Партнеры Живи добром

Волшебное обаяние Аделины Патти


Аделина Патти была самой прибыльной звездой оперной сцены. Она была признана лучшей певицей своего времени и сохранила за собой этот статус более чем на сорок лет. Ее слушали короли, цари и императоры. Принц Уэльский (впоследствии король Эдуард VII) сходил по ней с ума. Подарки от важных персон оценивались в 200000 золотых франков. Патти была удостоена похвалы даже от Верди, который редко высказывал кому-либо свое поощрение. Ее диапазон вмещал две с половиной октавы - от до первой до фа третьей. Патти все время была под защитой частных телохранителей. Она стала первой оперной певицей, чей голос был записан на пластинку. 


Патти была сенсацией сама по себе, она была именно тем, что было нужно оперной сцене того времени. Ее безоговорочный триумф длился с 1861 года по 1897. Это был период, когда опера проявляла себя в новом свете. Искусству того времени как раз и была нужна прелестная девушка из бедной семьи, которая смогла достичь славы и богатства.


Старые мировые порядки оставались в прошлом вместе с аристократией. Ей на смену приходили банкиры, спекулянты и прочие «нувориши», художественные вкусы которых искали чего-то совершенно нового. Старые здания театров и опер терялись среди великолепных новых. Открытие в Париже в 1875 году Гранд-опера архитектора Шарля Гарнье (стоимостью в 36 миллионов франков золотом) задает новую планку для оперного искусства. Гранд-опера перечеркнула своей роскошью все оперные театры, построенные до нее.


С этого момента все ожидали чего-то роскошного не только от архитекторов, но и от актеров и певцов. Мир ждал появления настоящего бриллианта на роскошной мировой оперной сцене.


Оперное искусство становится все более популярным. Театры большие и маленькие, богатые и бедные строятся на каждом углу. Появление все новых композиторов, актеров, певцов и музыкантов становится повсеместным явлением в Европе и Америке. Однако редко кто был способен удовлетворить вкус этой новой богатой прослойки населения, сместившей аристократию. На оперной сцене того времени не было бриллианта ярче, чем Патти.


Аделина Патти


Аделина Патти родилась 19 февраля 1843 года в здании Мадридской оперы в семье оперных певцов. Ее отец Сальваторе Патти был тенором, а мать Катерина Барилли (урожденная Катерина Чиеза) была известной певицей. Всего за несколько часов до рождения Аделины Катерина пела заглавную роль в «Норме» Винченцо Беллини. 


После рождения Аделины, ее мать утратила свой певческий талант. Из-за тяжелого экономического положения, семье Патти пришлось покинуть Мадрид. В 1848 году маленькая Аделина со всей семьей переезжает в Нью-Йорк. У Аделины с самого детства была большая предрасположенность к музыкальному искусству. Она была четвертым ребенком (три девочки и мальчик) в семье музыкантов. Все свое детство будущая оперная дива провела в закулисьях оперы и театра. Тогда-то она и полюбила музыку.


Родители Аделины сразу заметили в девочке большой певческий талант. И, несмотря на большой риск, они начали с самого раннего детства развивать его.  В этом участвовали не только родители, но и старшие дети Карлотта и Этторе. Эти занятия привели к тому, что уже в 1850 году семилетняя певица блистала на сцене.  Она стала новым американским чудом. Все хотели на нее посмотреть и ее послушать. Семилетняя девочка, поющая классические оперные арии. Маленькая Аделина уже зарабатывала достаточно для того, чтобы помочь своей семье выйти из сложного материального положения. Она дала за четыре года выступлений более трехсот концертов в Америке, на Кубе и Антильских островах. 


Родители испытывали опасения, отправляя Аделину на гастроли, поскольку вся семья считала, что это опасно не только для голоса юной певицы, но и для самой Аделины. В таких путешествиях могло произойти что угодно. Их опасения оправдывались не раз. Например, в Сантьяго юная певица впервые узнала, что такое землетрясение, а к Кубе она добиралась в условиях сильного шторма. При этом Аделина редко показывала беспокойство и волнение. 


Это время было очень напряженным для всей семьи. Аделина слишком часто, тем более для своего возраста, выступала. Она испытывала большое напряжение. Однако слава и признание захлестнули юную диву. На сцене Аделина чувствовала себя превосходно. Помимо музыкальных способностей, она обладала еще и талантом сценическим. Девочка умела держать себя на публике, что было удивительно, ведь этому ее никто не учил. Сцена для нее стала вторым домом.


