Партнеры Живи добром

Вопросы без ответов («Молчание» реж. Мартин Скорсезе)


"Молчание"


С 26 января в российский прокат выходит лента Мартина Скорсезе «Молчание». В своей новой работе режиссер, в юности серьезно задумывающийся о том, чтобы стать священником, обращается к религиозной проблематике. Собственно, «Молчание» не первый фильм, в котором Скорсезе берется за столь тонкую и для многих невыносимо интимную, и поэтому болезненную тему. Его «Последнее искушение Христа» (1988) вызвало не мало дискуссий, и спустя годы споры вокруг этой картины, стоит только черкнуть спичкой, разгораются вновь. Режиссер-католик снял фильм и о Далай-ламе XIV («Кундун», 1997), также достаточно неоднозначно воспринятый зрителем. Размышления кинематографиста о природе Христа и попытки зарисовать юные годы Далай-ламы вгрызаются в память и долгое время не дают о себе забыть. Отчасти религиозные рассуждения проникли и в другие работы Скорсезе. Например, уже в «Таксисте» (1976) в самой постановке вопросов о допустимости кровопролития, потребности в изменениях и о фигуре того, кто же их способен осуществить, почему и какой ценой, слышны отголоски переживаний верующего человека.

В основу сценария к «Молчанию» был положен одноименный исторический роман Сюсаку Эндо, прототипом одного из героев которого стал Кристован Феррейра, миссионер, прибывший в Японию в XVII веке и принявший там буддизм. Работа над фильмом, включая многочисленные переписки сценария, поиск актеров, локаций и финансирования, продлилась 28 лет. Но можно понять, почему Скорсезе как верующего человека привлекла книга Сюсаку Эндо так, что он выдержал испытание временем и не отступился от мечты экранизировать роман. «Молчание» предоставило режиссеру обширнейшее пространство для проявления человеческих эмоций и переживаний по отношению к острейшим теологическим и этическим вопросам. Скорсезе начинает с невыносимости самой мысли о том, что человек способен отречься от одной религии, чтобы перейти в другую. Эта реакция запечатлена в стремлении двух молодых священников падре Гаррупе (Адам Драйвер) и падре Родригеса (Эндрю Гарфилд) опровергнуть слухи о том, что их духовный наставник падре Феррейра (Лиам Нисон) перешел из христианства в буддизм. Молодые люди не боятся ни смерти, ни пыток и готовы на рискованное путешествие в Японию, чтобы найти священнослужителя и доказать, что слухи о его предательстве являются вымыслом.

Во время их странствия Скорсезе вытаскивает один за другим все новые вопросы, сталкивая молодых миссионеров с миром, что кажется им и благодатной почвой для христианства, и болотом, на котором ничто не может прорости. После юношеского и одновременно героического неприятия отступничества в ход вступают рассуждения о роли ритуала и потребности в вещественной составляющей религии. Вместе с ними Скорсезе вовлекает различие между слепой, но искренней верой и приверженностью религии, пониманием ее основных постулатов. Добавляет он в свой рассказ и толику критики в адрес людей не способных увидеть нечто достойное внимания и уважения в другой культуре и упивается рассуждениями о допустимости самопожертвования и ответственности религиозных деятелей. Дотошно прорисовывает он и персонажей своего фильма, внимательно всматривается в личность верующего человека, наблюдает за тем, как по-разному люди воспринимают религию.

Вопрос о молчании Бога, который после Второй мировой войны вновь становится одним из самых острых, Скорсезе иллюстрирует на примере христиан, подвергшихся гонениям в Японии XVII века. Но название фильма нельзя полностью расшифровать только отсылкой к одной философско-религиозной проблеме, молчание у Скорсезе звучит по-разному, и речь идет не только о непонимании самой возможности царящего насилия в мире, созданном Богом, но и о способности оставаться верным себе и Богу, когда право быть собой влечет страдания других людей.

Несмотря на сложность вопросов, беспрестанно звучащих в «Молчании», фильм Скорсезе не тонет в тяжеловесных диалогах, режиссер смело прорисовывает и комедийные моменты, не выглядящие ни чужеродными, ни оскорбительными среди теологических размышлений и эмоционально нагруженных сцен казней, пыток и отречений, для осуществления которых необходимо наступить на фуми-э. Одним из вызывающих невольную улыбку героев фильма становится Китидзиро (Ёсукэ Кубодзука), проводник молодых священников. Но фигуру Китидзиро нельзя назвать плоской, за его незадачливой слабохарактерностью скрывается напоминание о том, что религиозность может потребовать мужества, а предательство не исключает раскаяния.

«Молчание» Скорсезе – размышление о вере и религии, терпимости, загнанности и ценности человеческой жизни, и как любое мало-мальски вдумчивое рассуждение на затронутые режиссером проблемы, оно скорее сильно заденет эмоционально, чем даст однозначный ответ хотя бы на один из своих вопросов.


"Молчание"


Елена Громова



 

Рекомендуем

Код да Караваджо - загадки личности и особенности стиля
Любимые мультфильмы Вячеслава Котеночкина
Святослав Бэлза. «В разлуке есть высокое значенье...»
Классик эпохи «Серебряного века» - Борис Зайцев
Кино. Премьера. "Лазурный берег"
Мастер детективной интриги. Джеймс Чейз
Жестокие игры ("Идеальные незнакомцы" реж. Паоло Дженовезе)
Кино. Классика. "Москва слезам не верит"
Кино. Премьера. "Смешарики. Легенда о золотом драконе"
Карл Мария фон Вебер - основоположник немецкой романтической оперы