Партнеры Живи добром

Федор Петрович Толстой. История о том, «как в одном русском человеке соединилась вся Академия Художеств»


Человек, который мог стать генералом, но отдал свою жизнь на службу искусству. Акварелист, рисовальщик, гравер, скульптор, либреттист, новатор, непревзойденный мастер силуэта, мастер-медальер, создавший учение о том, «чему и как должен учиться тот, кто желает быть художником-медальером, а не медьальером-мастеровым».

 

Федор Петрович родился в Санкт-Петербурге в 1783 году, в семье титулованного дворянского рода, отцом семейства которого являлся граф Петр Андреевич Толстой, занимавший на момент рождения сына должность Кригс-комиссара (должностное лицо VII класса, военный чиновник русской армии, ведавший снабжением войск, обмундированием и т.д.). 


С самого рождения Федор Петрович был записан сержантом в Преображенский полк, затем поступил в Полоцкий иезуитский коллегиум, далее в Морской корпус, который успешно окончил в 1802 году в звании мичмана. Казалось, что судьба предопределена на долгие годы – блестящая карьера, устойчивое положение в обществе…


Но в этом же году Федор Петрович поступил вольнослушателем в скульптурный класс Академии Художеств в Санкт-Петербурге к профессору И. П. Прокофьеву. Это событие перевернуло всю его жизнь, открыло миру одаренную творческую натуру, принесло немало интересных знакомств, но не забыло и о трудностях. Так в 1804 году Федор Петрович подал в отставку и полностью посвятил себя искусству.


Фёдор Толстой


В начале своего обучения Толстой копировал античные статуи, изучал культуру, нравы, обычаи и историю древнего народа. Это увлечение античным искусством пройдет через весь творческий путь мастера и отложит отпечаток на многие его произведения. Здесь же, в Академии художеств, Федор Петрович познакомился с О.А. Кипренским, советов которого спрашивал при рисовании гипсов.


Интересно, что творческие интересы Толстого лежали вне «популярных» и «востребованных» видов искусства – живописи, скульптуры, архитектуры. Его интересовало искусство рельефа, гравюры и даже силуэта. Однако будучи человеком одаренным, трудолюбивым, старающимся как можно лучше, подробнее изучить предмет своего интереса, и не только изучить, но и привнести нечто новое, он смог достигнуть выдающихся успехов, и в 1809 году был избран почетным членом Академии за восковой барельеф «Триумфальный въезд Ромула в Рим», а в 1810 году был назначен медальером в Монетный департамент, где в совершенстве освоил искусство аллегорического изображения важного события на крохотном кусочке металла.


Федор Петрович достаточно быстро двигался по карьерной лестнице в Академии Художеств. Так в 1828 году Толстой был назначен вице-президентом Академии художеств, с 1849 занимал должность профессора скульптуры, а в 1859 стал товарищем (заместителем) президента.


Но не все в жизни Федора Петровича было так гладко, как может показаться. Несмотря на аристократическое происхождение, семья Федора Петровича жила достаточно скромно, снимала небольшой домик вблизи Смоленского кладбища и не могла похвастаться большим достатком. Удача помогла Толстому покончить с трудным временами: статс-секретарь Николай Михайлович Логинов представил мастера императрице Елизавете Алексеевне, в свою очередь попросившей показать ей акварели, тонкостью и изяществом которых Толстой был известен еще с первых лет посещения Академии. Акварелями императрица осталась довольна, особенно ей понравилась «Ветка смородины», и Толстой преподнес акварель в подарок императрице, за что ему был пожалован бриллиантовый перстень. Однако, Федор Петрович был вынужден продать его из-за крайней нужды в деньгах. Императрица еще несколько раз заказывала «Ветку смородины» для своих родственников заграницей, и каждый раз Толстой получал перстень. Сам мастер так вспоминал об этом эпизоде своей жизни: «Тяжело мне приходилось, да выручала меня моя смородинка. Можно не шутя сказать, что целая семья питалась одной смородиной ...».


Однако Толстой был увлечен не только искусством, но и политикой, общественной деятельностью. В 1816 году он стал участником масонского движения, а позднее занимался организацией «ланкастерских школ», главная цель которых заключалась в распространении грамотности среди населения. Подобная активная гражданская позиция в 1818 году привела Толстого в Коренную палату Союза благоденствия в качестве председателя. Многих декабристов он знал лично. И хотя Федор Петрович не участвовал в Восстании декабристов, но оставался верен своим принципам до конца жизни, о чем свидетельствуют две смелые записки Толстого к Николаю Первому, в которых он критикует бессмысленную муштру, излишне строгую «палочную» дисциплину в армии, крепостное право, бюрократию и защищает достоинство человеческой личности. Впоследствии Толстой и его вторая супруга оказывали большую поддержку Тарасу Шевченко и добивались его освобождения.


