиссер Дмитрий Васильев и оператор Эдуард Тиссэ, а также актеры: Николай Черкасов, Андрей Абрикосов, Дмитрий Орлов и другие. К работе подключился и вернувшийся с гастролей композитор Сергей Прокофьев. К сожалению, многие идеи режиссера не одобрила цензура, как это часто случалось, поэтому он не был доволен своей картиной. Тем не менее, даже в таком варианте фильм никого не оставил равнодушным. Начинающийся печально и медленно, он набирает темп, и напряжение достигает наивысшей точки в эпизоде Ледового побоища, занимающего около трети всей картины. Камера то охватывает всю битву, то показывает отдельные группы, отдельных героев. Фрагмент поражает ритмичностью действий, перекликающейся с ритмичностью музыки. Завершается фильм сценой въезда Александра и его армии в Псков. Звучит знаменитая фраза: «Но если кто с мечом к нам войдёт, от меча и погибнет! На том стоит и стоять будет Русская Земля!».

Сергей Эйзенштейн является талантливейшим режиссером, чьи фильмы будет смотреть еще не одно поколение. Он был целеустремленным новатором, который всегда четко знал, чего хочет. Эйзенштейн говорил: «Что касается моей точки зрения на кино вообще, то я должен признаться, что требую идейной направленности и определенной тенденции. На мой взгляд, не представляя ясно – «зачем», нельзя начинать работу над фильмом. Нельзя ничего создать, не зная, какими конкретными чувствами и страстями хочешь «спекулировать».


Сергей Эйзенштейн


Надежда Афанасьева


 

Рекомендуем

Царевна-лебедь и царь Гвидон отправляются на берега Невы
Василий Шукшин. Молчальник-правдолюбец?
«Волшебный лак» или почему стоит переходить на шеллак
Праздничная Пасхальная Мистерия в стиле Cимфоджаз. Гала-концерт
Осязаемая реальность Эндрю Уайета
Кровавый пейнтбол («Перестрелка», реж. Бен Уитли)
Театр и Революция: обновление эстетики
Витрина сердца Анатолия Мариенгофа
Барбара Брыльска. Иностранка ставшая «своей», или Трагедия длиной в жизнь
Марис Лиепа: «Слава – это ничто. Танец – это все!»