С тех пор будущая дива не интересовалась ничем кроме оперы. Ей нравилось выступать и видеть восхищение в глазах зрителей. Такая слава не могла не сказаться на развивавшемся характере. Многие музыканты и артисты, работавшие с ней, говорили о том, что уже в таком юном возрасте она была очень капризна и невыносима. От этого ее зятю (мужу старшей сестры Амалии) композитору Морицу Стракошу и было так тяжело увести ребенка со сцены и начать ее серьезное обучение оперному искусству. Вся семья понимала, что нынешняя загруженность Аделины и отсутствие времени для обучения может послужить тому, что ее талант не будет развиваться.


В 1855 году Аделина начала серьезно готовиться к карьере оперной певицы. Ее учителем стал тот самый Мориц Стракош. Он обладал всеми необходимыми знаниями и был знаменит в музыкальных кругах. Дополнительно Аделина обучалась игре на фортепиано. Ее учила старшая сестра Карлотта. Это музыкальное обучение продолжалось четыре года. За это время Аделина изучила классический итальянский репертуар.  Стракош пытался не только обучить ее тому, что знал сам и преподавал другим. Он пытался раскрыть все грани ее таланта. У Аделины был очень красивый  голос, к которому в процессе обучения прибавилась еще и особенная техника.


Мориц Стракош понимал, что на развитие такого таланта нужно потратить много сил и времени. Аделина и сама это понимала, но из-за капризного характера работать с ней было очень тяжело. Обучение отнимало все свободное время ребенка, ее готовили к достойному возвращению на сцену. После такого знаменитого прошлого, Аделина Патти не могла вернуться на сцену средней певицей. Она мечтала о триумфе.


Аделина Патти


В 1859 году Мориц Стракош решил, что Аделина готова к тому, чтобы феерично вернуться на сцену. По воспоминаниям современников, возвращение «вундеркинда» было действительно триумфальным. Это знаменательное для истории событие произошло 24 ноября 1859 года нью-йорксокой музыкальной академии, Аделина Патти дебютировала в трагической опере Гаэтано Доницетти «Лючия ди Ламмермур». После дебюта в 1850 году, это выступление стало вторым знаменательным творческим прорывом в жизни певицы.

Зрители, сидевшие в зале, наградили исполнительницу заслуженными восторженными овациями. Первый сезон принес артистке большую популярность: она пела в четырнадцати операх и совершила второе большое турне по американским городам. В турне ее сопровождал знаменитый норвежский скрипач Оле Булл.


Признания, полученного в Америке, Аделине было мало. Эта грациозная, милая, подвижная брюнетка шла напролом к своей цели. Для того, чтобы удовлетворить свои амбиции, нужно было что-то большее, а в те времена это была Европа. Оперному певцу  была нужна любовь европейского зрителя, поскольку, по общепризнанному мнению, только европейский зритель мог разглядеть и оценить настоящий талант. Аделине была нужна безоговорочная уверенность в том, что лучше нее никого нет и быть не может. В Европу, Аделина приехала за тем, чтобы сразиться с уже признанными оперными певицами того времени, за право называться первой певицей мира.


Аделине Патти удалось взять и этот рубеж. Ее признали лучшей. Ей уступала даже Анджолина Бозио, самая популярная на то время оперная певица. Это явилось безусловным успехом, хотя на момент появления Патти, Бозио было уже тридцать два года. Возраст Бозио и почти полное отсутствие других конкурентов послужило, безусловно, на руку Аделине. Также пальму первенства у Патти оспаривали знаменитая певица из Швеции Дженни Линд, шведка Кристина Нильсон, венка итальянского происхождения Паолина Лукка, полька Марчелла Зембрих, австралийка Нелли Мельба. Однако никто из них не смог затмить Патти.


Третьим знаменательным выступлением для Аделины становится выступление 14 мая 1861 года в театре «Ковент-Гарден». Здесь Аделина Патти выступает, как уже признанная лучшая певица мира в роли Амины в опере «Сомнамбула» Винченцо Беллини. В театре был аншлаг. Дива безусловно завоевала сердца английских ценителей оперного искусства.


