Партнеры Живи добром

Марис Лиепа: «Слава – это ничто. Танец – это все!»


Многие из нас живут и дышат работой? Люди искусства, наоборот, всецело отдают себя делу, уж такая это сфера, где остаться безучастным не получится. Марис Лиепа не стал исключением. Если бы не страсть, преданность и упорство вряд ли ему удалось оставить след в истории отечественного и мирового балета. Любовь к танцу проявилась не сразу.

Марис Лиепа

Первые па Лиепа выучил на родине. Отец отдал сына по совету друга в балетную студию при Латвийской опере. О профессиональном становлении речь не шла, просто хотели, чтобы хиленький Марис укрепил здоровье и приобрел хорошую физическую форму. «Балет не может быть карьерой, балет может быть только судьбой» - это понимание пришло к мальчику потом. Иногда он мог и прогуливать занятия в студии, предпочитая им футбол. Все кардинально изменилось, когда юному танцору стали давать помимо ролей в детских постановках настоящие партии во взрослых. Финальным аккордом в самоопределении стал Всесоюзный смотр хореографических училищ в Москве в 1950 году, на который отправили тринадцатилетнего Лиепу вместе с другими учениками. Тогда Рижское училище получило почетное первое место наряду с Московским, Ленинградским и Алма-Атинским.

Спустя три года Марис, как перспективный танцор, получает приглашение от Николая Тарасова, и его зачисляют в Московское хореографическое училище. Вот здесь он посещал все занятия и даже приходил за 10 минут до начала. После выпуска в 1955-м Майя Плисецкая предложила Лиепе отправиться в Будапешт в рамках гастролей и исполнить роль Зигфрида в «Лебедином озере». Но заветной мечтой остается Большой театр, распахнувший двери для танцора в 1960 году. Леонид Михайлович Лавровский – главный балетмейстер Большого – так вспоминал просмотр: «Первыми были два молодых солиста из Ленинграда. Один спросил: какую зарплату я могу ему обещать, второго интересовала только квартира. Я выбрал Вас [Лиепу], потому что Вы спросили: «Что я буду танцевать?» 

Марис Лиепа

А танцевал он с этого момента немало. Официальным дебютом стала партия Базиля в «Дон Кихоте». Совсем скоро был исполнен почти весь репертуар. В 1963 году Лиепу пригласили преподавать в Московское хореографическое училище, то самое, которое он закончил меньше десяти лет назад. А преподавать он начал классический дуэт, ведь Марис был еще и отменный партнер. «Я хочу сделать одно признание, – писал он. – Танцовщику всегда следует оставаться за спиной у балерины. Быть на втором плане, и именно этим заслужить честь называться первым кавалером, настоящим избранником, достойным ее любви, страдания, ревности и даже ненависти». Лиепа великолепно чувствовал партнершу, балерины отмечали: Марис прекрасно гармонировал в паре и редко показывал себя. На это оставались сольные выступления. К середине шестидесятых созревает уверенный танцор. 

Критиков особенно впечатляла его фантастическая техника и драматические способности. «Когда ты работаешь на сцене, нужно работать не на размер сцены, а на размер космоса», - считал Лиепа, отражая масштабность героев, значительность жестов. Карьерным триумфом стал балет «Спартак», поставленный в 1968 году новым главным балетмейстером Большого Юрием Григоровичем. Впервые отрицательный герой стал танцевальным. На суд зрителя предстали два равноценных мира: Спартак и Красс – своеобразное соревнование характеров, палитры красок. 

Марис Лиепа

Поначалу Лиепа хотел роль Спартака, но после одной репетиции стало понятно: лучше него Красса никто не сыграет. Ему удалось создать эмоционально-сильный образ древнеримского полководца, передать через пластику и движения его мощь. Успех был удивительный. Порой даже возникал вопрос, почему спектакль называется «Спартак», а не «Красс». Вот так долгой работой, неиссякаемым упорством Марис Лиепа завоевал место среди звезд балета. Все сложности и препятствия растворяются, когда ты болен работой и полностью ей предан, а результат и признание не заставят себя ждать.


Анна Дякина


 

Рекомендуем

Лекция. Документ и магическое в кинематографе Андрея Тарковского: формулы реальности
Чингиз Айтматов. Лицо советского востока
«Терминатор: Темные судьбы» - Зачем?
Женщина-туман: Мари-Мадлен де Лафайет
Ближневосточный колорит на сцене театра им. Е. Вахтангова
MISS WORLD
Выставка «От Вавилона до Багдада. Современная живопись Ирака»
Звезда джаза Гленн Миллер
Прощай, Эльдар...
Тадеуш Кантор. Театр одного художника