Партнеры Живи добром

Вопросы без ответов («Молчание» реж. Мартин Скорсезе)


"Молчание"


С 26 января в российский прокат выходит лента Мартина Скорсезе «Молчание». В своей новой работе режиссер, в юности серьезно задумывающийся о том, чтобы стать священником, обращается к религиозной проблематике. Собственно, «Молчание» не первый фильм, в котором Скорсезе берется за столь тонкую и для многих невыносимо интимную, и поэтому болезненную тему. Его «Последнее искушение Христа» (1988) вызвало не мало дискуссий, и спустя годы споры вокруг этой картины, стоит только черкнуть спичкой, разгораются вновь. Режиссер-католик снял фильм и о Далай-ламе XIV («Кундун», 1997), также достаточно неоднозначно воспринятый зрителем. Размышления кинематографиста о природе Христа и попытки зарисовать юные годы Далай-ламы вгрызаются в память и долгое время не дают о себе забыть. Отчасти религиозные рассуждения проникли и в другие работы Скорсезе. Например, уже в «Таксисте» (1976) в самой постановке вопросов о допустимости кровопролития, потребности в изменениях и о фигуре того, кто же их способен осуществить, почему и какой ценой, слышны отголоски переживаний верующего человека.

В основу сценария к «Молчанию» был положен одноименный исторический роман Сюсаку Эндо, прототипом одного из героев которого стал Кристован Феррейра, миссионер, прибывший в Японию в XVII веке и принявший там буддизм. Работа над фильмом, включая многочисленные переписки сценария, поиск актеров, локаций и финансирования, продлилась 28 лет. Но можно понять, почему Скорсезе как верующего человека привлекла книга Сюсаку Эндо так, что он выдержал испытание временем и не отступился от мечты экранизировать роман. «Молчание» предоставило режиссеру обширнейшее пространство для проявления человеческих эмоций и переживаний по отношению к острейшим теологическим и этическим вопросам. Скорсезе начинает с невыносимости самой мысли о том, что человек способен отречься от одной религии, чтобы перейти в другую. Эта реакция запечатлена в стремлении двух молодых священников падре Гаррупе (Адам Драйвер) и падре Родригеса (Эндрю Гарфилд) опровергнуть слухи о том, что их духовный наставник падре Феррейра (Лиам Нисон) перешел из христианства в буддизм. Молодые люди не боятся ни смерти, ни пыток и готовы на рискованное путешествие в Японию, чтобы найти священнослужителя и доказать, что слухи о его предательстве являются вымыслом.

Во время их странствия Скорсезе вытаскивает один за другим все новые вопросы, сталкивая молодых миссионеров с миром, что кажется им и благодатной почвой для христианства, и болотом, на котором ничто не может прорости. После юношеского и одновременно героического неприятия отступничества в ход вступают рассуждения о роли ритуала и потребности в вещественной составляющей религии. Вместе с ними Скорсезе вовлекает различие между слепой, но искренней верой и приверженностью религии, пониманием ее основных постулатов. Добавляет он в свой рассказ и толику критики в адрес людей не способных увидеть нечто достойное внимания и уважения в другой культуре и упивается рассуждениями о допустимости самопожертвования и ответственности религиозных деятелей. Дотошно прорисовывает он и персонажей своего фильма, внимательно всматривается в личность верующего человека, наблюдает за тем, как по-разному люди воспринимают религию.

Вопрос о молчании Бога, который после Второй мировой войны вновь становится одним из самых острых, Скорсезе иллюстрирует на примере христиан, подвергшихся гонениям в Японии XVII века. Но название фильма нельзя полностью расшифровать только отсылкой к одной философско-религиозной проблеме, молчание у Скорсезе звучит по-разному, и речь идет не только о непонимании самой возможности царящего насилия в мире, созданном Богом, но и о способности оставаться верным себе и Богу, когда право быть собой влечет страдания других людей.

Несмотря на сложность вопросов, беспрестанно звучащих в «Молчании», фильм Скорсезе не тонет в тяжеловесных диалогах, режиссер смело прорисовывает и комедийные моменты, не выглядящие ни чужеродными, ни оскорбительными среди теологических размышлений и эмоционально нагруженных сцен казней, пыток и отречений, для осуществления которых необходимо наступить на фуми-э. Одним из вызывающих невольную улыбку героев фильма становится Китидзиро (Ёсукэ Кубодзука), проводник молодых священников. Но фигуру Китидзиро нельзя назвать плоской, за его незадачливой слабохарактерностью скрывается напоминание о том, что религиозность может потребовать мужества, а предательство не исключает раскаяния.

«Молчание» Скорсезе – размышление о вере и религии, терпимости, загнанности и ценности человеческой жизни, и как любое мало-мальски вдумчивое рассуждение на затронутые режиссером проблемы, оно скорее сильно заденет эмоционально, чем даст однозначный ответ хотя бы на один из своих вопросов.


"Молчание"


Елена Громова



 

Рекомендуем

Искусство во имя высокой цели
Хвост виляет человеком ("Зоология" реж. Иван И. Твердовский)
Жорж Шарль Дантес: «Пушкин даровал ему бессмертие»
"Узоры жизни" by YEZ и Slava Zaytsev открыли неделю моды в Москве
Изобретатель Луи Жан Люмьер
Нонна Терентьева — русская Мэрилин Монро
Longines – компания успеха
Непогашенный огонь
Из простушки в звезду. Лицо с обложки при помощи Photoshop
Актёр, которого отовсюду выгоняли – Семён Фурман