Партнеры Живи добром

Сто лет одиночества гения


Про Джорджа Баланчина однажды кто-то сострил, что он человек из анекдота «встречаются русский, грузин и американец…». И всё это в одном великом хореографе. О жизни гения, полной ностальгии, в нашем материале. 


Выдающегося балетмейстера и хореографа Джорджа Баланчина трудно назвать гражданином другой страны. Несмотря на ранний переезд в Америку, невидимая нить связывала его с родиной на протяжении всей жизни. Благодаря этой незримой связи целый мир стал свидетелем зарождения нового балетного искусства, названного впоследствии неоклассическим.


Джордж Баланчин


Кажется, еще в утробе матери Джордж, а в начале своего жизненного пути – Георгий Баланчивадзе, полюбил музыку. Родившись в 1904 году в семье знаменитого грузинского композитора Мелитона Баланчивадзе, он с детских лет играл в четыре руки на пианино с братом Андреем, который впоследствии, как и Георгий, посвятил свою жизнь музыке. Их мама, Мария Николаевна Васильева, с раннего возраста прививала детям любовь к искусству, и всей семьей они часто посещали театры Санкт-Петербурга.


Джордж Баланчин получил прекрасное образование, учась в балетной школе при Мариинском театре и Петроградской консерватории. В то время одержимый модернистскими тенденциями 20 века он основал труппу «Молодой балет», где вместе со своей первой женой Тамарой Жевержеевой ставил спектакли на сцене Малого оперного театра. 


Джордж Баланчин


Но главные перемены в жизни балетмейстера произошли на гастролях Мариинского театра в Европе, где Баланчин, просрочив дату своего отъезда в Россию, получил телеграмму от коменданта театра с требованием немедленно вернуться. Как потом вспоминал балетмейстер: «Вот я и испугался, раз он мне так пишет, значит, мои дела плохи. Испугался и остался…». Это был конец 1923 года, именно тогда Баланчин принял непростое решение – не видеть близких ему людей, как впоследствии окажется долгих 38 лет.


В Европе молодого Баланчивадзе приглашает в Мариинскую труппу «Русский балет» величайший импресарио Сергей Дягилев. Кстати, именно он придумал для Георгия европеизированный вариант имени. За 4 года Джордж Баланчин поставил 9 балетов и несколько номеров, в том числе «Блудный сын» С.С. Прокофьева и «Аполлон Мусагет» И.Ф. Стравинского. 


После смерти Дягилева в 1929 году коллектив постепенно распадается, но забвение не пришло к Баланчину, его замечает американский искусствовед Линкольн Кирстайн. Джордж согласился сотрудничать, но с одним условием – в Америке будет создана балетная школа. В 1934 году Баланчин поставил первый балет в новой стране. Именно «Серенада» стала отправной точкой балетной группы великого музыканта. Сам Баланчин всегда считал себя сначала музыкантом, а потом уже хореографом. Он был одним из немногих режиссеров, пропускавших музыку через себя.


Многие года успешной работы сделали свое дело – в Америке появился балет!  В 1948 году труппа Баланчина «Балетное общество» становится Нью-Йоркским городским балетом, завоевав широкое признание и любовь публики. Четыре столетия истории классического танца были перед ним – и Джордж Баланчин смог модернизировать традиционный балет, изменив такты и формы, не забывая при этом хореографические шедевры прошлого. Критики говорят, что Баланчин поставил чечетку на пуанты и это неудивительно, так как лучшим танцором он считал Фреда Аcтера. 


Джордж Баланчин


Его балеты – это 425 сочинений, где присутствуют и элементы национальных грузинских танцев. Так в последней версии скрипичного концерта на музыку Стравинского в движениях артистов угадывается лезгинка, а сам балетмейстер бережно хранил дома национальный костюм - чоху. К сожалению, на Родине он побывал лишь спустя много лет. Приехав в Грузию в 1962 году, Джордж Баланчин поклонился могиле отца и отслужил панихиду.


Он умер в возрасте 79 лет в больнице Нью-Йорка. Врачи долго не могли поставить диагноз, в то время как Баланчин перестал понимать английскую речь, разговаривая только на французском и русском. Однажды его пришла навестить ведущая балерина Нью-Йорк Сити Балле Кэй Маццо. Уже находящийся при смерти Баланчин обнял ее и назвал мамой. Наверное, той мамой, которой ему так не хватало всю сознательную жизнь. 



Ольга Голубева



 

Рекомендуем

Отец социальной фотографии - Льюис Уикс Хайн
Премьера. "Полный расколбас" от Сета Рогена и его друзей
Хор Сретенского монастыря: из небытия к мировой славе
За ведёрком да по серебро. Премьера спектакля «Морозко» в ММДМ
Культура Vogue: там, где встречаются танец и стиль
Права актёров… на авторство или на нищенскую смерть?
Джеймс Джойс. Один день из жизни маленьких людей
Интригующая сдержанность Джейн Остин
38-й ММКФ. Конкурс. "Центр моего мира" реж. Якоб М. Эрва
Каратыгин. «Первый трагик» своего времени