Партнеры Живи добром

Паоло Соррентино: красота, любовь, молодость


Уже несколько лет в московском кинотеатре «Соловей» вне массового кинопроката можно купить билет на три фильма режиссуры Паоло Соррентино. В десятом зале киноцентра ежедневно демонстрируют «Молодость» (2015), «Великую красоту» (2013) и «Последствия любви» (2004). После просмотра трёх упомянутых картин становится очевидным, отчего руководство «Соловья»  не выдворяет эти фильмы из программы показов.

«Молодость» – это «Последствия любви» Паоло Соррентино к «Великой красоте». Такой игрой слов можно описать пока что последний полнометражный фильм режиссера. «Молодость» на самом-то деле про старость, про обеспеченную старость. Соррентино вообще любит во главу картины ставить персонажей возрастных, небедных,  стильных, искушенных, совершивших множество ошибок, но оставшихся людьми. Признанный дирижер Фред Баленджер и когда-то успешный режиссер Мик Бойл приехали на очередные каникулы в закрытый санаторий класса «люкс». Они давние друзья, им идет восьмой десяток. Мик и Фред совершенно искренне интересуются друг у друга вопросами старческого мочеиспускания и разочарованы, тем, как с годами испаряются их жизненные воспоминания.

Роль той самой молодости в фильме исполняют необремененная и оскорбленная мужем дочь Фреда, точеная Мисс Вселенная и наблюдательный, готовящийся к очередной роли, актер Джими Три. Они образуют между собой идеальный треугольник молодости, где дочь дирижера в ответе за гипертрофированную эмоциональность, признанная красотка олицетворяет молодое тело, а актер-максимализм.

Будни идентичны: классическая швейцарская красота, идеальная обеденная сервировка, полный санаторно-курортный спектр и ежедневное многозначительное толкование. Но картина каждого дня  насыщена деталями, будь то музыка из фантика, дружеские подколы и стёб над поп-музыкой или Адольф Гитлер с тростью.


"Великая красота"


Смотреть «Молодость» - это как лежать «звездочкой» в идеальном бассейне. Нет никаких опасностей, эмоционального накала, есть, будто, тотальное расслабление и полное отсутствие желания проверять уведомления на смартфоне, потому что руки в «Молодости».

Оскароносная «Великая красота» тоже предпочитает людей зрелых, богатых и знающих всю правду о себе и друг о друге.  Здесь всё по максимуму, если вечеринка, то до потери пульса, если квартира, то практически в Колизее,  если правда, то обидная, если пиджак, то с иголочки.

Джеп Гамбарделла (Тони Сервилло) – светский король Рима, который имеет власть испортить любую вечеринку. Джеп Гамбарделла прославился  тем, что в молодости написал одну единственную книгу, название которой – «Человеческий аппарат». Что в ней  было так и остается загадкой, но именно она стала путевкой в светскую жизнь.

Джеп – циник и острослов, его цитировать не стыдно. Цитируем Джепа, но помним, что первым в списке сценаристов «Великой красоты» упомянут сам Соррентино.  Да и в целом киношный альянс Соррентино и Тони Сервилло – это пространство успеха, где оба получают ведущие европейские награды, а Соррентино еще и Оскара вдобавок. Удивительным кажется, что Тони Сервилло не сыграл и главную роль в «Молодости», ведь с первых кадров видно, что образ дирижера Фреда Баленджера выдержан в стиле светского льва Джепа Гамбарделы.


"Молодость"


Критики старательно подчеркивают, что  «Великая красота» - есть ода Великому Риму. Нельзя не согласиться, ведь из действительно красивого в фильме только Рим и пиджаки главного героя, в которых он устраивает похмельные и не очень  променады.

Всё остальное – обличение и обструкция. На посмешище выставлены все и всё: высшее общество, современное искусство, селфимания, похороны и даже кардинал, претендующий на Святой престол (у Соррентино какой-то карт-бланш на высмеивание Ватикана).

В соответствии с законом подлости люди понимают жизнь на её закате, Джеп - не исключение. Ситуация осквернилась, когда в его 65 он узнал, что пожизненно любимая им чужая жена, тоже любила только его. Но и она скончалась. После всех неутешительных открытий светский лев полностью погружается в море воспоминаний времен собственной юности. Это море прямо таки и образовывается на потолке его огромной квартиры.

В одной из последних сцен на полу своей спальни Джеп Гамбарделла обнаруживает спящую и уже практически канонизированную Сестру Мария, чьё мирное почивание в квартире светского грешника сродни индульгенции.

