Партнеры Живи добром

Шарль Бодлер. Тот, кого не любят, но помнят


«Я знаю, что я из тех, кого люди не любят, но кого они вспоминают! В добрый час», - цитировал Шарль Бодлер оду Шелли  в письме к приятелю, всего за несколько месяцев до рокового падения в церкви Сен-Лу.

Шарль Бодлер один из немногих поэтов, чья жизнь может быть сама по себе интереснее его произведений и достойна полнометражной картины. Один из тех, о ком распускали невероятные слухи, половина из которых подтвердилась. В некотором смысле выходки Бодлера были не под силу самым отвязным бунтарям того времени. Шарль красил волосы в зелёный цвет, распространял слухи, что он гомосексуалист и тайный полицейский агент. Даже если подобное и повторяли, то были не так искренни и оригинальны в поступках. Тот, кто прокутил наследство отца в Париже, решил не отказываться от мечты – быть в одиночестве, быть поэтом.

Многим Бодлер известен по сборнику стихотворений «Цветы зла», кои несут в своём названии мистическое, неразгаданное и тайное, душу писателя. Помимо стихотворений, вызвавших скандал в 1857 г., переводов произведений Эдгара По, «Искусственного рая», «Салонов» и критических статей, Бодлер писал стихотворения в прозе и вёл дневники, не менее знакомые читателям.


Шарль Бодлер


В слоге Бодлера воплощается ненавистное и нежное, дьявольское и сакральное, фетиш и отторжение чего-то познанного самим поэтом. После прочтения каждого из стихотворений остаётся послевкусие, но при всём точном подборе слов, а, как известно, Бодлер боялся случайного слова: «Если подходящего слова нет, его стоит выдумать!», остаётся чувство недоговорённости от автора.

Шарль Бодлер восхищался кошками, посвящал им стихотворения и приходил в безумие от Жанны Дюваль, которая не восхищалась им! Бодлер жил насыщенной и в то же время скорбной жизнью, думая лишь о том, как скорее уехать к матери в Онфлер, о чем часто упоминал в своих дневниках.Невозможно выпутаться из лабиринта бодлеровских дневников и эссе, как только начинаешь перебирать Бодлера, то что-то не сходится, ускользает неясная тень, бесконечное отражение. Плодит эти бесконечные отражения черт, похоже, что все творчество Бодлера - непрерывный голос дьявола.

В своих «Литаниях Сатане» Бодлер возгласил:

«Отчим тех невиновных, чью правду карая,

Бог – Отец и доныне их гонит из рая.
Сатана, помоги мне в безмерной беде!

Одной из своих «безмерных бед» поэт считал отчима генерала Опика. Однако и до Бодлера являлись в литературе элементы сатанизма, замешанного на эротизме, взбирались по ступеням гордыни и впадали в минутные раскаяния. Не он первый, не он последний. Но есть на пути поэта некая особенность. Может он был просто человеком своей эпохи, любил и мог врать всем, кроме как себе самому. Как-то в письме Бодлер признался «Моя жизнь… всегда будет сделана из гнева, мертвецов, оскорблений и в особенности недовольства собой».


Шарль Бодлер


Дневниковые записи Бодлера интересны не менее стихотворений, на многих страницах Шарль сравнивает себя с сатаной. Да и в целом утверждает, что современное искусство имеет демоническую тенденцию. В сборниках поэта есть один существенный недостаток – искренность. Невозможно разобрать одно из стихотворений, вошедших в сборник, но как поразительно, пусть и в неточном переводе, подобраны слова, несочетающиеся в жизни, но ставшие в ряд из под пера Бодлера.

«Ленивый остров, где природой всем даны
Деревья странные с мясистыми плодами
Мужчин, с могучими и стройными телами
И женщин, чьи глаза беспечностью полны…»

Несомненно, каждое стихотворение - это один крик поэта, неповторимый и осознанный, но читая их, создаётся впечатление, будто все они – тихий хор в израненной душе.

Стихотворения Бодлера нужно прочитать каждому, повезёт, если это произойдёт именно тогда, когда душе будет не хватать чего-то точного, каких-то запахов, слов, признаний. В этом Бодлеру равных нет. Поэт подбирает нужные слова, для того, чтобы однажды вы прочитали описание волос незнакомки, а затем ещё долгое время искали эти волосы в толпе. Уловить запахи, о которых писал Бодлер, заглянуть в глаза кошкам, которыми он восхищался, прочувствовать меланхолию автора в каждом его слове. Все от того, что ему удалось открыть новую сторону своего таланта – тонкую и причудливую.

В статье, являющейся одним из эпиграфов к сборнику «Цветы зла» О. Дорофеев в конце повествования пишет:…«для читателя суд на Бодлером должен всегда и непременно оборачиваться судом над самим собой..», а затем Дорофеев просит жалеть поэта, жалеть и не судить. Но будет в любом случае интересно, как сложатся отношения следующего читателя с великим французским поэтом. Умирая долго и болезненно, Шарль вряд ли мог исповедаться в своих грехах, но, может быть читатели отпустят их автору прямо сейчас, вспоминая его.

Посвящено Жанне Дюваль, актрисе и балерине, музе Бодлера на протяжении двадцати лет.

«Твой вид беспечный и ленивый
Я созерцать люблю, когда
Твоих мерцаний переливы
Дрожат, как дальняя звезда.
Люблю кочующие волны
Благоухающих кудрей,
Что благовоний едких полны
И черной синевы морей.
Как челн, зарею окрыленный,
Вдруг распускает паруса,
Мой дух, мечтою умиленный,
Вдруг улетает в небеса»


Даша Юрченкова



 

Рекомендуем

Кино. Ян Шванкмайер - пражский экспериментатор
Open Air Фестиваль «Подмосковные вечера» открыл 6-й сезон
Пять сказок про любовь ("Про любовь. Только для взрослых" проект Анны Меликян)
Осип Мандельштам: «Столетья окружают меня огнем»
"Я родился в атмосфере страсти к кино". Интервью с режиссером Давидом Гриеко
Наряд для Мельпомены
Габриэль Гарсиа Маркес. Колумбийский маг
Искусство трейлера
РОСФОТО. Торбен Эскерод Портреты и пространства
Лион Фейхтвангер, немецкий писатель с еврейской душой