Ее дальнейшие выступления в качестве исполнительницы классического итальянского репертуара только утвердили певицу на позициях лучшей артистки своего времени. С тех пор Патти старалась стать лучше себя самой. Каждый день она занималась вокалом со все большим усердием. Она замечала в своем исполнении малейшие недостатки и искореняла их до того, как какой-нибудь критик это заметит.


В 1862 году Аделина предстает перед мадридскими и парижскими зрителями, также признавшими ее восхитительный талант. В 1863 году Патти впервые пела в Карл-театре в Вене. Самым достоверным свидетельством о великолепных музыкальных способностях Патти можно считать впечатления австрийского музыкального критика Эдуарда Ганслика, посетившего тогда выступление певицы.


 «Это звонкое, как серебро, настоящее сопрано особенно в верхнем регистре звучит необыкновенно ясно и прозрачно, в среднем становится чуть резче, что скорее создает впечатление морозной утренней прохлады, но низким нотам еще не хватает силы. … По мягкости и теплоте этот голос нельзя назвать выдающимся, да и о крепости его можно говорить только в сравнении с изящной фигурой певицы. ... Ее высокое мастерство гораздо лучше проявляется при исполнении стаккато, чем во время плавных пассажей. И надо всем этим разливается неиссякающее очарование. … Если рассматривать как единое целое пение, артистизм и человеческие качества Патти, должно признаться, что никто на сцене не являет собой более чарующего зрелища... Певица сразу заставляет нас забыть всех соперниц — в этом и заключается ее волшебное обаяние».


Аделина Патти


В 1887 году в Лондоне Ганслик вновь услышал Аделину Патти, в свои сорок четыре та показалась ему бесподобной: 


«Каждый звук производил желаемое и должное действие. Искусство великих итальянцев, которое в наше время стало редкостью, состоит в том, чтобы сильно и далеко посылать звук, не переходя на крик, — Аделина Патти владеет им в высочайшей степени. Совершенная техника формирования звука, красота и чистота, которыми наполняется самая простейшая фраза, не менее великолепны, чем бесподобное исполнение колоратур».


Музыкальный критик Герман Ларош тоже дал оценку искусству Патти: 


«В ней подкупает соединение необыкновенного голоса с необыкновенным мастерством вокализации. Голос действительно вполне исключительный: эта звонкость высоких нот, этот огромный объем верхнего регистра и в то же время эта сила, эта почти меццо-сопранная густота нижнего регистра, этот светлый, открытый тембр, в то же время легкий и округленный, все эти качества вместе составляют нечто феноменальное. О мастерстве, с каким Патти делает гаммы, трели и так далее, было так много говорено, что я не нахожу тут ничего прибавить; замечу только, что едва ли не самой большой похвалы достойно то чувство меры, с которым она исполняет только трудности, доступные голосу… Экспрессия ее — во всем, что легко, игриво и грациозно, — безукоризненна, хотя даже в этих вещах я не нашел у нее той полноты жизни, какая встречается иногда у певиц с менее великими голосовыми средствами… Несомненно, что ее сфера ограничена легким и виртуозным жанром, и культ ее как первой певицы наших дней доказывает только то, что публика выше всего ценит именно этот жанр и за него готова отдать все остальное».


Очередным талантом Аделины Патти можно назвать то, что, несмотря на свой несносный характер, она ладила со всеми. Бытует мнение о том, Аделина Патти является прототипом капризной и невыносимой оперной певицы Карлотты из романа Гастона Леру «Призрак оперы». 


Суммы, которые Аделина Патти получала за свои выступления, были огромны и несравнимы с гонорарами других артистов. Роскошь вызвала сильное привыкание и вскоре Патти смотрела на нее как на что-то само собой разумеющееся. Она оценивала свой талант в огромные суммы и соглашалась выступать только в том случае, если ее костюм будет соответствовать последним модным тенденциям. Далеко не каждый театр располагал такими средствами. Даже «Метрополитен-опера» однажды испыталf проблемы денежного характера пригласив Патти на свою сцену.


В качестве гонорара Аделине Патти полагалось 5 000 долларов. Руководство театра не смогло выплатить эту сумму полностью до начала спектакля, поскольку в кассах театра просто не было средств в таком объеме. Попытка договориться с артисткой на выплату гонорара частично провалилась. Патти заявила, что не выйдет из своего номера и даже одеваться не станет до тех пор пока сумма в полном объеме не будет у нее в руках. Деньги караулили прямо у кассы. Как только Патти получила полную сумму, она вышла из своего номера и с опозданием порадовала публику своим появлением на сцене в «Травиате» Джузеппе Верди.


