Партнеры Живи добром

Код да Караваджо - загадки личности и особенности стиля


Сложно представить в истории мировой живописи другого художника, который так ярко смог передать ощущение реального переживания. Микеланджело Меризи да Караваджо – не просто живописец, а настоящий творец, который прежде всего чувствует и пытается отразить эти чувства в картине.

Он родился в семье архитектора, в небольшом ломбардском городке Караваджо. Рано овладев основами мастерства, юноша учится у Симоне Петерциано, художника, принадлежащего к старшему поколению мастеров, которые еще обучались в эпоху Возрождения. Ломбардская школа много дала молодому дарованию: прежде всего это ощущение реальности и стремление ее зафиксировать. Известно, что уже в 15 лет Караваджо работал самостоятельно, отличаясь уникальной способностью передавать жизнь так, как он ее видит.

Микеланджело Меризи да Караваджо

Стремясь найти свой путь и определиться как художник, Караваджо покидает Ломбардию и отправляется в Рим. С немалыми трудами он утверждается в столице и даже завоевывает внимание со стороны сильных мира сего. Ими были в первую очередь влиятельных церковных сановников, коллекционеров и любителей искусства. 

Первые произведения выполнены скорее в коммерческих целях, отражая наиболее востребованные жанры того времени: натюрморты, фигурные зарисовки. Но уже здесь чувствуется сквозная тема Караваджо – его акцент на бренности бытия. 

Работой-рубежом в его творчестве стала картина «Больной Вакх», написанная в 1591 году. Поводом для ее появления стало событие из личной жизни. Караваджо перенес непростую болезнь, которая чуть не закончилась плачевно. Считается, что в образе Вакха он написал себя.

После болезни художник часто включает в произведения натюрморты, несущие привкус бренности. Так, в картине «Юноша с корзиной фруктов» спелым и сочным фруктам противоречат уже отжившие своё листья винограда, намеренно изображенные на первом плане – своеобразное напоминание о зыбкости и мимолетности жизни.

Караваджо "Юноша с корзиной фруктов"

Следующим этапом творчества стала евангельская тематика. Трудно судить, насколько Караваджо был религиозным человеком. Но юношеские годы в Милане, где особенно почитали нового святого Карло Борромео, сформировали в художнике чувство христианского долга. В историю живописи же он вошел, как художник с крутым нравом, однако, сейчас, можно сказать, что это всего лишь внешнее проявление натуры. Его искусство пропитано проблемой веры, своего рода единением с вечностью. Религиозная живопись Караваджо свидетельствует о глубоких переживаниях евангельской истории, он сумел передать весь ее драматизм языком реальности, как факт жизни, происходящий здесь и сейчас. Художника привлекало все настоящее, неприкрашенное, телесное. Герои картин – люди из простонародья, то есть те, кому проповедовал Христос. Так, в цикле картин про деяния апостолов персонажи изображены с предельным правдоподобием: немного грубыми, мужиковатами, ведь по евангельскому преданию они были обычными рыбаками.

Караваджо "Отдых на пути в Египет"

Караваджо интересовала максимальная физиология, а не красивая картинка. Культ красоты терял позиции, на его место пришла новая философия непосредственного «отражения» жизни. Но все не приравнивалось к простому копированию с натуры. В каждом изображении был накал страстей и эмоций, и все это художник подчеркивал световыми эффектами. Для Караваджо свет не только средство, которым он моделирует форму, а настоящая драматургия, выявляющая наиболее яркие сюжетные моменты.

Смена эпох, взглядов и идеологий отразилась в творчестве этого титана живописи. О Караваджо написано множество романов, снят достойный фильм. Его работы побуждают к размышлению, а оценки варьируются от восторга до полного неприятия. Хороший повод, чтобы оценить его творчество самому.



Дякина Анна



 

Рекомендуем

Ян Вермеер Дельфтский. Забытый на века маэстро
Марлон Брандо - «Крестный Отец» кинематографа
Кино. Премьера. "Хардкор"
Что? Где? Когда? Куда пойти на этой неделе
Гарри Гаррисон. Герой нашего времени
Движущая сила Микеланджело Буонарроти
День в стиле The Beatles
Полвека истории под именем "Маяк"
Документальное кино. Хичкок/Трюффо
Джон Китс: «О, если б вечным быть, как ты, Звезда!»