Партнеры Живи добром

Сады моей души всегда узорны: особняк С.П.Рябушинского


Уникальный образец архитектуры эпохи модерна – особняк С.П. Рябушинского, который стоит не только на пересечении улиц Спиридоновки и Малой Никитской, но и на пограничной территории нескольких исторических эпох. Дом принадлежал разным владельцам, а внутренние помещения использовались в совершенно разных целях.

Городская усадьба была спроектирована и построена известным архитектором Шехтелем для московского банкира и промышленника Сергея Павловича Рябушинского. Он был очень известной личностью своего времени, коллекционировал иконы и даже хотел сделать собственный музей. Но история распорядилась иначе, и часть его коллекции икон представлена сейчас в Третьяковской галерее. После эмиграции Рябушинского и национализации в особняке располагались различные советские учреждения — от Всесоюзного общества культурной связи с заграницей до детсада. С 1932 года здесь поселился возвратившийся из Италии Максим Горький и его семья. Писатель провел в этом особняке последние 4 года своей жизни.


особняк Рябушинского


Принципиальная новизна особняка заключалась в полном отказе от цитирования каких-либо стилевых прототипов. Парадное крыльцо выходит на Малую Никитскую, но к сожалению вход в особняк в настоящее время осуществляется через черный ход. Огромные окна – «визитная карточка» модерна. Форма и рисунок переплетов каждого окна уникален и больше не повторяется в данном ансамбле. Фриз украшен мозаикой в пастельных тонах. Ключом к декоративной задумке Шехтеля являются детали фасада: огромные орхидеи, сложенные из маленьких цветных кусочков с вкраплениями золотой смальты, причудливые ритмы окон и кованая ограда, которая выглядит как волны. Главный лейтмотив особняка – волшебный экзотический сад.


Особняк Рябушинского

Композиционным «замковым камнем» особняка является лестничный холл. Именно эта часть дома связывает между собой все помещения и детали декора в единый ансамбль. Шехтель превращает камень в легкую морскую пену. У основания лестницы бурный поток вздымается ввысь и выносит из морских глубин огромную медузу, которая выступает в роли изящного светильника.

Архитектор играет с формой, размером, материалами и плоскостями с целью достичь наибольшей образности обычных деталей интерьера. Гнутые ручки входной парадной двери приняли очертания огромной бабочки, присевшей отдохнуть, а капитель колонны состоит из переплетенных между собой ящериц.


Особняк Рябушинского


На первый взгляд, столовая выглядит довольно обычно, по сравнению с поражающим воображение лестничным холлом. Но если посмотреть внимательно, то становится ясно, что комната выглядит как перевернутая лодка. Своды на потолке напоминают дно, а отделанные деревом стены – борта. Огромное окно в столовой сделано с соблюдением всех традиций стиля арт-нуво, но его вытянутая арка поддерживает общий ритм, заданный декоративными потолочными элементами. Кроме того, в столовой раньше был большой камин, который находился около правой стены. На нем был изображен большой мотылек, добавляющий сказочности в интерьер.

В соседней комнате располагается библиотека в голубо-зеленых холодных тонах. Ее «изюминка» открывается при взгляде на потолок. Из лодки мы перемещаемся на дно заросшего тиной пруда или озера. Над нами цветут растения, не спеша ползают улитки и летают стрекозы. Но в «толще воды» библиотеки царит покой, позволяющий уединиться с книгой.


Особняк Рябушинского

Поднимаясь по лестнице на 2 этаж, где в данный момент располагается большая часть экспозиции, посвященная истории особняка и творчеству Максима Горького, стоит взглянуть на лампу сверху. Декоративная уникальность всего особняка заключается еще и в том, что все образы неопределенны и как будто трансформируются у вас на глазах: светильник сверху уже напоминает черепаху, и волшебный сад обретает нового жильца.


Особняк Рябушинского

На самом верхнем этаже есть и потайная молельная комната, как и в другом любом купеческом доме. В этом нет ничего удивительного, так как до 1905 старообрядцам запрещалось иметь свои храмы. В нее можно попасть по узкой лестнице, которая начинается у черного хода. Помещение очень камерное, но интерьер похож на настоящий византийский храм, имеет окулюс (широкий купол с круглым проемом) и яркую орнаментальную роспись.

Особняк С.П.Рябушинского как будто является архитектурной иллюстрацией к стихотворению Николая Гумилева «Сады души», в котором говорится о бесконечном и волшебном мире души человека. Шехтель же создает такой оазис в доме, где удивительный во всех смыслах хозяин остается наедине с собой, своими мыслями и семьей.


Гололобова Маргарита

Фотограф Сорокина Ксения



 

Рекомендуем

Ирландия: страна, которая заставляет танцевать
Пленительное счастье Игоря Костолевского
38-й ММКФ. Конкурс. "Мари и неудачники" реж. Себастьен Бетбедер
«Соседская девчонка» на экране голубом
Ложная мизантропия. Эдгар Дега
“Moscow Nights”, 7-й сезон, лето 2015
Иван Гончаров: в плену обломовщины
Кино. Премьера. «Макбет»
Кино. Личность. Владимир Хотиненко
Евгений Жариков:«Ален Делон» советского кино