Партнеры Живи добром

Так вы снимаете сказки, товарищ режиссер?


Когда человека спрашиваешь о том, кто из режиссеров делал кино искусно, фантасмагорично и гротескно, то первым в голову приходят две фамилии – Феллини и Тарковский.


Однако этот ряд можно и нужно продолжить еще одной – Данелия. Георгия Данелия всю его творческую жизнь сравнивают с двумя другими гениями кинематографа не столько за его успех, сколько за саму атмосферу и суть, которые зритель видит в его картинах, и которые сам автор вырабатывал медленно, но верно в течение всего режиссерского пути.


Георгий Данелия


Данелия родился 25 августа 1930 года в грузинской семье, где c индустрией кино были уже близко знакомы. Его мама (Мери Ивлиановна Анджапаридзе) была помощником режиссера, дядя (Михаил Чиаурели) – режиссером, кузина (Софико Чиаурели) – талантливой и успешной актрисой. Неудивительно, что все вокруг пророчили Георгию кинематографический университет, говоря, что это его судьба. Только вот сам Данелия верил в другой путь: наперекор желаниям семьи он поступил в архитектурный институт и до самого выпуска оставался влюбленным в свою профессию. Но все же, видимо, правы те, кто говорит «от судьбы не убежишь». 


В 1956 году при абсолютно удивительных обстоятельствах (увидев объявление в газете, которой укрывался пьянчуга, спящий на скамейке) новоиспеченный архитектор отправляется пробовать свои силы на высшие режиссерские курсы при Мосфильме. Конечно, о том, что за студент сидит перед ними, знали в приемной комиссии, но испытание проводили по совести. Честно говоря, Данелия буквально просочился на курсы благодаря одной единственной папке с жанровыми рисунками, в которой была чуть ли не полная раскадровка некоторых чеховских рассказов. Так по воле случая, или же судьбы – как вам угодно, Георгий Данелия все-таки ступил на путь кинематографический и позже открыл России и миру новый взгляд не только на кино, но и на философию жизни.


Георгий Данелия


«Люди достойны чего-то доброго, они достойны света. Или лекарства, которое бы примерило их с этой жизнью, украсило или сделало светлее. Очень многое в жизни зависит от наших глаз и от сердца. Часто мы проходим мимо, пропуская то прекрасное, что в ней есть», - говорил Данелия, эту философию мы можем увидеть в его фильмах. В его дебютной картине «Сережа» (1960), снятой в сотрудничестве с Игорем Таланкиным, всю историю зритель видит глазами маленького мальчика, для которого мир только открывается, представляется в разной гамме чувств и эмоций, и, конечно, задевает не одну струну души каждого смотрящего этот фильм. Картина вселяет в зрителя веру в светлое, доброе. Однако «Сережу» не так приняли на худ. совете, выразив мнение, что фильм безлики и серый; но после фурора, который он произвел на нескольких международных фестивалях, отрицать гениальность и теплоту этой картины было бесполезно. Режиссера успех самой первой картины пугал не на шутку – как же равняться с ней во всех последующих? Как же Георгий ошибался тогда – мы теперь знаем, что «Сережа» только задал тон еще большим откровениям и открытиям. 


В 1963 году режиссер снимает «Я шагаю по Москве», который считается своеобразной одой хрущевской оттепели. В картине воплощается мечта сохранить детскую непосредственность и чистоту. Герои фильма живут с надеждой в лучшее, с душой, распахнутой для нового. Но и на этот раз картину не принимают сверху, считая, что в ней нет сути, нет главной идеи. Следующий проект «Тридцать три» (1965) так же не выпускают в прокат из-за слишком явного намека на мощь Системы и незначительной роли обычного человека в ней. Может, от подобной судьбы его творческих работ Данелия и научился так легко и с юмором относиться ко всему? Не просто так его жанром считают комедии, а самого называют мастером этого жанра. Во многих картинах режиссера юмор соседствует с грустью, но все же послевкусие у зрителя сладкое, нежели горькое. Отличными примерами будут фильмы «Не горюй!» (1969 года, снятый по мотивам романа Клода Тилье "Мой дядя Бенжамен") или более поздний «Кин-дза-дза» (1986). 


Георгий Данелия


Тонино Гуэрра говорил о картинах Данелия: «Его ирония и грусть — всегда с прищуром улыбки. Он учит ходить по улицам, усеянным цветами». И в этом просто убедиться, стоит только включить любой из них: о героях, которые ищут свое место в жизни («Афоня», «Мимино», «Осенний марафон») или о светлых, по-детски наивных мечтах («Сережа», «Я шагаю по Москве»). В любом из своих фильмов Георгий Данелия рисует сказку для зрителей, может быть не всегда абсолютно счастливую или добрую, но все же сказку для «взрослых детей».



Лодеск Влада








 

Рекомендуем

О жизни и смерти короля
Увидеть чудеса возможно
Буддист-революционер - Бернардо Бертолуччи
Журнал «Time». Признанный авторитет
Москва в стиле стрит-арт
Савелий Крамаров. С улыбкой по жизни
Вся жизнь театр. Георгий Менглет
Любимый миллионами детей. Диснейленд
Страшная сила: идеалы красоты в разных странах
ПРИТЧА "МУЗЫКАНТ, КОТОРЫЙ ИСКАЛ ВОСЬМУЮ НОТУ"