Партнеры Живи добром

"Я столько раз пытался завязать с режиссурой". Мастер-класс Виталия Поплавского


Точность – вот слово, которое, характеризует истинного ученого, "физика", "археолога" и философа в одном лице. Человека сверхпроницательного и закрытого. Режиссёра, сразу отдающего бразды правления ролью своему актеру, лишь изредка отмечая границы коридора, помогая ему не заблудиться и огранить роль через призму собственных заключений. Виталия Поплавского, руководителя театра-студии «Горизонт», посетившего школу театра «Старое зеркало», где он пообщался с начинающими актерами и ответил на некоторые наши вопросы, пообещав дать полноценное интервью до конца лета. Сегодня мы публикуем фрагмент выступления Виталия Романовича и с нетерпением ждем новой встречи с ним.

«Чего вам не хватает, чтобы играть профессионально? Вы думаете, когда вам подпишут диплом, что-то изменится? – обратился он к слушателям. – «К вопросу о том, как я работаю с любителями и с профессионалами… Да так и работаю. Опыт приходит только с опытом. Товстоногов, кажется, рассказывал, что в ГИТИСе преподавал когда-то Андрей Михайлович Лобанов. Был такой замечательный режиссер. Так он на первом же занятии сказал: «Ребята, вы знаете, я никогда не обучал студентов, я не знаю, как это делается, поэтому я буду с вами сразу ставить спектакли, это я умею. Но в отличие от актеров театра, вы на любом этапе будете иметь право задавать мне вопросы – почему, что, как я делаю, я буду вам по ходу объяснять». Этот принцип обучения, мне кажется, не только для режиссеров, но и для актеров самый правильный». 

Вопрос из зала: «Что вами движет?»

– А что заставляет людей заниматься бессмысленными видами деятельности, например? Я, правда, не знаю. Поскольку я действительно перевидал много разных людей, от народных артистов, с которыми я работал, до абсолютных дебютантов, самое интересное знаете что? Видеть: вот человек начинает читать роль, и в нем сразу что-то меняется. Это ответ на вопрос, почему я этим занимаюсь: мне интересно смотреть, что в человеке меняется. Как, почему? Это всегда непредсказуемо. Театр мне интересен именно этим.

Вот Константин Сергеевич Станиславский – в чем его трагедия? Мальчиком он был душевно очень отзывчивым, и воспитание позволило ему рано проникнуться театром, увлечься, возмечтать об этом таинстве. Но он предпринял первые попытки и понял, что у него ничего не получается – у других получается, а у него нет. И тогда будущий мэтр стал задумываться - что надо делать, чтобы у него тоже получалось? И создал систему Станиславского. То есть способ научить бездарного человека быть на сцене достаточно убедительным. Он сам говорил, что талантливым людям его система не нужна, они сами по себе играют. Более того, не скрывал, что списал ее с гениальных артистов, с таких как Шаляпин, например, который был его на 10 лет младше. 

Ведь что такое талант? Как говорила Фаина Георгиевна Раневская: «Талант – как бородавка – человек не виноват, что он у него есть. То есть это нечто, как бесплатное приложение.

Почему Станиславского предавали все его ученики? Ведь создав свою систему, он обучил себя быть хорошим актером на уровне талантливейших людей, с которыми работал потом в Художественном театре. К тому же, он был замечательным режиссером и потрясающим педагогом, но у него сложился комплекс Учителя. Он постоянно свою систему развивал, углублял, все искал и находил новые приемы. И в какой-то момент эти приемы стали ему интереснее живых людей и реальных театральных постановок, за что актеры его ненавидели. Они хотели играть на сцене. А им двигало, прежде всего, исследовательское желание постоянно совершенствоваться и проверять, проверять. 

Надеюсь, для меня педагогика не самоцель. Поэтому мне не надоедает этим заниматься, видимо.   

Хотя я столько раз пытался завязать с режиссурой, но она меня нагоняла. Я безвольный (смеется), как Тригорин говорит.   

 

Материал подготовила Елизавета Шевченко



 

Рекомендуем

Джеймс Джойс. Один день из жизни маленьких людей
М2М Russian Open: сюрпризы и разочарования третьего дня
Мегакритик. Новинки кино и отзывы о фильмах
Фёдор Васильев. Душа пейзажа
Двойственная природа Бьорк - "Лед и пламя" Исландии
Концерт к 100-летию Эллы Фитцджеральд
Двадцатилетний забег Форреста Гампа
"Это всего лишь конец света" реж. Ксавье Долан
Кино. Премьера. "Лазурный берег"
Кинематограф начинается с Люмьер