Еще один удивительный случай произошел в Париже. Патти выступала на званом вечере в гостях у богатого аристократа. Ее выступление настолько понравилось его гостям, что хозяин дома решил удивить прекрасную певицу. Вместо денег он послал ей великолепный подарок – бриллиантовое кольцо, которое стоило целого состояния. Но Патти слишком привыкла к такому проявлению внимания. Ее ответ не оставил себя ждать. Она не постеснялась напомнить о гонораре. Удивленный и оскорбленный, хозяин послал слугу обратно с извинениями и гонораром, но кольцо попросил вернуть, сказав, что послал его по ошибке – перепутал адреса. Слуга забрал кольцо и вручил гонорар. А Патти осталось с гонораром, но вне себя от охватившего ее расстройства. Кольцо действительно было восхитительным.


В украшениях Патти не хватало чувства меры. Ей часто казалось, что сценические костюмы недостаточно украшены. В таких случаях она дополняла образ теми украшениями, которые привозила с собой на гастроли. Бывало, что, несмотря на дороговизну и изысканность, украшения не шли к тем ролям и костюмам, которые она исполняла. Это резало глаза не только костюмерам, но и зрителям. Вскоре, среди великолепных отзывов музыкальных критиков о невероятных певческих способностях артистки, начала появляться критика ее сценических образов. 


Один из таких отзывов появился после исполнения Патти роли Розины в «Севильском цирюльнике». В нем говорилось о том, что певица внесла в свой костюм слишком много несоответствующих музыке украшений.  С течением времени, критики становилось все больше и больше.  От украшений критики переходили к актерской игре Патти, в которой тоже прослеживалась некоторая избалованность: «…Поневоле говорится об одной лишь Аделине Патти, о её грации, молодости, чудном голосе, изумительном инстинкте, беззаветной удали и, наконец… о её мине избалованного ребёнка, которому было бы далеко не бесполезно прислушаться к голосу беспристрастных судей, без чего ей вряд ли удастся дойти до апогея своего искусства».


Об Аделине Патти было много разговоров. И если музыкальное сообщество обсуждало ее талант, остальная часть общества была рада посплетничать о ее любовных похождениях. Для примадонн того времени было совершенно нормальным явлением поощрять сплетни о своих связях с важными персонами. Однако Патти таких слухов не поощряла и опровергала их при возможности.


В молодости Патти была обручена с сыном миланского коммерсанта. Его ревность не имела границ, что всегда выглядело очень забавно в глазах общества. Эта связь была разорвана. Но не из-за ревности. Причиной разрыва послужило банкротство избранника Патти. Аделина привыкла к роскошной жизни, и она не собиралась себя в чем-то ущемлять.


Нисколько не переживая из-за разрыва, дива вскоре нашла себе нового жениха. Им оказался маркиз де Ко. У него было все что нужно: деньги, титул, связи. Он был желанным гостем на всех придворных праздниках. В 1868 году состоялась пышная свадьба. Патти была довольна. Ведь теперь она получила титул и изысканное дворянское общество. Но такое счастье не дарило в голову Аделины. Несмотря на богатство жениха, молодая невеста настояла на брачном договоре, по условиям которого все ее состояние, приумножаемое с каждым новым выступлением, оставалось лишь в ее собственности.


Аделина Патти


В 1869 году Аделина завоевала признание у российского зрителя. За один сезон выступлений в Санкт-Петербурге она добилась признания, восхищения и славы в России. О ней писали Петр Чайковский и Константин Станиславский. Лев Толстой, хотя и не был никогда на ее выступлениях (ему хватило тех слухов, которые до него доходили), увековечил ее историческую фигуру в «Анне Карениной», как проявление целой эпохи. 


«В чарующей красоте её голоса и в соловьиной чистоте её трелей, в баснословной лёгкости её колоратуры есть что-то нечеловеческое. Да, именно нечеловеческое…» Петр Чайковский


Патти приезжала в Москву и Санкт-Петербург с выступлениями в течение восьми лет. В этом прекрасном городе амбиции артистки столкнулись серьезным препятствием. Российские зрители помимо Аделины признавали  еще одну великолепную певицу. Ею была Кристина Нильсон – шведская оперная певица. Отсюда по всему музыкальному сообществу разлетелись слухи о соперничестве двух артисток. Российские зрители одинаково хорошо принимали обеих исполнительниц, что послужило большим ударом для Аделины Патти.


