Партнеры Живи добром

«Не любишь политику – правильно делаешь»



«У меня получались рассказы, которые не лезли ни в какие цензурные ворота. 

Для традиции русской литературы я был ультразвуком».

Виктор Ерофеев 


Виктор Владимирович – фигура достаточно вопросительная для русской традиции и очень значительная для западного сознания. В Германии, Нидерландах, Франции аудитория писателя настолько обширна, что на его лекции почти невозможно попасть, не записавшись заведомо, а то и вовсе встать в стоп-лист. А дважды в месяц его эссе и публицистика выходят в зарубежной прессе – “The New York Review Of Books”, “The Times Literary Supplement” и в интеллектуальном труде США – “New Yorker”. 


Виктор Ерофеев


А для нашей литературной интеллигенции кто он? Бунтарь, саботажник, смотрящий на женщин «как на предмет потребления», анти-российский проводник в мир Запада и «человек, пробившийся в литературу путем политического и порнографического скандалов, объединенных в единое целое». Но обо всем по порядку.


Виктор Ерофеев, сын советского дипломата Владимира Ивановича Ерофеева, переводчика с французского языка самого Иосифа Сталина, и интеллигентной аристократки Галины Ерофеевой, женщины образованной и утонченной, автора мемуаров «Нескучный Сад», «недипломатических записок дипломатической жизни», где она рассказывает о всей подноготной советского МИДа и о встречах с различными деятелями культуры, уже с геномом отца и матери заполучил себе в кровеносные потоки политическую пилюлю и писательскую атрибутику.


Критический переход от советского сознания к западному произошел у Виктора в годы его жизни в Париже, когда его отца назначили на пост советника по культуре в советском посольстве во Франции в 1955 году. Еще школьником он увидел совершенно иную реальность: свободу в людской выразительности - от манеры одеваться до механизма деятельности.


Во Франции кардинально поменялся семейный быт: можно было одеваться, как захочется и читать, что захочется. В этот период Галина Ерофеева привела сына к литературе, открыв ему то, что было категорически запрещено в Советской России. 


И все же, прибывая в чудесной Европе и имея возможность получить там образование, Виктор Владимирович уезжает в Россию и поступает в Московский Университет на филологический факультет, затем в аспирантуру, и заканчивает ее диссертацией «Достоевский и французский экзистенциализм».


Виктор Ерофеев


Первую известность Ерофееву принесло эссе «Маркиз де Сад, садизм и двадцатый век». В России, когда литературные умы воспринимали творчество де Сада исключительно как садистическое и порнографическое, в силу наложения запрета на его рукописи, Ерофеев открыл осмысление де Садом то явление культуры, которое было не оценено: культуры творения и творца, культуры, которая, подобно советской, не способна к диалогу с иными культурами. «Нам, как воздух, нужен диалог с различными культурами, в культурном изоляционизме мы вновь потеряем предоставленный нам нынче шанс преодолеть наш вольный или невольный провинциализм и заскорузлость. Конец литературы, обремененной социальной ангажированностью официозного или диссидентского толка, означает возможность ее возрождения». 


Очень многие старшие коллеги отговаривали Ерофеева заниматься литературным трудом в России. Это было как предзнамение, и, спустя время, Ерофеев создал свой главный «вражеский» труд советской России – бесцензурный альманах «Метрополь», который повлек за собой исключение автора из Союза Писателей и драматическое событие в жизни отца Виктора – уход с поста посла в Вене под тщательным руководством КГБ. 


Виктор Ерофеев


После недолгой реабилитации Ерофеев выпускает полчище романов и рассказов. Самые известные российской публике: «Хороший Сталин», «Русская красавица», «Жизнь с Идиотом», по которому известный композитор А. Шнитке написал оперу в 1992 году, ставшую достаточно успешной как в России, так и за рубежом. Немного позже по этому же рассказу режиссер А. Рогожкин снял одноименный фильм. Интересно, что все три произведения объединяют в себе аспект противостояния: в «Хорошем Сталине» это вечная тематика борьбы отцов и детей, что, кстати, мостом перекидывается из диссертации по Достоевскому, в «Русской красавице» это политическая и экзистенциальная конфронтация, а в «Жизни с Идиотом» это мировой антагонизм политики и социума. В сердечном биоценозе Виктора Владимировича мы можем узреть замечательную крылему Федора Достоевского: 


«Лишь усвоив в возможном совершенстве первоначальный материал, то есть родной язык, мы в состоянии будем в возможном совершенстве усвоить и язык иностранный, но не прежде».


Сейчас Виктор Владимирович Ерофеев ведущий программы «Энциклопедия русской души» на радио Свобода, лауреат премии имени Владимира Набокова, заведующий кафедрой русского языка и литературы в Международном университете, муж и отец. А в крови по-прежнему разлит бунтарь, освободитель российской политической надстройки, антологист Достоевского и просто «человек, знающий Запад не понаслышке». 



Ксения Шафрановская



 

Рекомендуем

Романтика во время коммунизма. Константин Паустовский
Основано на импровизации. Необычная премьера спектакля французского хореографа и российских танцоров
Современный классик мировой литературы. Харуки Мураками
Всадник по имени Сэм ("Великолепная семерка" реж. Антуан Фукуа)
Марчелло Мастроянни - сердце Италии
«Титаник». Всё, что осталось за кадром
Любовь Полищук – актриса с несоветским лицом
Николай Носов: «Любовь к детям как генеральная черта характера»
Фестиваль "Пространство режиссуры." Четвёртый день.
Русский балет – это Марина Семенова