Партнеры Живи добром

Роберт Пенн Уоррен. Литература «южного возрождения»


Роберт Уоррен получил Пулитцеровскую премию — престижная награду США в области искусства. Для её получения нужно приложить, мягко говоря, немалые усилия. А вот Уоррен стал лауреатом дважды. Восхищение вызывает тот факт, что наградили американского писателя и за прозаическое произведение, и за поэтический сборник. Такого рода прорыв удалось совершить только ему — американскому титану мысли XX века.

Человек, который пришел в литературу, старается заниматься одновременно и поэтическим творчеством. Писатель идеализирует мир, мечтает, восхищается всем, что увидит. Ему хочется преобразовать свои впечатления в поэтические строки. Но также он стремится и к спокойному, прозаическому изложению событий. Однако музы — существа совсем недружные, получается написать либо популярную книгу, либо безукоризненное стихотворение.

Что интересно, в начале карьеры Уоррен склонял колено только перед музой поэзии. «Я начинал как поэт, — рассказывал Роберт Пенн. — Мне тогда казалось, что роман — это жанр, не заслуживающий даже презрения». Только через много лет он понял, что барьера между прозой и стихами не существует.

3.jpeg

Третья ипостась писателя — литературоведение, то есть его академическая деятельность. Уоррен получил хорошее высшее образование. Студенческие годы Роберт провел в Оксфорде, Калифорнийском университете и Университете Вандербильта.

Имея за плечами внушительный академический багаж, Уоррен устроился преподавателем литературы. Сначала прозаик преподавал в Юго-Западном колледже Мемфиса в Техасе, позднее — в Университете штата Луизиана в городе Батон-Руж.

Учительство всегда оставалось важной вехой в его биографии. Причём, академическая карьера Пенна Уоррена, несмотря на его большой опыт, развивалась медленно: профессорского звания в Йельском университете литературовед удостоился только в 45 лет.

Уоррен считается классиком «новой критики» — научной школы, которая отстаивала самодостаточность художественных произведений. Из-под его критического пера вышли книги «Наследие гражданской войны» и «Демократия и поэзия». Совместно с К.Бруксом появились «Как понимать поэзию» и «Как понимать прозу», оказавшие влияние на американскую критику.

Собственно, это весь его жизненный путь — не очень богатый на внешние события. Две мировые войны обошли стороной Уоррена: во время первой он был мальчишкой, во время второй — доцентом. Хотя внутрення жизнь писателя характеризовалась успешностью и насыщенностью.

47.jpg

В отличии от своих предшественников, Хемингуэя и Фолкнера, Уоррен не имел резких взлетов и падений. Прозаик работал не спеша, спокойно, наслаждаясь. Он жил за счет литературоведческих трудов и поэзии. Писательский дар открылся последним из всех трех ипостасей.

Если говорить об Уоррене-поэте, то следует сказать о его тяготении к сложным поэтическим образам и разветвлённым метафорам. Роберт Пенн писал стихотворения, скорее, для элитарной аудитории, нежели для широких читательских масс.

А вот Уоррен-прозаик иной. Если в поэзии он тяготел к философии, то в художественных прозаических текстах отдавал предпочтение социально-политической тематике, как, например, в самом известном своем романе «Вся королевская рать».

2.jpg

Некоторые американские критики придерживаются мнения, что любое произведение Уоррена, будь это проза или нет, отображает одну-единственную мысль. Присмотревшись, читатель увидит «лишь измененные лики одни и тех же сомнений, исканий, надежд».

Основа уорренновской  проблематики — это американский Юг с белыми рабами и жестокими владельцами плантаций. Пенн Уоррен родился в штате Кентукки, поэтому этот самый юг и повлиял на его судьбу  и смысл его книг.

Существует литература «южного возрождения», которая представлена такими именами как Глазгоу, Стайрон, Вулф, Капоте и, безусловно, Уоренн. Многие из них — это крупнейшие американские писатели XX века. И это говорит о том, что они, в том числе и Роберт Уоррен, обнажали в своих книгах нечто значительное для всех жителей Америки.


Анна Мареева 

 


 

Рекомендуем

Анонс. Comic Con Russia 2016
Йо-хо-хо и миллиард долларов в прокате. История "Пиратов Карибского моря"
Что? Где? Когда? Ноябрьский культурный марафон
Франсиско Гойя: история о настоящем испанском мачо
M2M Russian Open: всем гольф!
Затанцевать до смерти
Наряд для Мельпомены
«Всю жизнь я учу и учусь сам»
Зиновий Корогодский – символ целой театральной эпохи
Искусство во имя высокой цели