Несмотря на взаимную симпатию к российскому зрителю, во время антракта в «Риголетто» 1 февраля  1877 года, Аделина Патти заявляет, что больше не будет выступать в России. Этому послужили переживания личного характера. В тот день Аделина разошлась со своим первым мужем  - маркизом де Ко.  Причиной разрыва отношений послужило то, что маркиз подозревал Аделину в любовной связи с тенором Эрнестом Николини. Его подозрения и ее вспыльчивый характер привели к громкому скандалу. Когда во время антракта Аделина подошла к мужу и спросила, как она пела (ей очень нездоровилось в тот день), тот ответил «Бывало и лучше». Этот ответ настолько сильно задел самолюбие артистки, что та не выдержала. 


Скандал разразился за кулисами на виду у всех работников. Пока публика ждала возвращения певицы на сцену, муж упрекал жену в избалованности, жутком характере и чрезмерном самолюбовании. Наутро весь Санкт-Петербург обсуждал этот любовный треугольник. Уезжая из Санкт-Петербурга, Аделина заявила, что больше не вернется в Россию, потому что ее запомнили не благодаря таланту, а благодаря тем слухам, которые после этой истории возникли вокруг ее имени. Хотя слухи и подтвердились тем, что она вскоре вышла замуж за Николини, который на самом деле оказался австрийцем по фамилии Николас и отцом пятерых детей.


Этот обман не разладил их отношения. Аделина прожила с Николинни вплоть до его смерти в 1889 году. Это было большим ударом для нее. Но Патти быстро оправилась. В очередной раз она вышла замуж на шестом десятке за двадцати трех летнего бедного барона Рольфа Седерштрёма, с которым прожила остаток жизни.


В 1897 году Аделина Патти закончила свою сценическую карьеру великолепными выступлениями в Монте-Карло в операх «Лючия де Ламмермур» и «Травиата». С того времени певица занималась только концертами.


К счастью для российского зрителя в 1904 году Аделина опровергла свое заявление возвращением с гастролями в Россию. Настоящей любовью Аделины Патти с момента своего триумфа в 1861 году была Англия. Здесь она провела большую часть своей жизни, а в конце 1890-х годов переехала на совсем. Она добровольно поселилась в роскошной уэльской обители. Патти долгое время казалось, что в этом доме чего-то не хватает. После некоторых раздумий она организовала здесь частный театр на 200 зрителей. На занавесе была изображена аллегорическая фигура Патти в виде царицы Семирамиды в роскошной повозке.


В 1905 году в уэльский замок Аделины Патти приехал Фред Гейсберг. К тому моменту он уже был художественным руководителем «Граммофон компании». Дива, которой на тот момент было шестьдесят два года, главной целью которой долгое время было утверждение на оперной арене в качестве лучшей оперной певицы, не могла не согласиться на запись первой пластинки. В 1906 году эта пластинка вышла. Качество записи было плохим, голос певицы дрожал, а цена была большой, но все это не помешало огромному успеху этой пластинки.


Официальное прощание Аделины Патти со зрителями прошло в Лондоне в «Альберт-холле» 20 октября 1914 года. Певице тогда был семьдесят один год. Такой почтенный возраст смог только ослабить голос, но не приглушить его красоту. Концерт был организован в помощь Обществу Красного Креста во время Первой мировой войны.


27 сентября 1919 года Аделина Патти умерла. Она похоронена на кладбище Пер-Лашез в Париже. Эта женщина, пользовавшаяся некогда неограниченной властью, навсегда осталась в истории музыкального искусства. Ее выступления и сейчас радуют слух. А история ее жизни учит тому, что талант нужно развивать каждый день, и никогда не останавливаться на достигнутых высотах.



Светлана Габриел



 

Рекомендуем

Да будет RIFF! Открытие III Российско-итальянского кинофестиваля
Интервью с Дашей Гаузер
Tseleevo Grand Opening 2014
Longines – компания успеха
"Неразборчивый" Майкл Кейн
Кино. Премьера. "Чистое искусство"
Лион Фейхтвангер, немецкий писатель с еврейской душой
Прямая трансляция Mercedes-Benz Fashion Week Russia
Жизнь Агаты Кристи: точки касания
Кино. Премьера. "Высотка"