Фёдор Толстой


Именно на этот период пришлась большая часть работы над знаменитой серией барельефов, посвященных Отечественной войне 1812 года и военным действиям 1813 – 1814 годов. Мастер работал над ними с 1813 по 1836 год и так отзывался о своей работе: «Я русский и горжусь сим именем, желая участвовать в славе соотечественников, желая ради лить ее... я дерзнул на предприятие, которое затруднило бы и величайшего художника. Но неслыханная доселе слава наших дней... может и посредственный талант так одушевить, что он войдет во врата грядущих времен... я решился передать потомкам слабые оттенки чувств, меня исполнявших, пожелал сказать им, что в наше время каждый думал так, как я, и каждый был счастлив, нося имя русского». 


Изначально сделанные из воска, затем они были отлиты в гипсе, мастике, фарфоре, бронзе, были широко распространены, и сейчас их можно увидеть во многих музеях как нашей страны, так и за рубежом. Все медальоны (21 произведение) подтверждают слова их автора о том, что медаль должна быть такой, чтобы «всякий, смотря на готовую медаль, мог узнать, не прибегая к надписи, на какой случай она выбита». Основным сюжетом для медальонов являлись крупнейшие битвы и сражения Отечественной войны, представленные в аллегорической форме. Чаще всего на медальонах были изображены несколько полуобнаженных фигур воинов (обычно трое), представляющих собой русские и французские армии.  Благодаря известности и славе медальонов Федор Петрович был избран членом почти всех европейских Академий художеств.


События Отечественной войны нашли отражение не только в медальонах Толстого, но и в непревзойденных силуэтах из черной бумаги. Многофигурность композиции, внимание к деталям, динамика движений выделяют их из ряда любительских работ, коим считалось искусство силуэта, и ставят в один ряд с другими произведениями мастера. В связи с тем, что занятие силуэтом не признавалось в большом искусстве и на них не было заказов из Академии, Толстой делал их для себя, считая более своим хобби, нежели основным занятием. Благодаря этому мы можем проследить личные интересы мастера в армейской и народной жизни. Нельзя обойти вниманием художественный цикл к поэме И.Ф. Богдановича «Душенька», нарисованный пером, а затем выгравированный резцом самим мастером. Работа над иллюстрациями продолжалась 13 лет и воплотилась в 64 листах самостоятельного графического цикла на сюжет античной повести о любви Психеи и Амура, рассказанный в поэме Овидия «Метаморфозы». Цикл наполнен выразительностью линии, то появляющейся, то ускользающей, что так характерно для художественного почерка мастера, а также еще раз свидетельствует об увлечении Толстого античностью.


Фёдор Толстой


Помимо небольших работ Федор Петрович обращался и к полноценной скульптуре, бюстам и монументальным рельефам. Им было исполнено несколько круглых статуй для Петергофа. Одна из них – нимфа, льющая из кувшина воду, отлитая в бронзе и украшающая Львиный каскад. Восторг у современников вызывали гипсовые скульптуры практически в натуральную величину, созданные в начале 1840-х годов и призванные украшать двери храма Христа Спасителя в Москве. 


Толстой был человеком огромных знаний и разнообразных интересов. Уже в немолодом возрасте, в 1838 году, им был сочинен балет «Эолова арфа», к которому было не только написано либретто, но также созданы эскизы костюмов и более 60 рисунков, определявших хореографию балета. А через четыре года Толстым был написан второй балет «Эхо», но ни один из балетов не увидел театральных подмостков.


Было написано Федором Петровичем и несколько картин: «Семейный портрет», «За шитьем. В комнатах», «Варвик» (не сохранилась) и «Вид дачи Марковилль в Финляндии». «В 6 часов пополудни, 13 апреля сего года, после продолжительной и упорной борьбы со смертью, скончался маститый патриарх Русских Искусств…», - так начинается некролог на кончину Петра Федоровича Толстого. Прожив почти 100 лет, Федор Петрович не только оставил нам художественные свидетельства своего таланта, но и написал «Отчет» о своей творческой жизни, который был опубликован в «Русской старине» незадолго до смерти мастера по его личной просьбе. «Графу Федору Петровичу Толстому бесспорно принадлежит место в пантеоне замечательнейших мужей нашего Отечества, - он гордость и слава России на ряду с величайшими ее подвижниками на поприще умственной деятельности».



Светлана Волкова


 

Рекомендуем

«Любимая актриса»: Джулия Робертс
Великолепный. Неисправимый. Профессионал. Жан Поль Бельмондо
Волшебник из страны СССР Александр Птушко
Анна Самохина. Женщина для Николсона и Бельмондо
«Роман» вне рамок закона
FollowTheFabrika. Шестой этап
Искусство сна
Михаил Пуговкин. Слушайте, я не узнаю вас в гриме! Кто вы такой?
Максимализм и талант Константина Райкина
Жизнь Агаты Кристи: точки касания