Партнеры Живи добром

Георгий Граубин. Жизнь замечательных детей


 

Георгий Рудольфович Граубин (11 июня 1929 – 11 мая 2011) родился в небольшом селе неподалеку от Читы. Работая на заводе по ремонту паровозов, он начинает издавать заводскую газету «Колючка». В скором времени, его берут в штат газеты «Забайкальский рабочий». В ней он совместно с Воиновым и Ульзутуевым создает писательское объединение «Гравуоль». Они ездят в командировки по забайкальскому краю и пишут статьи на разнообразные темы. 

Однако Граубин прославился совсем не этим. Читателям он известен как автор детских стихотворений. С первого взгляда, писать для детей задача легкая, не говоря, – праздная: побольше наивности, побольше глагольных рифм, поменьше хитроумных речевых конструкций. Простота и легкость чтения книг для детей – кажущаяся простота. Особенно если это касается созидающего, гармонического, игрового искусства, а не манипуляции на низменных, первобытных инстинктах. В последнее время, именно второе в тренде. Главным становится продать. Если назвать литературу продуктом, то все чаще продукт с душком. Душок от грязноватых рук заказчиков. Душок от прокисшего содержимого извилин пишущих. 

4-georgij_graubin.jpg

В 2015 году в Санкт-Петербурге среди взрослых проводился опрос на тему «Нужно ли детям читать книги? Зачем их читать?». Самый распространенный ответ: «Ну, наверное, книги – это информационный носитель, из которого ребенок может что-то узнать. В общем-то, книги сейчас не нужны, так как есть множество других информационных носителей: телевизор, компьютер, планшетник». 

Феномен книги свелся к простому получению информации, которая приравнялась к хаотичному или заданному власть предержащими контенту. Но именно книга – особенно хорошая – развивает воображение, нестандартное мышление, эстетическое чутье, позволяет увидеть всю многоликость мироздания, которое прошло через призму чужого опыта, чужого мышления и чужих представлений о добре и зле, о прекрасном и безобразном. Книга, в отличии от визуальных форм искусства, дает возможность почувствовать другого как, действительно, другого. Книги учат понимать и прощать. Этому же учит жизнь, но без чтения этот путь длиннее. По современным данным нейронауки, для мозга не имеет большого значения, откуда исходят те или иные импульсы: из реального мира или из виртуального. Мозг не умеет тошнить, поэтому так важно, что именно в него попадает.    

В стихах Граубина отражена детская психология, детское мировосприятие. Он мастерски описывает ситуацию познания мира ребенком, чудо детской фантазии и воображения: 

Хорошо, что мы живём
Наверху планеты:
Преспокойно кофе пьём
И жуём конфеты.
А под нами,
А под нами
В южном полушарии,
Ходят люди вверх ногами,
По планете –
Вверх ногами!
Даже маленькие дети!
Даже люди старые! 

По существу, Граубин предлагает фантазировать, сочинять небылицы. Основными героями его стихотворений являются дети. Они подвижны, их мир интересен, они всегда что-то придумывают. Мир взрослых, напротив, скучен, статичен. Взрослые все время что-то бубнят, навязывают свою точку зрения, поучают, несмотря на то, что в стихах они все же положительные персонажи. Однако для читателя их мир – это мир догм и мировоззренческих строгих мундиров, из которых повзрослевшие дети совершенно не стремятся выскользнуть. 

graubin(1).jpg

На обложках книг Граубина, вероятно, стоит мелкими буквами прописывать: «Минздрав предупреждает: курение вредит вашему здоровью» или «Курение убивает». Образ папы у писателя – это образ нервно курящего взрослого. Причиной могут быть, например, не сделанные уроки ребенка: 

Мать вздыхает, чуть не плача,
Папа курит без конца:
Лене задана задача
И примеров три столбца. 

У отца в стихотворениях Граубина есть универсальный метод наказания – порка. Образ матери вообще малоприятен. Никакого отношения к молодой, успешной, красивой девушке он не имеет. Мать ворчлива и может «отодрать за уши». Она либо стирает, либо кашеварит. 

Основные действующие лица в стихах Граубина это школьники и школа. Хорошо прописан образ двоечника, лодыря, лоботряса. Он настолько интересен, что на нудных заучек и смотреть не хочется. Лодырь – это экспериментатор, познающий мир на практике, пробующий неприятности на вкус. Читая Граубина, невозможно не вспомнить высказывание М.Л. Гаспарова: «Девочку спросили, какого цвета снег. Она честно ответила: розовый, желтый и голубой. «Но он же белый!» Девочка испугалась крика и дальше молчала. Ее записали в необучаемые»

В любом случае, стихи Граубина читать интересно как для взрослого, так и для ребенка. Несмотря на то, что в них снижен градус литературной игры, но даются знания о мире, ставятся многие насущные для ребенка вопросы. Через стихи Граубина ребенок узнает себя. Взрослый же воскрешает в себе ребенка.

 

Кирилл Сивков



 

Рекомендуем

Концерт-посвящение Елене Образцовой «Оперный бал Елены Образцовой»
«Молодые и страстные» или творческий бунт на Воздвиженке 10
Прощальная песня («Джуди» реж. Руперт Гулд)
Ksenia Knyazeva на MBFW Russia осень-зима 17/18
Авторская экскурсия в музее "Кижи"
Страшно счастливые («Убийство священного оленя» реж. Йоргос Лантимос)
Вечное возвращение Киры Муратовой
«Главное, чтобы костюмчик сидел»
Юбилейный вечер Ларисы Гергиевой
Открытие Московского Международного фестиваля «Москва встречает друзей» глазами Daily Culture