Партнеры Живи добром

Мечты и музыка ("Ла-Ла Ленд" реж. Дэмьен Шазелл)


Ла-Ла Лэнд


В новом фильме Дэмьена Шазелла «Ла-Ла Ленд» Миа (Эмма Стоун) готовит кофе для звезд Голливуда и, конечно, сама мечтает когда-нибудь пополнить их стройные ряды. Днем она посещает унизительные, но достаточно забавные в интерпретации Эммы Стоун и Дэмьена Шазелла, кастинги. А в свободное от них и работы время в сопровождении таких же «будущих звезд» ходит на вечеринки, вдруг ее кто-то там заметит… Однажды дорога Мии пересеклась с тропой другого мечтателя – Себастьяна (Райан Гослинг). В отличие от начинающей актрисы, Себ болен не кино, а музыкой. Его заветная мечта – открыть свой джазовый клуб, где будут исполняться только самые лучшие композиции, а право выступить представится лучшим из лучших. Но пока он едва сводит концы с концами и хватается за любой заработок, будь то наигрывание рождественских мелодий для посетителей ресторана или исполнение совсем уж попсовых хитов по заявкам. Под звуки музыки, кружась в танце, Миа и Себ съедят пуд соли и попытаются воплотить свои мечты в реальность.

«Ла-Ла Ленд» не единственный фильм Шазелла, в котором одно из основных мест отводится музыке. Его предыдущая полнометражная лента «Одержимость» (2013) рассказывает историю молодого барабанщика (Майлз Теллер), в погоне за совершенным ритмом доводящего себя под «чутким» руководством жесткого преподавателя (Дж.К. Симмонс) до изнеможения. Но знак равенства между двумя фильмами Шазелла не поставить, и «приблизительно» тоже вряд ли втиснется. Все потому что, хотя и «Одержимость», и «Ла-Ла Ленд» можно назвать признанием в любви к музыке, к джазу, настроение двух лент значительно различается. Фильм 2013 года всматривается не только в отношения между учеником и учителем, но и в саму плоть звука, точнее выставляет на показ измученное тело музыканта, сконцентрировавшегося на ритме. В теле актера Майлза Теллера «Одержимость» приобретает вес, тяжесть, которую вынести не каждому под силу. «Ла-Ла Ленд» по сравнению с предшественником получился более воздушным, жизнерадостным, но не стоит обманываться его легкостью. Создателям фильма было на кого равняться. Любовная история Мии и Себа явно пишется с оглядкой на «Шербургские зонтики» (1964, реж. Жак Деми), но не переписывает их love-story подчистую, а вносит нечто новое и щедро разбавляет мифами и слезами Фабрики грез.

«Ла-Ла Ленд» сложно назвать типичным мюзиклом: бесспорно зрелищные музыкальные номера в нем перемежаются с диалогами. При этом от танцев и пения Эммы Стоун и Райана Гослинга не стоит ждать выверенной техничности. Их герои цепляют отнюдь не акробатической ловкостью и диапазоном виртуозного вокалиста. В Мие и Себе улавливаются привлекательная хрупкость, комбинация наивности, веры в мечту и попытки свыкнуться и смириться с тем, что мечты не всегда сбываются, а если и сбываются, то порой весьма непредсказуемым образом, требуя от человека что-то в оплату свершения чаяний. И то, что Стоун и Гослинг поют и танцуют не как профессиональные танцоры и певцы, делает Мию и Себастьяна ближе и человечней, не дает в отрепетированности движений потеряться неровному дыханию жизни и горьковато-сладкому привкусу побед.

Шазелл не ограничивается экспериментами с музыкой и танцем в кино. «Ла-Ла Ленд» интересен и своей нелинейной структурой, позволяющей не только рассказать о жизни одного героя фильма, а потом плавно перейти к повествованию о другом. Фильм сделан так, что, показывая урывками облегченную версию будней на Фабрике грез, он освобождает пространство и для изображения самих грез, которые становятся несбыточными лишь потому, что не способны обратить ход времени и изменить принятые решения, особенно, четко это видно в последнем музыкальном номере «Ла-Ла Ленд».

Фильм Дэмьена Шазелла «Ла-Ла Ленд» в широкий прокат выходит 12 января, его премьерный показ в России состоится в ночь с 31 декабря на 1 января в кинотеатре «Октябрь» на Новом Арбате.


Ла-Ла Лэнд


Елена Громова



 

Рекомендуем

Российское кино на Comic Con Russia 2016
Юкио Мисима. Танец со смертью
Эдгар Аллан По: «Я – Поэт!»
Дубай глазами простого туриста
Мир под призмой Джойса
Голос эпохи: Игорь Кириллов
Прародитель русской псевдоготики Василий Баженов
"Труд"- простой и понятный
Данте Алигьери и русская литература
Беседы об итальянском кино. Пресс-конференция к открытию фестиваля N.I.C.E.