«Великая красота» - фильм высокой эстетичности, как визуальной, так и аудиальной. Похоже, что именно «Великая красота» задала дальнейший тренд работ Соррентино.  Философия и звуки «Великой красоты», безусловно, проскальзывают в «Молодости», а ирония и   Рим в «Молодом папе». Общим знаменателем всего этого выступает  безупречность кадра, построенная оператором Лукой Бигацци, который, кажется, снимал все фильмы Соррентино.


"Последствия любви"


До «Великой красоты»  фильмы Соррентино были  пасмурнее и по форме, и по содержанию. Так, например, фильм «Последствия любви», датированный 2004 годом показывает жалкую жизнь Титта ди Джироламо,  некогда успешного бизнес-консультанта, среди клиентов которого была и итальянская мафия. Неосторожный совет по инвестициям и Титта стал вольным заложником. Проштрафившегося бизнес-консультанта и по совместительству икону стиля играет Тони Сервилло. Теперь он живет по четко отлаженной системе, в которой есть место только для беспрекословного выполнения обязательств перед мафией. Здесь даже укол героина строго по расписанию, вопреки нашим представлениям о ломках. Беспрекословность спасает Титта от смерти, но не от траура.  Кажется, что система главного героя не способна на сбой.

Пожалуй, «Последствия любви» в первую очередь для того, кто трус, но в итоге способен на поступок, для того кто имитирует мизантропию, но на самом деле любит и просто для пленников бессонницы.

У Соррентино есть еще как минимум два фильма, о которых стоит упомянуть.

В 2008 году в прокат выходит «Изумительный». Картина посвящена Джулио Андреотти -  многоразовому председателю кабинета министров Италии. По сути он   руководитель страны, в которой всё красиво от фамилий до склепов. При просмотре «Изумительного» совершенно естественно запутаться в фамилиях итальянских политиков и хронологии убийств, совершенных «коза ностра». Но вот представьте, Вы - Андреотти, Вас обвинили в причастности, заказах и коррупции, у Вас всегда болит голова и Вы старый. Кстати, главный саундтрек «Изумительного» - это звук шипящего в воде аспирина. Но больше всего Вас расстроило, что Вы исключены из дирекции музыкальных обществ и из института исследований Цицерона. Вы - не любитель коллекционировать членство, Вы просто когда-то были бедны, хотели культпросвета, у Вас был комплекс, вероятно. И вот на фоне политического краха Вы боитесь в первую очередь расстаться со своей принадлежностью к интеллигентам. Оказаться главарем политической мафии для Вас не так страшно, как откатиться в свое детство.


"Где бы ты ни был"


В роль политика загримировали все того же Тони Сервилло. Итогами «Изумительного» стала номинация на Оскар за лучший грим и куча европейских наград.

Последним в этом списке станет фильм «Где бы ты ни был» (2011). Хедлайнером этой работы Соррентино стал Шон Пенн, образ которого слишком откровенно напоминает солиста The Cure Роберта Смита. «Где бы ты ни был» вполне себе road movie, где в конце пути лежит непременное преображение, переосмысление.

Шон Пенн играет бывшую рок-звезду Шайена, чья былая популярность подтверждается дуэтом с Миком Джагерром и двумя фанатскими суицидами.  Шайен сказал карьере «пока» и купил огромный дом в Ирландии, но почему-то с узнаваемым имиджем расставаться не желает. Его друзья говорят, что он так и остался ребенком. С этим трудно поспорить, экс-рокер  непосредственный, категоричный и отказывается курить.

Для кардинального преображения всегда нужен волшебный пендель и Шайена пинает смерть отца, жившего в Америке. Родитель и сын всегда были далеки друг от друга, как физически, так и ментально. Пока сын покорял музыкальный олимп, отец искал нацистского преступника Алоиса Лэнга, унижавшего его концлагере. Шайен отомстил за папу в своей детской проказнической манере, выставив некрасивого голого старика на снег искать Бога.

В Ирландию горе-рокер возвращается уже в обличии Шона Пенна, где вероятно начинает новую жизнь зрелого мужчины, соответствующего своей жене, работающей пожарным.


Маша Ермольчик



 

Рекомендуем

Кино. Премьера. "Крид: Наследие Рокки"
Диалоги о политике, культуре и жизни с Захаром Прилепиным
Великая Ульяна Лопаткина
Роберт Фрост. Тихая тень в непохожем мире
Эдуард Лимонов: «Это я – Эдичка»
Непристойный Пьетро Аретино
XXXIX ММКФ. Вне конкурса: "Колдунья", "Каренина и я"
Луис Генри Салливан – человек, построивший первый небоскреб
Кино. Премьера. "Братья из Гримсби"
Анатолий Рыбаков: Дети Арбата