Партнеры Живи добром

Боги на экране. Театр продолжает искать новые формы


В 2006 году вся Москва устремилась в кинотеатры на трансляцию театральной постановки «Франкенштейн» Национального театра (Лондон) с Бенедиктом «Шерлоком Холмсом» Камбербэтчем и Джонни Ли Миллером в главных ролях. Арт-объединение CoolConnections и по сей день продолжает проект Theatre HD, открывая доступ к уникальным спектаклям широкой аудитории в режиме киносеансов. Формат оказался интересным и востребованным и вот уже на юге Москвы (м. Южная) можно отправиться в Театр-Кафе - новую культурную точку с похожим замыслом. Отличия, все-таки есть, и они существенные. Театр-Кафе, в отличие от огромных мультиплексов Theatre HD, предполагает маленький стилизованный под театр камерный зал с уютной домашней обстановкой. Место рассчитано не только на просмотр спектакля, но и общение с чаем и закусками и различные культурные мероприятия. Следующая точка Театра-Кафе уже в скором времени откроется на Арбате, а затем предполагается целая сеть по Москве.

Старт проекту положил моноспектакль «Моя psyche» актрисы Аси Малеваной в постановке итальянки Алессандры Джунтини. Текст девушки писали совместно на основе известного древнегреческого мифа о страстной, но драматичной любви земной красавицы Психеи и бога любви Эроса. «Моя psyche» поставлена в красноярском театре «На крыше» (ныне пространство «Персонажи»), а Ася Малеванова – настоящая звезда, известная, пока, к сожалению, в основном на театральной карте Сибири. Так что теперь у москвичей есть возможность увидеть спектакль и блистательную игру актрисы, не покидая города.


Моя psyche


«Моя psyche» означает не только «моя Психея», но и “моя душа” (как известно, psyche в переводе с греческого значит «душа»). Такое название определяет основной вектор идеи постановки, который выходит далеко за пределы просто истории о любви. Алессандра Джунтини для этого даже жертвует традиционным финалом мифа – чудесного превращения Психеи в богиню не будет. Действие происходит в Древней Греции, но по сути в наши дни, или безвременьи. Во всяком случае, история вечная. Героиня выглядит современно, в легком платье-рубашке, накинутом поверх плаще цвета хаки и массивных мужских ботинках. Попутно затрагивается и тема красоты в современном мире, где она превращается в товар и предмет купли продажи. Предприимчивые родственники Психеи, пользуясь популярностью девушки, открывают Psycho-shop, делая прибыль с продажи слепков прекрасной ножки или чудодейственных косметических средств. Красота становится испытанием и потому, что вызывает зависть даже богини, свекрови Психеи Афродиты, которая придумывает все новые и новые испытания. А где зависть – там нет границ. Сначала Афродита просит Эроса сделать так, чтобы Психея влюбилась в самого безобразного из мужчин, потом заставляет перебирать ее смешанное зерно, достать золотое руно и, наконец, совсем невыполнимое – спуститься в царство Аида и принести в баночке красоту царицы мертвых Персефоны. Ася Малеванова самоотверженно играет по мере необходимости не только Психею, но и ее сестер, Эроса, Афродиту, Персефону, лесное божество Пана.

Пройдя сквозь все испытания, Психея попадает на ток-шоу «Женщина-женщина», где героине устраивается очная ставка с самой собой и тут история борьбы за женское счастье становится историей рождения личности, взросления, становления из девушки настоящей женщины. «Что есть женщина для вас? – спрашивают и зрителей. – Женщина – это исчезающий редкий вид, занесенный в красную книгу. Вместо них нашу планету заселяют “как бы”-женщины». «Чтобы кожа была гладкая и без морщин я использую эту смесь», – кажется все, что волнует женщину Афродиту. А настоящие женщины, подобно Психее, способны идти на жертвы ради любви и любить бескорыстно, безусловно и навсегда. Осознав, что «нужно принять себя, полюбить себя такою, какая ты есть, иначе ты будешь просто завистливой богиней, которая просит у мертвых цариц баночку с красотой», она делает единственно правильный выбор – отказ от предложенного ей богами бессмертия. Побывав в царстве мертвых, Психея понимает, что нет ничего дороже жизни, простой, короткой, конечной, но именно поэтому и настоящей.


Моя psyche


Театр на экране в формате камерного кафе никоим образом не бросает вызов массовой культуре и не пытается составить конкуренцию кино. Он просто изящно играет на поле кинематографа, беря от него лучшее. Главное тут – крупные планы, которые дают эффект сопричастности происходящему и возможность рассмотреть детали постановки, вплоть до малейших нюансов мимики так, как невозможно это ни при каких других условиях. Существенным плюсом тут также является наличие бинаурального звука, который, при помощи специальных наушников, становится объемным, и мы слышим его из разных точек так, как это было бы в театральном зале.

В общем-то, логика здесь проста – элитарное театральное искусство становится все более демократичным и ищет все новые пути соприкосновения со зрителем. А перевод театра со сценического языка на язык кино, со всей сложностью монтажа, особой световой и звуковой партитурой становится отдельным видом искусства.


Нелли Когут



 

Рекомендуем

Сати Спивакова: «Человек стареет, когда перестаёт мечтать»
Первый изгнанник, отмеченный Нобелевской премией — Иван Бунин
50 оттенков Ван Гога
Легендарный Александринский театр отмечает свое 259-летие
«Вам не видать таких сражений»: панорама Франца Рубо «Бородинская битва»
«Хорошо, что на русской земле родилась». Юлия Друнина
«“Мир искусства” поднял знамя для новых завоеваний искусства»
Вперед за имперской "Звездой" ("Изгой-один: Звёздные войны. Истории" реж. Гарет Эдвардс)
Увидеть чудеса возможно
Книга недели. Рэй Брэдбери «Вино из одуванчиков»